ЛитМир - Электронная Библиотека

Она помогала нескольким благотворительным организациям, но всегда анонимно, а что до остального, то предпочитала жить скромно, тратя столько, сколько зарабатывала. Единственной ощутимой покупкой, которую Карла себе позволила, стала квартира. Но даже она была на редкость скромной, если учесть то, каким капиталом девушка располагала. У нее не было даже машины — Карла считала, что пользоваться собственным автомобилем в Лондоне не имело смысла. Из материальных благ лишь одно доставляло ей удовольствие — это красивая одежда. Но и тут она не делала необдуманных покупок, выбирала вещи не спеша, терпеливо дожидаясь распродаж.

Том искренне приветствовал подобную практичность. Затем с откровенностью, которая едва не заставила ее заскрежетать зубами, заявил, что не одобряет женщин, принимающих в наследство деньги или недвижимость и с легкостью пускающих нажитое чужим трудом по ветру. Но тут он добавил, что Карла, судя по всему, к таким особам явно не относится и представляется ему очень разумной молодой женщиной…

Откуда Том Даррелл мог знать, что сам подтолкнет ее к бунту против этой разумности! — подумала Карла.

Она покидала Лондон в субботу утром. Было холодно и ветрено. Перелет через океан предстоял долгий, но Карла хорошо к нему подготовилась: взяла в дорогу только что вышедший бестселлер Дика Френсиса и надела удобный спортивный костюм красивого темно-синего цвета и кроссовки в тон. А волосы собрала в конский хвостик, чтобы не мешали во время полета.

Посмотрев на себя в зеркало перед выходом из дому, Карла вдруг обнаружила, что выглядит совсем не такой, какой привыкли видеть ее лондонские знакомые. Теперь она больше походила на ту совсем еще юную девчушку, которой была в те годы, когда жила на ферме с родителями и когда жизнь казалась безоблачной и прекрасной. Спортивный костюм подчеркивал стройность длинноногой фигуры, а интенсивный синий цвет контрастировал с темно-рыжими волосами.

Несколько пассажиров из числа мужчин посмотрели на нее заинтересованно, когда она проходила мимо них с грацией газели.

Карла словно отрешилась от чопорного стиля лондонской жизни, едва войдя в салон самолета. В ней как будто пробудилось нечто дикое, неукротимое, необузданное. И это нечто исходило от всего ее существа и действовало на окружающих так же неотразимо и возбуждающе, как мускусный запах.

Самолет не был переполнен, и Карла смогла поставить дорожную сумку на свободное сиденье рядом со своим. Усевшись поудобнее в кресло, она раскрыла книгу, чтобы скоротать с ней долгие часы полета…

Аэропорт Сан-Антонио не поразил ее оригинальностью архитектурного решения. Но, по сути дела, все аэропорты крупных городов мира мало чем отличаются один от другого.

Проходя паспортный контроль, Карла вручила свои документы высокому светловолосому чиновнику. Тот на секунду задумался, а затем произнес с характерным техасским акцентом:

— Мисс Шерилл, вас ожидают в зале прилетов. Всего вам доброго!

Неужели кто-то специально приехал в аэропорт, чтобы встретить ее? В один миг усталость от длительного перелета как рукой сняло и она почувствовала неожиданный прилив энергии. Карла была наслышана об американском гостеприимстве, и вот теперь ей, кажется, предстоит убедиться в этом воочию.

Пока подавали багаж, Карла отыскала взглядом выход в зал прилетов. Долго ждать ей не пришлось: ее чемоданы появились на конвейерной ленте одними из первых…

Зал прилетов напоминал гудящий улей, и Карла в растерянности огляделась вокруг. Кто-то должен был встречать ее здесь. Но кто? И каким же таким образом, черт возьми, она распознает этого человека? Впрочем, Карла и не нуждалась в нем… Или в ней? Или в них? Вдруг чья-то рука сжала ее локоть. В испуге она резко обернулась — и увидела холодные серые глаза, уставившиеся на нее. Они изучали ее с явной недоброжелательностью, если не с презрением. — Карла Шерилл!

Ее имя и фамилия были произнесены не как вопрос, а как утверждение: да, он не ошибся и сразу распознал в ней ту, кого приехал встретить. Его интонации были манерны и медлительны, как у того высокого светловолосого таможенника. Но если в речи чиновника аэропорта она уловила нотки теплоты и доброжелательности, то в голосе незнакомца, назвавшего ее и при этом почти не разжавшего губ, ей послышался глухой скрежет металла.

Облик мужчины был под стать голосу. Жесткие, словно высеченные из камня черты лица, ястребиный профиль, черные как ночь и в то же время блестящие густые волосы и, низко надвинутая на лоб ковбойская шляпа… Карлу передернуло от бессильной злобы. Она попыталась высвободить руку, но тут же почувствовала, как мозолистые пальцы еще сильнее сжали ее, так что девушка чуть не вскрикнула от боли. По сравнению с ней мужчина был настолько высок, что ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Их взгляды скрестились, и Карла поняла, что не нравится этому человеку. Его явная антипатия будто передавалась через пальцы, цепко державшие руку девушки, и наполняла своим невидимым ядом каждую клеточку ее тела…

Кто он и почему подошел к ней в этом зале? Может быть, именно его имел в виду таможенник, говоря, что ее ожидают в зале прилетов? Но она могла и сама добраться до ранчо.

Неожиданно в ней вспыхнуло и стало угрожающе расти обостренное чувство независимости, которое она унаследовала от предков. Ее взгляд стал холодным, а твердый чеканный голос словно рассек накалившийся вокруг них воздух:

— Вы оказались по отношению ко мне в более выгодном положении: вам знакомо мое имя, а мне ваше — нет, мистер…

Ее с трудом сдерживаемое негодование произвело на мужчину такой же эффект, какой производит легкий падающий снежок на вековой лед, — он остался невозмутим. Серые, полные цинизма глаза скользнули по лицу девушки.

— Мой дед говорил о вас как о нахальном маленьком созданьице… А он в своих суждениях редко ошибался. — Губы незнакомца скривила тонкая усмешка. — А вы-то сами согласны с такой характеристикой, мисс Шерилл?

Ну, решила Карла, пришла пора положить конец наглым издевкам!

— Нет, с такой характеристикой я не согласна, — спокойным тоном ответила она.

— Во-первых, я не маленькая. — На секунду девушка задержала на мужчине взгляд, как бы предупреждая, что не позволит ему и дальше нагонять на нее страх. — А во-вторых… знаете, у меня был довольно утомительный перелет… Весьма признательна, что вы встретили меня, но я забронировала номер в отеле, так что, будьте добры, уступите мне дорогу…

Карла произнесла эти слова с таким же безразличием и холодной издевкой, с какими говорил с ней он сам. Затем попыталась сделать шаг в сторону, но мужчина снова сжал ее руку с такой силой, что у нее перехватило дыхание. — Давайте покончим со всеми этими выкрутасами, мисс Шерилл, и как можно быстрее! — бросил он. — Ведь вы прилетели сюда с единственной целью — узнать, что же вам завещал старик. Так что у вас нет причин изображать из себя обыкновенную туристку. Мой самолет ждет нас, на нем мы доберемся до ранчо… Пойдемте со мной, Карла рассвирепела и уперлась подошвами в пол, когда мужчина попытался подтолкнуть ее вперед.

— Минуточку… Я никуда не пойду с вами. Во-первых, я не имею ни малейшего представления о том, кто вы, и я…

— И вы — что? — Голос мужчины стал мягче, но взгляд, которым он смерил ее, был по-прежнему отвратителен. — И вы не привыкли заходить в дом к незнакомым мужчинам? Старик по этому поводу говорил о вас нечто другое…

Ей следовало бы держать язык за зубами, слово, как говорится, не воробей… Том Даррелл относился к тому типу людей, которые любят иногда прихвастнуть, слегка перевернуть факты, перемешать то, что было, с тем, чего еще не было. Для Карлы теперь стало ясно, что перед ней стоял его внук, хотя он и не пожелал представиться. Кто знает, какие небылицы наговорил Том, вернувшись из Лондона?

Старику было за семьдесят, но он все еще оставался дамским угодником и любил, чтобы женщины восхищались им. Карла заметила эту черту в своем американском знакомом и относилась к ее проявлениям с пониманием и добродушным подсмеиванием, при этом недвусмысленно давая понять, что отношения между ними могут быть только дружескими. Однако она все равно не исключала возможность того, что по возвращении на ранчо Том похвастался одержанной победой над молодой англичанкой. Таков уж, на ее взгляд, был этот мужчина…

4
{"b":"3334","o":1}