ЛитМир - Электронная Библиотека

И она подлила себе еще спиртного. Мгновение спустя Карла поняла, что сделала ошибку: алкоголь уже начал действовать — комната вдруг качнулась, все поплыло перед глазами…

Но прошло несколько минут, и девушка почувствовала себя совсем по-другому: предобморочное состояние прошло, вместо него появилось ощущение уверенности в своих силах. Ей казалось, что у ее ног лежит весь мир, а не только Билл Даррелл!

— Немедленно покиньте мою комнату! — заявила она властным тоном.

Однако Билл, поняв, в каком состоянии находится Карла, ответил ей довольно спокойно:

— Я это сделаю чуть позже. Нам надо еще кое о чем поговорить.

— О чем же? Может быть, о женитьбе? — Неожиданно для самой себя она захихикала и добавила: — Уж не собираетесь ли вы схватить меня в охапку и отнести прямо к алтарю?

Карла снова рассмеялась и сквозь смех услышала его резкий, хриплый голос:

— Что ж, это, возможно, неплохая идея. По сути дела…

В его глазах вспыхнули злые искорки. Девушка поняла, что ей надо бежать, но не могла сдвинуться с места. Она словно одеревенела.

Его руки обвили и как тиски сжали ее талию, губы впились в губы. И Карла, не имея ни сил, ни желания сопротивляться, прижалась к нему всем телом, ни о чем не думая, не отдавая себе отчета в своих действиях.

Как во сне, внимала она музыке его слов, когда он нежно целовал ее и шептал в губы:

— Выходи за меня замуж, Карла… Сбежим с тобой в Мексику и там распишемся…

— Мы не можем пожениться просто так, — прошептала она, тщетно пытаясь разобраться в своих мыслях.

— Почему нет? — Его голос был тихим и вкрадчивым. — Мой самолет ждет нас. Нам ничего не стоит пересечь мексиканскую границу. И утром мы уже будем мужем и женой!

Выйти за него замуж! Стать его женой! Карла еще не успела прийти в себя от его объятий, как он снова начал целовать ее. Ласки Билла все больше возбуждали Карлу, и она вновь прижалась к нему, уже не пытаясь скрыть обуявшего ее желания.

Но вот Билл издал сдавленный гортанный стон. И Карла почувствовала, как он подхватил ее и понес из спальни в звездную темень ночи…

Потом Карла уже ничего не ощущала, ничего не помнила. Она пришла в себя в тот момент, когда самолет начал снижаться в кромешной темноте. Незнакомые запахи и звуки — это было все, что ей запомнилось от поездки в чужую страну. Пока ехали в такси, она дремала на плече Билла, ощущая на талии его руку.

Алкогольное опьянение еще не прошло, и все происходившее той ночью воспринималась ею точно во сне, в полудреме…

Карла была в церкви — это она тоже смутно помнила. В маленькой, простой церкви, где перед ней стоял священник, который произносил знакомые слова с незнакомым акцентом. Слова были понятны, и она почти автоматически, запинаясь, повторяла их вслед за ним. Однако ей стало как-то не по себе, когда на ее талию властно легла мужская рука, а к губам прикоснулись горячие мужские губы.

— Билл, — сказала она, повернув голову к мужчине, который обнимал ее.

— Да, миссис Даррелл. Вас что-то беспокоит?

Карла поняла, что в ее жизни что-то произошло. Что-то уже было не так, как прежде. Но что? Фамилия. Изменилась ее фамилия!

Потом ей пришлось подписать какой-то документ. Буквы плясали перед глазами, когда она ставила подпись. На том же листе бумаги расписался и Билл.

Когда они вышли из церкви, он взял Карлу за руку и сказал:

— Все закончено. Отныне мы муж и жена. Невероятно! — подумала Карла.

Когда они наконец-то добрались до крохотного аэропорта, выяснилось, что планы придется изменить.

— Синоптики обещают грозу, — сказал Билл новоиспеченной жене. — Придется переночевать в городе. Иного выхода нет. Едем! — И он быстро усадил ее в ту же машину, на которой они приехали в аэропорт.

Через полчаса такси снова затормозило на той же пыльной, слабо освещенной площади, где стояла маленькая белая церквушка, в которой они обвенчались.

В голове девушки стали прокручиваться запомнившиеся картины: священник, алтарь, слова клятвы… В мозгу словно прояснилось, и, испуганно посмотрев на Билла, она спросила:

— Мы действительно поженились?

Мужчина сидел рядом с ней на заднем сиденье, сложив руки на коленях, и не глядел в ее сторону.

— Да, действительно, — подтвердил он. — Но мы тут же разведемся, как только вы поставите подпись на клочке бумаги, в которой будет означено, что вы отказываетесь от всех прав, переданных вам по завещанию моего деда.

От всех прав… В том числе и от права на опекунство двойняшек?.. Карла нахмурилась и, распахнув дверцу, решительно вылезла из такси. Она едва не упала, но Билл успел вовремя подать ей руку. Однако в его жесте не было нежности, успела заметить Карла. Совсем никакой нежности.

Она вспомнила, как этот мужчина обнимал и целовал ее в спальне и как ей самой хотелось, чтобы их объятия не кончались… Девушка издала тяжелый стон и обхватила руками голову. Как могла она допустить все это? Что на нее нашло вчера? И зачем только она пила?

— Обычно я не пью. Просто не переношу алкоголя. — Карлу знобило, и она была зла на себя за то, что так разоткровенничалась с ним.

— Неужели? — Бровь Билла выгнулась дугой. И он еще смеет насмехаться над ней, черт бы его побрал! Карла в бессильной злобе сжала кулаки.

Тем временем они остановились у маленькой, невзрачной гостиницы. Билл открыл перед ней замызганную дверь. Сидевший в холле портье поднял на них сонные глаза и спросил по-испански:

— Что вам угодно, сеньоры?

— Два номера на ночь, — ответил Билл.

— Два? Извините, сеньор, у нас есть только один свободный номер. Остальные заняты.

Билл выругался и процедил сквозь зубы:

— Хорошо. Мы снимем его.

Портье вручил ему старомодный, тяжелый ключ и объяснил, как найти номер. Когда они остались вдвоем, Карла заявила:

— Я не собираюсь спать с вами в одной комнате. И неважно, женаты мы или нет!

— Не болтайте ерунду. Вам нечего меня опасаться: я не питаюсь объедками, оставшимися от других мужчин.

— Даже если среди них был ваш брат? — дерзко бросила она ему в лицо.

Он посмотрел на нее так, словно готов был разорвать в клочья. И Карла пожалела о своей несдержанности и язвительности.

— Я не останусь в одном номере с вами… — ледяным тоном повторила Карла и вдруг почувствовала, как ее мозг вновь заволокло туманом.

Правда, туман уже не был таким плотным, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы она забыла, о чем еще собиралась сказать. Снова обхватив голову руками, Карла прислонилась к стене. На нее навалилась страшная усталость, и она, казалось, готова была заснуть даже стоя.

Билл что-то раздраженно говорил ей, но Карле было все равно. Правда, она сделала попытку ответить, но звуки, вырвавшиеся из ее горла, мало походили на членораздельную речь. Сама Карла не узнавала свой голос. А затем почувствовала, как Билл подхватил ее и опустил на кровать, которая показалась ей мягкой и пушистый, как первый снег. И она тут же стала утопать в этом снегу, уже ничего не осознавая и не слыша…

Карла медленно приходила в себя. В ее жизни произошло что-то неладное, что-то отныне было не так, как прежде. Вот только — что? Она недоуменно огляделась и обнаружила, что находится в чужой постели и что на ней ничего, кроме нижнего белья, нет.

Повернув голову, она увидела лежащего рядом Билла. И в ту же секунду перед мысленным взором всплыли эпизоды ночного перелета, венчание в церкви, слова священника, говорившего с испанским акцентом…

Девушка резко, будто ее толкнула в спину пружина, уселась в постели. Значит, они с Биллом сочетались законным браком! Но он женился на ней только потому, чтобы не допустить ее бракосочетания с Крисом и таким образом не потерять половину ранчо! А женившись на ней, он тем самым выполнил волю деда!

Но как она может быть женой человека, который, по сути дела, похитил ее и принудил к браку, воспользовавшись ее состоянием, который презирал и ненавидел ее так же, как и она его? Но ненавидит ли она Билла? Честна ли перед собой, утверждая это? Ведь всякий раз, когда он дотрагивался до нее, у Карлы возникало совсем иное чувство: в такие минуты она вовсе не презирала его, скорее, наоборот… Но это всего-навсего обыкновенная физиологическая реакция организма, которую не следует принимать в расчет…

22
{"b":"3334","o":1}