ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Тобол. Мало избранных
Гвардия в огне не горит!
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Наука страсти нежной
Оруженосец
Медвежий сад
A
A

— Я совсем не то хотел сказать. — Его спокойные слова усмирили вспышку ее гнева. — А что касается твоих уговоров… Посмотри на меня, Маргарет.

Она метнула на него быстрый взгляд, и сердце ее забилось с небывалой быстротой.

— Насколько я помню, никто меня особенно не уговаривал…

Джордж стоял слишком близко! У Маргарет голова кружилась от этой близости. Ей нестерпимо было сознавать, что даже сейчас она не в состоянии противиться желанию сократить и это ничтожное расстояние. Она чувствовала, что что-то помимо ее воли заставляет повернуться к нему лицом…

Должно быть, Маргарет действительно придвинулась к Джорджу еще ближе, потому что вдруг с ужасом поняла, что он уже одной рукой обнимает ее за плечи, а другой гладит по шеке.

— Маргарет…

Он прошептал ее имя, и тепло его дыхания легко коснулось ее губ, которые немедленно стали мягкими и слегка приоткрылись. Горло сжалось от нетерпения и желания.

Когда его рот коснулся ее, Маргарет закрыла глаза, всем телом приникнув к Джорджу и обвив его руками.

Он целовал ее медленно, прочувствованно, смакуя вкус губ, лаская их так, будто единственным его предназначением в жизни было радовать Маргарет, доставлять ей удовольствие.

Она попыталась напомнить себе, что за удовольствием последует неминуемая расплата — страдание, чувство потери. Но ее слишком переполняли эмоции, чтобы прислушаться к голосу разума:

Не отрываясь от его губ, Маргарет издала легкий стон одобрения и нетерпения. И Джордж немедленно ответил: его руки сжали ее еще крепче, тело напряглось от возбуждения, язык проник в теплую глубину ее рта. Маргарет, сгорающая от желания, лианой оплела его, ее груди жаждали прикосновения его рук….

— Эй, ну-ка прекратите это, вы двое!

Маргарет не знала, кто из них был больше потрясен раздавшимся неподалеку смехом Оливии. Однако когда она попыталась отпрянуть от Джорджа, он не пустил ее, пробормотав на ухо:

— Нет, только не сейчас. Я не могу.

Она задрожала. Но настойчивость его тона заставила ее взглянуть на Джорджа.

Его зрачки расширились, отчего глаза казались почти черными, на скулах обозначился легкий румянец. Маргарет чувствовала, как напряжены все его мускулы.

— Просто постой так минутку, пока…

Маргарет нахмурилась, смущенная смесью раздражения и иронии, прозвучавших в его голосе. И он тут же без обиняков пояснил:

— Я все еще возбужден, Маргарет. И хотя Оливия знает, что мы любовники, я все же достаточно старомоден, чтобы чувствовать себя неудобно перед ней в таком состоянии…

Джордж запнулся, заметив, как покраснела Маргарет. Затем, чуть заметно улыбнувшись, прикоснулся к ее горящему лицу прохладными пальцами.

— Так ты до сих пор способна на это. Удивительно. Помнишь тот первый раз, когда мы занимались любовью? Как ты не хотела на меня смотреть, как смутилась, когда…

— Нет, я действительно думаю, что чем скорее вы поженитесь, тем лучше, — с наигранной суровостью сказала Оливия, подходя к ним. — Ты был прав, папа. Это оказался всего лишь лист…

Джордж все еще стоял вплотную к Маргарет, обхватив рукой ее плечи и словно заслоняясь своим телом. После его слов она боялась даже шевельнуться. Ее смущение было бы даже большим, чем его собственное, если бы обнаружилось, что он и впрямь так возбужден, как утверждал.

Странное чувство испытывала сейчас Маргарет — этакую сладко-горькую смесь гордости за то, что она способна оказывать на него такое воздействие, и одновременно ощущение утраты.

Не будь смешной! — язвительно одернула себя Маргарет. Это всего лишь физическая реакция на сексуальную стимуляцию. Любая женщина может этого добиться. В этом нет ничего личного… совсем ничего.

Прошло несколько минут, прежде чем Джордж отпустил Маргарет. И даже потом, когда они втроем шли к дому, он не убирал руку с ее плеча. Этот жест, несомненно, был рассчитан на Оливию. Но, поскольку они уже договорились, что, чем скорее посвятят дочь в истинное положение вещей, тем лучше, то казалось нелогичным с его стороны продолжать поддерживать видимость близости между ними.

* * *

Этот день утомил Маргарет. Когда Джордж вез их обратно в Эверсли, она уверяла себя, что виной всему свежий воздух. Хотя в глубине души понимала: это эмоциональное напряжение так опустошило ее. Единственным желанием было добраться до постели и спать до тех пор, пока все не закончится и ее жизнь не вернется в привычное русло. Пока из нее не исчезнет Джордж.

Но если она именно этого хочет, то почему одна лишь мысль о жизни без него заставляет ее чувствовать себя бесконечно несчастной?..

Я уже однажды проходила через это, стиснув зубы, напомнила себе Маргарет позже, когда переодевалась к обеду. Я уже любила и теряла его. А посему не намерена повторять печальный опыт. Или намерена? Тогда она была моложе, сильнее… У нее была определенная цель в жизни. Ей нужно было думать об Оливии, о своем ребенке. Конечно, и теперь она должна о ней заботиться, но уже иначе. Оливия и сама теперь стала взрослой.

В ее маленьком доме было всего две спальни, поэтому решили, что Джордж после обеда переночует в местной гостинице. Оливия поддразнивала их, говоря, что, поскольку их уже застали однажды вместе, вряд ли Джорджу имеет смысл сохранять видимость благопристойности.

— Мне будет не хватать вас обоих, когда я вернусь в университет, — заметила Оливия, входя в спальню Маргарет. — Ладно, все равно это ненадолго. Мы снова будем вместе, когда я приеду на каникулы и Джим подготовит все необходимое для обследования… Кстати, я ведь должна позвонить ему, чтобы выяснить точную дату. — Ей вдруг что-то пришло в голову, и она немного помрачнела. — Вот интересно, ма, а та другая… женщина, из-за которой он тебя оставил…

— Олли… ради Бога, я не хочу об этом говорить. — Рука Маргарет дрожала, когда она вдевала серьгу. — И не приходи в такой экстаз при мысли о том, что мы с Джорджем снова будем вместе. Видишь ли, из этого может не получиться ничего хорошего.

— Что?! — Оливия изумленно уставилась на мать, а затем рассмеялась. — Не говори глупости, ма! Любому очевидно, что вы без ума друг от друга. Взгляд папы, когда он смотрит на тебя и думает, что его никто не видит, напоминает мне взгляд голодного пса, нацелившегося на заветную кость.

— Большое спасибо, — сухо произнесла Маргарет, низко склонив голову, чтобы Оливия не заметила предательского выражения ее глаз.

Да, Джордж великолепный актер, следует отдать ему должное! Но Маргарет сомневалась, что это лицедейство пойдет кому-либо из них на пользу. Рано или поздно Оливия узнает правду. Но не раньше, чем станут известны результаты обследования. Как заметил Джордж, они оба будут нужны ей, особенно если анализы окажутся положительными.

— Почему бы тебе не поехать вместе с папой к нему домой? — предложила Оливия. — Что тебе мешает?

— Я ведь работаю, если помнишь.

— Да, но ты сможешь оставить работу, если вы снова поженитесь, — уверенно проговорила Оливия. — Я знаю, ты захочешь продолжить заниматься приютом. И, судя по тому, что рассказал мне папа о своем участии в этом деле, он с радостью тебя поддержит…

Вздохнув про себя, Маргарет встала.

— Нам лучше спуститься вниз, — сказала она дочери. — Джордж скоро приедет.

8

Они снова обедали в «Серебряной подкове».

В прошлый раз взгляд Маргарет испуганно метался по сторонам. Она была в шоке от встречи с Джорджем и даже на мгновение не могла представить, что будет когда-либо сидеть за одним столом с ним в этом самом ресторане. И уж тем более Маргарет не могла предвидеть, что Оливия будет с ними, а она сама окажется в ситуации, когда придется притворяться, будто они с Джорджем собираются восстановить свой брак.

Сегодня, как и тогда, у нее совсем не было аппетита. И причиной тому опять-таки было присутствие Джорджа, хотя сейчас он сидел намного ближе к ней, чем в прошлый раз.

Со стороны мы, несомненно, кажемся счастливой, крепкой, любящей семьей… Маргарет даже прикрыла глаза от боли, которую вызвала в ней эта мысль. Она одна знала, как ей хочется, чтобы так оно и было.

25
{"b":"3335","o":1}