ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снизу донесся чей-то крик. Герри подошел к лестнице и крикнул в ответ:

— Да, я здесь! Есть новости из больницы?!

— Есть! — крикнули снизу. — С ним будет все в порядке. Везучий гад. После того, что он пытался сделать, он не заслуживает такой удачи.

— Его жене сообщили?

— Да, мы сделали все, как вы велели, и прислали за ней человека на машине, чтобы отвезти ее в больницу. Ах да, Льюк Шиддс просил передать, что после ланча пришлет бригаду проверить, нет ли еще какой опасности.

— Спасибо, Джон.

Шерон увидела сверху, как Джон — тот самый здоровяк, охранявший парадный вход, — вернулся на свой пост.

Теперь, когда стало ясно, что с Герри ничего не случилось, первоначальное потрясение сменилось странной слабостью. Шерон казалось, что ее телесная оболочка вдруг стала слишком хрупкой, чтобы вынести груз эмоций.

— Что случилось? — Голос Шерон прозвучал вяло и неуверенно.

Герри обернулся и испытующе посмотрел на нее.

— Точно пока не известно, но, судя по всему, Уэбстер предпринял еще одну попытку выразить свою неприязнь ко мне, только на этот раз он здорово просчитался. Стена, которую он пытался повредить, чтобы создать нам проблемы, рухнула прямо на него. К счастью, я в это время был недалеко. Я услышал шум, поднялся наверх и успел как раз вовремя, чтобы вытащить Уэбстера. Когда стена начала рушиться, его оглушило ударом кирпича по голове. Мерзавцу еще повезло, ведь его могло убить. Шерон закрыла глаза. Она содрогнулась от мысли, что Герри, спасая Уэбстера, подвергался смертельному риску.

— Шерон? В чем дело? — В голосе Герри послышалась тревога. Он шагнул к Шерон и снова требовательно спросил: — Что случилось?

Прежде чем Шерон успела увернуться, он взял ее за руку. Ощутив прикосновение его пальцев, она снова почувствовала себя уязвимой и попыталась отстраниться. Ее побелевшее лицо казалось еще бледнее из-за покрывавшего его слоя пыли.

— Ты плакала, — хрипло констатировал Герри.

Шерон подняла на него глаза.

— Я же сказала, я думала, что с тобой что-то случилось, — механически повторила она.

Она все еще сжимала в руке его куртку. Запоздало спохватившись, что выдает себя, Шерон разжала пальцы и выронила ее на пол. Несколько секунд Герри молча смотрел на Шерон. Потом наклонился за курткой.

Шерон снова стала бить дрожь, еще более сильная, чем прежде.

— Шерон!

Суровый голос Герри полоснул ее будто ножом. Он все понял, с ужасом подумала Шерон. Он узнал правду, которую я старалась скрыть, и сейчас швырнет ее мне в лицо. Я не вынесу его жалости…

— Нет!

Шерон рывком высвободила руку и бросилась бежать — вниз по лестнице и прочь из дома. Как ни странно, толпа зевак еще не разошлась.

— Шерон… — участливо начала встретившая ее в офисе Элма.

— Я не хочу об этом говорить! — отрезала Шерон.

Она стремительно вошла в свой кабинет и закрыла за собой дверь. Нетвердо подойдя к рабочему столу и сев на стул, Шерон обнаружила, что снова дрожит, и еще сильнее, чем прежде. К тому же еще и плачет. Шерон сначала почувствовала влагу на щеках, а потом затряслась от разрывающих грудь рыданий. Она уронила голову на руки и дала волю слезам.

Дверь в кабинет открылась, но Шерон даже не повернула головы. Слезы истощили ее силы, у нее не осталось ни энергии, ни воли, ни способности сделать хоть что-нибудь.

— Это ужасно, Элма, — тихо сказала она, не поднимая головы. — Ничего не поделаешь, я люблю Герри Салливана, и мне ничто не может помочь. Боюсь, это навсегда.

— Очень рад слышать.

— Герри!

Шерон резко выпрямилась, ее губы сложились так, будто она произносила его имя, но с них не сорвалось ни звука. От неожиданности Шерон потеряла дар речи. Она ошеломленно смотрела, как Герри закрывает за собой дверь кабинета и направляется к ней. Герри поднял ее со стула, прижал к себе и грубовато потребовал:

— Повтори, что ты сказала!

— Повторить? Что?

Заметив растерянность Шерон, Герри нетерпеливо, как человек, отчаянно пытающийся разрешить мучащий его вопрос, повторил:

— Повтори, что ты любишь меня, черт побери!

Его жестокая насмешка была ей невыносима. Шерон поморщилась и попыталась освободиться. Но Герри не позволил ей это сделать, и Шерон оказалась зажатой между ним и письменным столом. Потом Герри приподнял ее голову за подбородок и впился в глаза Шерон.

— Скажи, чем я провинился, что ты так со мной обращаешься? Я попросил повторить, что ты меня любишь, а ты морщишься так, будто я пригрозил тебе пыткой.

— А разве нет? — с болью в голосе спросила Шерон.

— Нет, эти не входило в мои планы, — сухо ответил Герри. — Я могу понять, что современная независимая женщина может не обрадоваться, узнав, что некий мужчина ее любит и ждет ответного чувства, но я не догадывался, что этот мужчина может вызвать у нее такое отвращение, что она буквально шарахается от него. Шерон, я ничего не могу с собой поделать. — Его голос немного осип. — Я всего лишь человек. По-моему, это естественно, что, полюбив тебя, я мечтаю, чтобы ты отвечала мне тем же. Мне очень хочется услышать, как ты говоришь, что любишь меня. И, когда твое стремление оставаться независимой заставляет тебя отрицать свои чувства ко мне, мне горько. — Чувствуя, что Шерон по-прежнему напряжена, он бросил на нее усталый взгляд. — Что, по-твоему, я собираюсь сделать? Использовать твою любовь ко мне, чтобы добиться каких-то обещаний? — Герри покачал головой. — Не скрою, мне было бы приятно услышать от тебя заверения в вечной любви, но только, если бы ты произнесла их по собственной воле. Я не собираюсь притворяться, будто не мечтаю сделать тебя своей женой и провести с тобой всю оставшуюся жизнь, но я слишком сильно тебя люблю, чтобы навязывать свои желания силой. Неужели непонятно? Я так сильно тебя люблю, что готов смириться с тем, что тебе нужна свобода, готов отпустить тебя.

По ее щекам хлынули слезы. Герри стер одну слезинку большим пальцем и посмотрел в глаза Шерон участливым, любящим взглядом.

— Ты меня не понял, — с трудом вымолвила Шерон. — Я не знала, что ты меня любишь, я думала, что ты… что нас объединяет только секс.

Губы Герри дернулись.

— Только секс? Любовь моя, «только секс» не может даже сравниться с тем, что было у нас с тобой.

— Но ты мне ничего не сказал…

— Может, я не выразил свои чувства словами, но я выражал их каждым прикосновением, каждым поцелуем. Я считал, что ты все знаешь и именно поэтому ушла от меня… Поэтому написала эту чертову записку — потому что отвергла мою любовь.

Шерон покачала головой.

— Нет. Все как раз наоборот. Я не хотела обременять тебя своей любовью. — Она поежилась и с тревогой спросила: — Ты правда меня любишь? Мне не верится, что все это происходит наяву.

— Это не сон, — мягко заверил Герри. — И еще более реально то, что, как только Роберт и Шейла вернутся из свадебного путешествия, мы с тобой поженимся. — Он замолчал, во взгляде снова промелькнула неуверенность. — Ты ведь согласна выйти за меня замуж, правда?

На глазах Шерон снова выступили слезы — на этот раз слезы счастья. Она обвила руками шею Герри и прошептала:

— Да, я согласна.

12

— О, наконец-то мы одни! — шутливо воскликнул Герри.

Шерон села на широкую кровать в уединенном бунгало для новобрачных и сняла туфли.

— Да, — согласилась Шерон. — Я не ожидала, что Джуди Уэбстер придет на нашу свадьбу одна. Шейла рассказала мне по секрету, что ее племянница собирается развестись с Седриком, более того, Шейла подозревает, что Джуди встретила другого мужчину. Что ж, если так, остается пожелать ей удачи. Честно говоря, не думала, что ей хватит смелости уйти от мужа.

— Я не желаю говорить об Уэбстере или о ком-то еще, — заявил Герри и, обняв жену, мягко добавил: — По правде сказать, я вообще не хочу разговаривать. — Он провел губами по ее шее. — Ммм, какая ты вкусная…

Шерон почувствовала, что тает.

— Я к тому же ужасно грязная. Подожди, мне нужно принять душ.

29
{"b":"3333","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тень невидимки
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Земля живых (сборник)
Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее
Дети 2+. Инструкция по применению
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Музыка ветра
Аромат желания
Шесть пробуждений