ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мама тоже ненавидела ее, — задумчиво добавила Энни. — Нам всем надо что-то придумать, чтобы она отвязалась от дяди Билла. — Тут глаза девочки вспыхнули, и она резко повернулась к Карле. — Что, если вы сделаете вид, будто дядя Билл влюбился в вас?

— Тише, дядя Билл увидел нас, — зашептала Мэри, — и идет сюда…

Карла заметила, как мужчина слегка отстранился от своей спутницы, что-то сказал ей и размашистой походкой зашагал к ним.

— С покупками покончено, девочки? — обратился он к сестричкам.

— А то как же! Они лежат в номере, — ответила Энни.

— В таком случае, полагаю, надо подняться наверх, упаковать все и ехать домой.

Они вошли в лифт, и, хотя девочки встали между ней и Биллом, Карла не могла отделаться от ощущения тревоги, вызванной тем, что этот человек находился в двух шагах от нее. Когда дети вышли из лифта, оставив их на какой-то миг вдвоем, у Карлы словно отнялся язык и она не смогла бы вымолвить ни слова, даже если бы и захотела.

Ощущение, что ее чуть ли не предали, которое она испытала, увидев Билла с другой женщиной, совсем сбило Карлу с толку. Но наряду с этим болезненным чувством у нее вдруг возникло поразительное до странности желание понравиться ему, захотелось, чтобы Билл взглянул на нее с приветливой улыбкой и отнесся к ней с таким же вниманием, с каким относился к неизвестной ей блондинке.

Но почему? Ведь в этом человеке переплелись черты, которые Карла презирала: самомнение, надменность, предосудительность… И тем не менее сейчас она дрожала как осиновый лист, вела себя как последняя идиотка, ожидая его улыбки, его одобрения.

Как в тумане последовала Карла за девочками в номер. Затем стала тупо наблюдать, как они собирали купленные вещи.

— А это ваше, Карла, — сказала Энни и передала ей пакеты с джинсами и шляпой.

Краем глаза она заметила, что Билл нахмурился, и ее сердце упало. Ей захотелось крикнуть, что за свои вещи она платила из собственного кошелька, но не смогла проронить ни слова. Потому что в эту минуту он смотрел на нее с той же холодной, презрительной усмешкой, что и в тот момент, когда девочки принялись расхваливать купленный ею автомобиль. Неужели этот человек отвергал даже саму мысль о том, что она в состоянии расплатиться за сделанные покупки?

Нагрузившись пакетами, близнецы покинули номер. Карлу бил мелкий озноб, когда она направилась вслед за ними. Но в следующую секунду Билл грубо схватил ее за руку и резким ударом ноги захлопнул перед ней дверь.

— А вам придется задержаться на пару минут, — бесцеремонно бросил он ей и, швырнув на кровать пакет с ковбойской шляпой, развернул девушку, лицом к себе. — Какого черта вам вздумалось покупать эту машину? И каким образом вы за нее заплатили? Выписали счет на имя Дарреллов? Должен вам сообщить, леди, что если вы полагаете, будто завещание моего деда дает вам право транжирить наши деньги налево и направо, то вы глубоко ошибаетесь! Гнев и боль овладели ею.

— И что вы теперь собираетесь сделать? — спросила Карла и вскинула голову, чтобы он прочел в ее глазах злость и презрение, которые она в эту минуту испытывала к нему. — Аннулировать мою покупку?

Она сжала кулаки, так что ногти вонзались в ладони, и взмолилась, чтобы этот мужчина именно так и поступил — аннулировал бы злосчастную покупку. О, если бы только он действительно пошел на это! С каким удовольствием понаблюдала бы она за выражением его лица, когда продавец объяснил бы ему, кто и как заплатил за роскошную машину. Неужели Билл в самом деле думал, что она способна на мошенничество? Неужели он такого низкого мнения о ней — считает ее особой корыстолюбивой, алчной, жадной до чужих денег?

— Почему бы вам не заняться этим прямо сейчас — заехать в автосалон и сразу расставить все точки над «i»? — язвительно посоветовала Карла сквозь стиснутые зубы.

— Чтобы потом я и мой дед стали посмешищем для всего штата? И не надейтесь! Вы слишком ловко провернули это дельце, моя милая. Пусть машина остается при вас, забавляйтесь ею. Но помните: ничто в жизни не дается бесплатно, за все человек так или иначе расплачивается.

— Кто заставит расплатиться меня? — Горячий темперамент неожиданно проявил себя, и она метнула на противника испепеляющий взгляд своих золотистых глаз. — Неужто вы?

В тот же миг Карла поняла, что зашла в словесной перепалке слишком далеко. Разъяренный Билл вплотную придвинулся к ней, а в следующую секунду сильные руки как тисками схватили ее за плечи и резкий голос будто полоснул по барабанным перепонкам:

— Да, я, черт бы вас побрал!

И его губы впились в ее. В мгновение ока все чувства Карлы, мысли, сам инстинкт самосохранения полетели в тартарары. Это был поцелуй без страсти, поцелуй в наказание, в доказательство того, насколько мужское начало сильнее женского. Карла знала, что, если бы сейчас он захотел овладеть ею, она не стала бы сопротивляться, ибо чувствовала себя слабой и беззащитной перед ним.

Когда Билл выпустил ее из своих объятий и слегка отстранился, Карла как-то по-детски провела дрожащими пальцами по губам.

В глазах мужчины вспыхнули злые искорки, и она поняла, что за первым поцелуем последует второй, третий… Карла замерла точно механическая игрушка, у которой кончился завод.

— Еще ни одна женщина не пыталась стереть со своих губ следы моих поцелуев. Ни одна не думала, что они могут отравить.

В голосе Билла отчетливо звучали нотки негодования, и Карла вздрогнула от боли, когда его пальцы стиснули ее руки выше локтей. Она почувствовала его дыхание на своей коже, и это почему-то взбудоражило ее еще сильнее.

Билл снова наклонился над ней, а когда Карла попыталась увернуться, схватил за волосы, чтобы заставить повернуться к нему. Их взгляды встретились, и она снова услышала его голос:

— Если вам так ненавистны мои прикосновения, тогда это наилучшее из наказаний, какое только я мог для вас придумать.

Его губы коснулись шеи Карлы, и она вся сжалась от страха: ей показалось, что он вот-вот вопьется в нее зубами и ей станет невыносимо больно. Мышцы живота свела судорога, тело охватила нервная дрожь…

Она не уловила того момента, когда страх перешел в трепетное возбуждение и тайный восторг. Всего несколько мгновений назад она изнывала от ужаса, а теперь вдруг обмякла, ощутив сладостную истому.

Когда их губы вновь слились в жарком поцелуе, Карла забыла обо всем на свете и прильнула к Биллу всем телом. Этот мужчина открыл в ней тайники, о существовании которых она даже не подозревала, и увлек за собой в бушующий океан страстей…

Карла пришла в себя первой, услышав в коридоре голоса сестричек как раз в тот момент, когда рука Билла коснулась ее груди. Она оттолкнула его, и Билл уставился на нее блуждающим взглядом, в котором горел огонь, сжигающий и ее тоже.

Впервые в жизни Карла осознала, какую необоримую власть над женщиной может иметь мужчина. Голова кружилась, и она плыла куда-то словно в полусне, все еще испытывая силу этой власти…

— Черт бы вас побрал! — пробормотал Билл. — Черт бы вас побрал… Вы, маленькая… — И она услышала слово, резанувшее ее слух как нож. — Не стройте никаких иллюзий! Мужчины в моем роду, похоже, питают слабость к женщинам вашего типа. Но лично я не намерен поддаваться вашим чарам.

Прежде чем Карла смогла что-то возразить, сказать, насколько он не прав по отношению к ней, в номер ворвались близняшки и потребовали объяснить, почему их заставляют так долго ждать.

Карла чуть отвернулась от девочек, чтобы скрыть зардевшееся лицо. И, предвкушая наслаждение, стала ждать, как дядя начнет выкручиваться перед племянницами.

Она промолчала не из гордости, а потому что не считала себя обязанной докладывать чужим людям, как распоряжается собственными средствами. К тому же Билл и сам мог бы догадаться, кем была оплачена покупка, поскольку на его имя не поступило никакого счета…

Сестрички упрашивали ее покатать их на «необъезженной» машине, но Карла каждый раз находила предлог, чтобы отговорить их.

16
{"b":"3334","o":1}