ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но что толку переживать из-за обстоятельств, над которыми я абсолютно не властна? — устала подумала Шерон. Лучше сосредоточиться на вещах более насущных, например, на предстоящей встрече с Герри. Возмутительное самоуправство! Ничего, сегодня я ему разъясню, что он не имел права распоряжаться моим временем и назначать какую бы то ни было встречу в мое отсутствие. И вообще, его драгоценные планы мне не интересны. Я не обязана ему подчиняться, и, если я возьму да и уеду из офиса пораньше, не дожидаясь Герри, это послужит ему хорошим уроком.

Но Шерон понимала, что ничего подобного не сделает. Хотя бы потому, что они никогда не закрывают контору раньше половины шестого, а в отсутствие отца ей придется пробыть до закрытия.

В половине пятого Элма отпросилась к стоматологу. У Шерон возникло искушение закрыть офис и уехать домой, но в конце концов совесть и профессиональный долг взяли верх. Она решила, что не имеет права уйти раньше. Но что Шерон могла сделать, так это уйти точно в половине шестого. Если Герри Салливан опоздает хотя бы на пару минут, он ее не застанет.

Как назло, в двадцать минут шестого кто-то позвонил. В результате, когда Герри ровно в пять тридцать вошел в кабинет Шерон, она все еще разговаривала с клиентом. Увидев, что она занята, Герри тактично отошел подальше и сел на диван для посетителей. Взял с журнального столика журнал и стал с видимым интересом его просматривать.

Шерон отметила, что Герри пришел с пустыми руками. Как-то не верится, что он спрятал полный комплект чертежей, которые показывал членам комитета, под этой элегантной курткой из тонкой черной кожи, ехидно подумала она. Положив трубку, девушка натянуто извинилась, но это было скорее данью хорошим манерам, чем выражением искреннего сожаления. Шерон с неудовольствием отметила, что на телефонной трубке остались влажные следы от пальцев. Ну вот опять, Герри Салливан только вошел, а у нее уже вспотели ладони от волнения!

Шерон предпочла бы держаться от него на расстоянии, но, как только она положила трубку, Герри встал и направился к ней. Почему он на меня так действует? — в который раз спросила себя девушка. Почему я так остро чувствую его притягательную мужественность? А тут еще в голову лезут всякие неуместные мысли, например, как он будет выглядеть без куртки и без рубашки? Окажется ли его тело именно таким мускулистым и упругим, как позволяет предположить хищная грация его движений? А волосы на груди — одного ли они цвета с густыми волосами на голове? А какие они на ощупь?..

Ужаснувшись тому, куда занесло ее мысли, Шерон облизнула пересохшие губы. Повернувшись спиной к Герри, она неуверенно спросила:

— Кажется, вы собирались показать мне свои планы?

— Да, верно, но они у меня дома. Я подумал, что мы — могли бы совместить три дела: вместе пообедать, я ознакомил бы вас со своими планами, а вы поделились бы со мной опытом по части недвижимости. Я до сих пор не присмотрел себе подходящего дома, а Роберт говорил, что вы прекрасно знаете все отдаленные владения.

Отец? Шерон стиснула зубы. Ну зачем я тогда его послушалась и согласилась сопровождать Герри на вечеринку в гольф-клубе?!

Девушка уже собиралась заявить, что не собирается с ним обедать и планы перестройки дома ее тоже не интересуют, как вдруг краем глаза заметила за окном какое-то движение. Повернув голову, Шерон увидела решительно вышагивающего к двери конторы Седрика Уэбстера.

По спине Шерон пробежал неприятный холодок. Седрик уже не впервые под предлогом, что хочет обсудить вопрос покупки недвижимости, вынуждал ее проводить с ним время. Он действительно иногда покупал дома, чтобы перепродать их после ремонта по более высокой цене, а Шерон считала своим профессиональным долгом отвечать на вопросы любого клиента, пусть даже его искренность порой вызывала сомнения. Из-за этого ей приходилось терпеливо сносить сексуальные намеки Седрика и делать вид, что она их не замечает.

— Вы готовы ехать? — спокойно спросил у нее за спиной Герри.

— Да-да, готова, — поспешно откликнулась Шерон, хватая плащ и сумку.

Может, идти куда-то с Герри Салливаном и лишний раз подвергаться разрушительному воздействию, которое он почему-то на нее оказывает, и не самая лучшая мысль, но уж если выбирать между Седриком и Герри… Шерон невольно поежилась.

Герри галантно распахнул перед ней дверь и подождал, пока Шерон запрет ее на ключ. Идя к машине в ногу с Герри, Шерон чувствовала на себе взгляд Седрика. Она решила, что Герри его не заметил, но, когда они пересекли площадь, Герри тихо спросил:

— Надеюсь, Уэбстер вас больше не беспокоил?

Шерон замотала головой. И тут вспомнила то, о чем совсем забыла в деловой суматохе.

— Знаете, по-моему, ему не понравилось, что вы расторгли с ним контракт.

— Он вам так сказал? — Голос Герри прозвучал чуть жестче, чем прежде.

— Нет, уходя вчера с заседания, я случайно услышала обрывок его разговора. Дело было в баре, и, по-моему, Седрик был пьян, во всяком случае, говорил он очень громко. Я, конечно, могла ошибиться, он не называл вашего имени, но по его угрозам я поняла, что он хочет отомстить вам за разрыв контракта.

— Гм… это мы еще посмотрим. А пока что по совету нового подрядчика я распорядился, чтобы здание в нерабочее время охранялось. Насколько я понял, из ремонтируемых домов нередко пропадают архитектурные детали, которые можно унести. Подлинные предметы старины пользуются большим спросом на черном рынке.

— Вы знаете, где я живу? — спросил Герри, отпирая машину.

Случайно или нарочно, но он поставил свою машину рядом с ее малолитражкой. Шерон кивнула, доставая из сумочки ключи. Она слишком поздно спохватилась: теперь, когда Герри сел за руль, было бы просто нелепо подбегать к нему и заявлять, что она передумала и никуда с ним не поедет.

Коттедж, который арендовал Герри, находился на противоположном конце города от места, где жила Шерон, но стоял так же уединенно. С виду коттедж был довольно запущен: вероятно, у него давно не было хорошего хозяина. Когда Шерон поставила малолитражку рядом с автомобилем Герри и вошла в дом, ее первое впечатление подтвердилось.

Кухня, как и в ее коттедже, была довольно просторной и удобной планировки, здесь стояла плита той же системы, но на этом сходство заканчивалось. Если дизайн кухни Шерон удачно обыгрывал старинные выступающие балки и низкие потолки, то здешняя кухня подверглась безжалостной модернизации, совершенно не считавшейся с возрастом дома. По-видимому, прежнего владельца больше всего волновала функциональность. Вдоль двух стен стояли ослепительно белые секции шкафов, более уместные в современной городской квартире. В центре кухни, где у Шерон красовался старинный дубовый стол, который она когда-то отыскала у старьевщика, здесь совершенно не к месту торчало произведение современного дизайнерского искусства из стекла и хрома, окруженное такими же стульями. Перехватив ее взгляд, Герри поморщился и заметил:

— Несколько неуместный модернизм, правда?

— Да, я с вами согласна.

— К. счастью, гостиная выглядит гораздо приятнее, и стол там побольше, так что мы пообедаем… — Увидев выражение лица гостьи, Герри не договорил и обеспокоено спросил: — Что случилось?

— Я… ну… когда вы говорили насчет обеда, я подумала, что мы пойдем в ресторан, — призналась Шерон.

В усмешке, которой ее одарил Герри, было что-то мальчишеское.

— Понял, вы не доверяете моим кулинарным способностям. Между прочим, напрасно. Мама считала своим долгом научить всех детей готовить, хотя я, конечно, не повар.

Шерон прикусила губу. Не могла же она признаться, что ее смущает вовсе не стряпня Герри, а перспектива остаться с ним наедине, более того, в этой ситуации она боится не его, а себя, собственной реакции. Как же она сейчас досадовала, что отступила от своего первоначального решения притвориться занятой и согласилась поехать с ним! Но теперь уже поздно было сожалеть.

— Как, по-вашему, лучше сначала посмотреть чертежи, потом пообедать или наоборот?

15
{"b":"3333","o":1}