ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее собственные ноги внезапно и совсем некстати ослабели. Не в состоянии сделать ни шага, Шерон просто стояла и ждала, пока Герри шагнет к ней, а потом буквально сунула ему в руки конверт.

— Я привезла вам ключи от коттеджа, который вы хотели осмотреть, — скороговоркой сообщила она. Сам вид Герри и осознание того, что она помешала ему принимать душ, а еще больше — что под халатом на нем наверняка ничего нет, так взволновали Шерон, что ее голос прозвучал неестественно тонко. Она торопилась сказать все как можно быстрее и уйти. — Папа велел передать вам ключи сразу же, как их доставят. Я пыталась вам дозвониться…

— Я провел день в Бостоне, — спокойно пояснил Герри. — Спасибо за заботу.

Приняв конверт, он почему-то взял Шерон за запястье. Она почувствовала, как под его влажными прохладными пальцами ее пульс предательски участился. Герри это тоже почувствовал. Его большой палец скользнул по нежной коже, и Шерон невольно охнула, когда этот палец медленно погладил бешено бьющуюся жилку. Жест этот, несомненно, был задуман как успокаивающий, но на практике подействовал противоположным образом.

Шерон попыталась вздохнуть полной грудью и… не смогла: оказалось, ее мышцы были слишком напряжены. Пока она пыталась совладать с собой, Герри решительно потянул ее за руку со словами:

— Входите. Я как раз собирался сварить кофе. Если у вас есть время, может, выпьете кофе вместе со мной, а заодно и поможете мне разобраться с непереводимым жаргоном, на котором изъясняются риэлтеры.

Шерон охватили смешанные чувства, причем, каждое из них по отдельности настолько сильно будоражило душу, что, пока она пыталась разобраться в себе, Герри практически втащил ее в холл и закрыл входную дверь, а Шерон даже не успела понять, что происходит.

Девушка собиралась решительно возразить, что Герри вполне способен и без ее помощи разобраться с брошюрой, присланной агентом. Но, когда она уже открыла рот, Герри вдруг повернулся и шагнул к ней. Он оказался так близко, что Шерон невольно вдохнула слабый запах мыла. В тот же миг ее сердце забилось так, словно ударялось изнутри о ребра — хотя Шерон понимала, что такое физически невозможно, — и, вместо того чтобы сказать то, что собиралась, девушка нервно облизнула приоткрытые губы кончиком языка.

— Ммм, как от вас приятно пахнет…

Интимный комплимент, совершенно неожиданный, поразительно точно вторил ее ощущениям. У Шерон вдруг появилось безрассудное желание протянуть руку и дотронуться до влажной кожи Герри, пробежать кончиками пальцев по отворотам его халата, просунуть руки под махровую ткань и прижать ладони к его телу, прикоснуться губами к сильной шее Герри, слизнуть языком капельки влаги с волос на его груди…

Безумие, чистое безумие!

Шерон прерывисто вздохнула, потом еще раз. У нее мелькнула горькая мысль: представляет ли Герри хотя бы отдаленно, как действует на нее его близость, что вообще происходит под его влиянием с ее мыслями, с чувствами, с желаниями… с самой жизнью? Это ненормально… да просто неприлично, когда у женщины появляются эротические мысли о мужчине, с которым она едва знакома и который не давал никакой пищи ее разыгравшемуся воображению. Ну, может быть, почти не давал, поправилась Шерон, стараясь не думать о том, как Герри ее целовал.

— Я… по правде говоря, я не хочу кофе… — Она приложила все силы, чтобы голос звучал уверенно.

— Да, пожалуй, — согласился Герри. Его большой палец прочно обосновался на запястье Шерон. — Вероятно, вы получили уже достаточно стимуляции.

На какое-то ужасающее мгновение Шерон подумала, что он понял, что с ней происходит, может быть, даже прочел ее мысли и догадался о ее желаниях и о любви, которую она тщательно пыталась скрыть. От этой мысли ее сковал ужас. Но в следующее мгновение Герри, к ее огромному облегчению, спросил:

— Надеюсь, вы не столкнулись еще раз с Уэбстером?

— Нет, ничего такого не случилось… Думаю, я просто перетрудилась в отсутствие отца.

Герри распахнул дверь в кухню, и Шерон недоуменно заморгала: она даже не заметила, как они двинулись с места, а тем более как подошли к двери. Мягко подтолкнув Шерон в кухню, Герри выпустил ее руку.

— Герри, я уверена, что вы справитесь без посторонней помощи, — начала Шерон, но он не дал ей договорить.

— Я хотел обсудить с вами кое-какие детали, посоветоваться по поводу возможной перестройки — разумеется, в том случае, если мне удастся его купить. Дом очень старый, я наткнулся на него случайно и влюбился с первого взгляда.

В действительности Шерон уже видела план дома — не удержалась от любопытства, когда держала его в руках, и ее дом тоже очаровал. Она даже позавидовала Герри, вернее его возможности приобрести этот старинный дом.

— Звучит заманчиво, но я действительно не могу остаться. — Ее голос прозвучал как-то хрипло.

Герри стоял к Шерон спиной, но при этих словах повернулся и успел заметить, как к ее лицу сначала прихлынула кровь, потом снова отхлынула, выдавая неуверенность и внутреннюю борьбу.

— Я вам помешала.

— Ничего страшного. Я всего лишь принимал душ. — Герри внимательно посмотрел на нее. Даже слишком внимательно. — Поставлю-ка я лучше чайник. По-моему, нам обоим лучше выпить чаю вместо кофе.

Он прошел к плите. Шерон проводила его жадным и одновременно тоскливым взглядом. Она разрывалась между любовью к Герри и бессильной злостью на саму себя за эту постыдную уязвимость. Она чувствовала себя такой слабой, такой беспомощной, такой… неуправляемой.

Глядя, как он наливает воду в чайник, она едва не дрожала от напряжения, пытаясь скрыть свои чувства.

Если бы Герри повернулся к ней сейчас, обнял бы, поцеловал, прикоснулся бы к ней так, как прикасался в последний раз во сне, медленно снимая с нее одежду, лаская и целуя все ее тело и восхищаясь страстным откликом на ласки… Тогда, во сне, его губы томительно медленно ласкали ее грудь, живот, бедра, а в это время руки… С губ Шерон невольно сорвался тихий стон.

Герри услышал и тотчас повернулся.

— Что случилось? — спросил он, нахмурившись, и подошел к ней.

В ужасе от того, что с ней происходит, Шерон поспешно села, ноги ослабели и отказывались ее держать. Она даже не села, а плюхнулась на стул, дрожа всем телом. Ее бросало то в жар, то в холод.

Герри опустился на колени совсем рядом с ней. От этого движения его халат немного распахнулся на груди.

— В чем дело? Что случилось? — снова спросил он.

Шерон вдруг поняла, что не выдержит больше ни секунды. Все, что она чувствовала, от чего страдала, вспыхнуло с новой силой, и она выпалила:

— Дело в вас. Это… Господи, может, вы все-таки что-нибудь наденете?!

9

Наступившая тишина, казалось, потрескивала от напряжения.

— Надеть что-нибудь? — медленно переспросил Герри.

Он встал и посмотрел на нее с высоты своего роста. Шерон чувствовала на себе его взгляд, но не могла набраться смелости поднять глаза.

Что я натворила, зачем я это сказала? — думала она в ужасе.

— Так вот, в чем дело? Выходит, все это из-за меня? — мрачно спросил Герри. Прежде чем Шерон успела пошевельнуться, он схватил ее за запястье и прижал пальцем неистово бьющуюся жилку. — Значит, вот почему вы напрягаетесь всякий раз, когда я подхожу к вам ближе, чем на ярд? Потому что я кажусь вам таким…

— Неотразимым, — хрипло пролепетала Шерон.

Признание далось ей нелегко, обожгло горло, но она чувствовала, что должна произнести это слово сама, прежде чем Герри швырнет его ей в лицо. Никогда в жизни не испытывала она такого унижения и не чувствовала себя такой беззащитной. В то же время Шерон ощущала странную легкость, почти облегчение оттого, что наконец призналась Герри в том, что с ней происходит. Словно она всю жизнь бегала от опасности, а потом, оказавшись перед лицом неизбежного, просто отдала себя на милость судьбы.

— Неотразимым? — переспросил Герри. В его голосе послышались какие-то странные нотки. — Я собирался сказать прямо противоположное.

23
{"b":"3333","o":1}