ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Бедная Джуди, — негромко заметила Шейла, когда Шерон подошла к ней. — Не понимаю, как она терпит этого хама Седрика? Мне очень жаль, дорогая, что он тебя смутил.

— Вы тут ни при чем. Я и сама не понимаю, почему Джуди с ним не разведется. Хотя, конечно, с тремя детьми…

— Дети детьми, но она утверждает, что любит своего мужа. — Шейла вздохнула. — Бедняжка, у меня такое чувство, что он рано или поздно ее бросит. И скорее рано, чем поздно.

За столом Герри Салливан разговаривал в основном с Робертом. Несколько раз он пробовал обращаться к Шерон, но та ограничивалась односложными ответами. Надо отдать ему должное, Герри оказался приятным собеседником, однако Шерон не собиралась подпадать под его обаяние.

Но все же, когда Шейла стала расспрашивать Герри о его происхождении и о родственниках, Шерон поймала себя на том, что слушает гораздо внимательнее, чем следовало бы.

Почему-то Шерон представлялось, что Герри должен быть единственным ребенком в семье, но, как ни странно, оказалось, что у него есть два брата. Оба уже обзавелись собственными семьями, только Герри оставался холостяком, и за это его здорово дразнили.

— Так вы не одобряете брак? — с улыбкой спросила Шейла.

Герри рассмеялся. Шерон не могла не признать, что у него приятный искренний смех. Когда он смеялся, из уголков его глаз разбегались морщинки-лучики, а с ее сердцем начинало твориться что-то невообразимое.

— Совсем наоборот, — заверил Герри. Было видно, что вопрос его не смутил. — Но, по моему глубокому убеждению, брак — это на всю жизнь, поэтому нужно быть абсолютно уверенными друг в друге. Брак, основанный только на страсти, на сексуальном притяжении недолговечен, как бы сильно партнеров ни влекло друг к другу поначалу, — откровенно заявил он. — Спору нет, эта сторона отношений очень важна в браке, но сексом все не исчерпывается. Наверное, я потому до сих пор не женился, что пока не встретил женщину, без которой не мыслил бы жизни. Шейла рассмеялась.

— А вы, оказывается, романтик!

— Разве не все мы в душе романтики? Специалист по двигателям, объявляющий себя романтиком? Ну не фантастика ли?

— А вы, Шерон? Вы — романтик?

Вопрос застал Шерон врасплох. Она растерянно смотрела на Герри, чувствуя, как медленно заливается румянцем. Прекрасно слыша весь разговор, она почему-то считала, что ее он не касается, и теперь, когда Герри задал ей вопрос, у Шерон закралось подозрение, что он не столько искренне интересовался ответом, сколько хотел ее смутить.

Роберт, сам того не ведая, пришел дочери на выручку.

— Шерон — романтик? — Он фыркнул. — Да моя дочь, если хотите знать, принадлежит к поколению современных молодых женщин, которые считают себя выше старомодной романтики. Она у нас дама независимая, и гордится этим.

Шерон знала, что отец всего лишь поддразнивает ее, но почему-то была задета его словами. Воображение сразу же нарисовало образ холодного бесчувственного создания, и Шерон этоне понравилось. Неужели она и впрямь такая? Не может быть!

Она, конечно, независимая, но вовсе не бесчувственная, просто… просто ей хотелось не стеснять свободу отца, живя с ним под одной крышей, не лишать его права на личную жизнь. Может, ее мотивы и не были столь альтруистичны, и она — в этом отец прав — действительно любит свою работу, но, будь она на самом деле такой женщиной, образ которой нарисовал отец, она давным-давно уехала бы в Бостон, сулящий гораздо больше возможностей. Или в Нью-Йорк.

— Право же, Роберт, это не так, — вмешалась Шейла. — Герри, не слушайте его. Нечасто встретишь женщину с таким нежным сердцем, как у Шерон, хотя она и пытается это скрыть и ни за что не признается. Подозреваю, она боится, что люди поймут, насколько она чувствительна, и это сделает ее слишком уязвимой.

Шерон ужаснулась. Конечно, в шутку описанный отцом образ решительной непробиваемой особы, не тратящей времени на бесполезные эмоции, не слишком симпатичен, но уж лучше предстать перед окружающими бесчувственной, чем нежным ранимым существом, каким изобразила ее Шейла.

Девушка чувствовала на себе взгляд Герри, но ей не хватало мужества и самообладания посмотреть ему в глаза.

— Никому не хочется выглядеть незащищенным.

Герри обращался к Шейле, но Шерон знала, что он по-прежнему наблюдает за ней.

У нее начисто пропал аппетит. Ковыряя вилкой поданное блюдо, она мечтала только о том, чтобы этот вечер поскорее закончился. Шерон вздохнула с облегчением, когда отец принялся расспрашивать Герри о его планах относительно перевода фирмы в их город. К удивлению и в какой-то степени к огорчению Шерон, Герри рассказал, что собирается не открывать филиал, а полностью перевести сюда фирму и набрать новый персонал, хотя на ключевых постах останутся прежние бостонские сотрудники.

— В нашем бизнесе нужны молодые мозги. Моей фирме удалось занять выгодную нишу на рынке, и сейчас у нас довольно прочное положение, но, чтобы его удержать, мы не должны отставать от прогресса, и нам нужны свежие творческие умы.

— А что будет с вашими нынешними сотрудниками? — спросила Шерон.

— Многие уже нашли себе новую работу. В Бостоне всегда большой спрос на квалифицированные кадры, ну и, конечно, все уволенные получат выходное пособие. На самом деле, никто из тех, кто будет уволен, не изъявил желания покинуть Бостон. Это все люди молодые, но с устоявшимся стилем жизни, большинство из них еще не женаты, и их вовсе не привлекает перспектива переезда в небольшой городок.

— А вас?

С какой стати я стала задавать ему вопросы, вообще заговорила с ним? — запоздало спохватилась Шерон. Будь у меня хоть капля здравого смысла, я помалкивала бы. Чем меньше между нами будет общего, тем лучше.

— Во-первых, мне уже далеко не двадцать, меня больше не привлекает бешеный темп бостонской жизни. Во-вторых, мне нужен дом, настоящий дом, а не стерильная бостонская квартира. Эти края мне всегда нравились. Когда-то, когда я был подростком, мы некоторое время жили в пригороде Сомервилла. Сейчас родители переехали на север, на границу с Канадой. Отец родом из тех мест и, выйдя на пенсию, он купил дом в родном городке.

— Кстати, о домах, — ловко вклинился Роберт, — я прихватил с собой описания нескольких домов. Вы, кажется, хотели поселиться в пригороде?

— Да, по возможности.

Пока мужчины обсуждали достоинства и недостатки разных домов, Шерон спросила будущую мачеху, как продвигается подготовка к свадьбе. Шейла высказалась в том духе, что мечтает о том дне, когда вся суета останется позади.

Подали кофе, а затем наступил момент, которого Шерон больше всего боялась. Освещение в зале приглушили, заиграл маленький оркестр, и площадку для танцев стали постепенно заполнять пары.

Шерон молила Бога, чтобы Герри из вежливости не пригласил ее танцевать. Меньше всего на свете ей хотелось бы оказаться в его объятиях. Хотя чего ей бояться? Ведь, как бы сильно Герри ни привлекал ее поначалу, влечение прошло, как только она узнала, кто он такой, — разве нет? Так что бояться нечего, более того, нечего забивать голову проблемами, которые еще не возникли и, может быть, не возникнут. Вероятнее всего Герри и не думает приглашать ее на танец.

3

— Можно вас пригласить на танец? Шерон замерла. Отказаться? Неудобно…

— Д-да, спасибо.

Она неуверенно поднялась и в сопровождении Герри Салливана покорно проследовала на площадку.

— Хочу попросить у вас прощения, если вам навязали мое общество. Когда Роберт пригласил меня на вечеринку, я решил, что это будет неплохой способ завязать новые знакомства.

Шерон попыталась сосредоточиться на смысле слов Герри и как можно меньше думать о его близости. Обращайся с ним, как с любым другим клиентом, приказала она себе, но заранее знала, что это невозможно.

Оркестр заиграл вальс, и Шерон непроизвольно напряглась, когда одна ладонь Герри легла на ее талию, а пальцы другой руки переплелись с ее собственными.

7
{"b":"3333","o":1}