ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага.

Миссис Эшли, мать Стюарта, уже предложила устроить свадебный прием в их огромном саду, и в душе Эбби признавала, что ничего лучше быть не может Единственное, что удерживало ее от окончательного согласия, это страх перед напористостью будущей родственницы. Как бы разумно ни было ее предложение, но стоит уступить хоть немного, и энергичная леди все захватит в свои руки. С другой стороны, две старшие сестры Стюарта уже вышли замуж, и его мать, имея немалый опыт, наверняка устроит идеальный прием.

Но ведь Кэти — моя дочь, и я тоже хочу… Чего ты хочешь? — угрюмо спросила себя Эбби. Ты просто ревнуешь… потому что чувствуешь себя лишней, ненужной…

Если по справедливости, то она знала, что должна быть благодарна родителям Стюарта за их щедрое предложение взять на себя не только хлопоты, но и материальные издержки. Естественно, тягаться с ними у нее возможности нет. Как бы ни процветал бизнес, доходы Эбби были весьма скромными по сравнению с доходами мистера Эшли.

Когда же она заговорила с дочерью о приеме в отеле, то от ее внимания не укрылась мгновенная растерянность Кэти.

— Не будет ли это… как-то безлико? — неуверенно спросила дочь.

— Пожалуй, — согласилась Эбби, но сердце ее сжалось от дурного предчувствия. — У нас еще много времени впереди. В конце концов вы ведь не назначили день.

— Ну да, ты права. Знаешь, мама Стюарта говорит, что все хорошее надо заказывать задолго. Когда они выдавали замуж Джину, им пришлось дважды откладывать свадьбу, потому что они не могли найти подходящую прислугу, да и цветочная фирма пошла им навстречу только потому, что у кузины Джины там работала приятельница. Мама Стюарта устроила прием в одном совершенно замечательном отеле, — волнуясь, продолжала Кэти, — который находится всего в получасе езды отсюда. Судя по рассказам Джины, это не отель, а сказка. Когда-то это был частный дом, построенный богатой аристократкой, которая встречалась там со своим возлюбленным…

Эбби похолодела, ибо отлично поняла, о каком отеле рассказывает Кэти. Виду, разумеется, не подала, заметив лишь:

— Это слишком далеко. Больше часа езды… Думаю, не стоит затевать…

— Не больше часа, а всего полчаса, — возразила Кэти. — По новой дороге гораздо быстрее. Но ты, конечно же, права, это ужасно дорого. Так что нечего и говорить…

— Не расстраивайся, дорогая, — попыталась успокоить ее Эбби, сожалея о своих словах. — Обещаю, твоя свадьба будет великолепной.

— Знаю, мама. В конце концов, главное — любимый человек и твои чувства к нему, а все остальное… Просто… — Она поморщилась. — Мне все время кажется, что миссис Эшли думает, будто Стюарт мог бы подыскать себе кого-нибудь получше. Она этого прямо не говорит, как ты понимаешь, но…

— Ерунда. Как раз Стюарту очень, даже очень повезло, — решительно возразила Эбби.

— Ты так думаешь, потому что ты моя мама, — засмеялась Кэти.

— А мама Стюарта говорит то, что говорит, потому что она мама Стюарта. Все матери хотят, чтобы их дети получили самое-самое лучшее, и это вполне естественно. Нет, Кэти, ты никогда не должна забывать, что ты лучше всех. Не позволяй никому сбивать себя с толку. А если Стюарт думает иначе, если он не верит, что ты лучше всех, то он не достоин тебя.

— Ох, мамочка, — со слезами в голосе пролепетала Кэти.

— Помнишь, что я тебе обычно говорю? — врываясь в ее мысли, вдруг спросил Деннис. — Не смотри сейчас, но слева от тебя сидит человек, который думает так же, как я. Весь вечер он не сводит с тебя глаз.

— Ты преувеличиваешь, — сухо возразила Эбби, но тем не менее ощутила некоторое любопытство и словно невзначай повернула голову.

Сидевший за соседним столом мужчина смотрел на нее в упор.

Эбби показалось, что зал заходил ходуном, и сердце сжала холодная рука, когда она заглянула в глаза своего бывшего мужа. В глаза того самого мужчины, который, как поклялась она дочери, их дочери, ни под каким видом никогда не вернется в их город.

Этот самый мужчина украл ее любовь, разбил ей сердце и едва не разрушил ее жизнь.

Эбби смотрела на него, чувствуя, как постепенно каменеют ее лицо, ее тело, ее мысли. Она была не в силах пошевелиться, отвернуться, сделать что-нибудь. Откуда-то издалека до нее донеслись извинения Денниса:

— Эбби, прошу прощения, кому-то я срочно понадобился. Постараюсь вернуться побыстрее. Если хочешь сладкое…

Эбби слышала его, но была совершенно не в состоянии бороться с гигантской ледяной волной, перенесшей ее в совершенно чужое место. С одной стороны, все знакомо и узнаваемо, с другой — незнакомо и неузнаваемо, и она не понимала, почему вдруг все и вся преобразились от одного лишь присутствия человека, который должен был быть в этот час, в этот день, в этой жизни на другом конце света.

— Нет…

Едва это одно-единственное слово соскользнуло с помертвевших губ Эбби, как Сэм, по-прежнему не сводя с нее глаз, медленно встал из-за стола и направился к ней.

Эбби хотела вскочить, убежать, провалиться сквозь землю, но не могла пошевелиться.

— Эбби…

До боли знакомый голос проник ей в самую душу. Эбби затрепетала. Но если когда-то этот голос заставлял ее дрожать от счастья и страсти, то теперь она дрожала от ярости и неожиданности.

Как он посмел? Как посмел вновь явиться сюда? Как посмел вновь вторгнутся в ее мир… в ее жизнь? И, самое главное, как посмел приблизиться к ней, словно… словно…

— Эбби…

И совсем не изменился, мысленно отметила она. Да нет, Сэм стая еще мужественнее и привлекательнее. Волосы у него еще не поредели и почти совсем не поседели. Ничего ему не делается… Даже проседь его украшает…

Загорел… И двигается легко, молодо… Костюм, видно, из дорогого магазина… А глаза… Глаза все такие же голубые-голубые… И рот…

В отчаянии Эбби принялась молиться, чтобы Господь не дал ей лишиться чувств. Только не здесь и не сейчас…

А Сэм все приближался. Эбби из последних сил боролась с переполнявшими ее страхом и злостью.

Вот он совсем близко. Слишком близко. Нельзя показать ему, как я реагирую на его появление. Он не должен знать ни моих страданий, ни ожившей ненависти… Что бы там ни было, а я должна сделать вид, будто ничего особенного не произошло и меня совсем не трогает эта неожиданная встреча в ресторане. Должна, и все туг.

Он протянул руку, но Эбби вскочила и отшатнулась с криком:

— Нет!.. Не подходи ко мне! Я сказала, не подходи ко мне… И не трогай меня!

Она знала, что люди смотрят на них, и в ресторане мгновенно наступила мертвая тишина, но ей было наплевать на все. Она хотела только одного: чтобы этот человек, ее бывший муж, отошел подальше и, может быть, вовсе исчез.

— Ты не имеешь права находиться здесь, — услышала она свой звенящий шепот. — У тебя нет никакого права…

— Эбби, нам надо поговорить…

До чего же спокойно звучит голос Сэма! Мысленно Эбби отметила и это, и многое другое, но ее чувства оставались глухи ко всему. Даже то, что почти все посетители ресторана наблюдали за ними… за ней…

Не раз Эбби приходилось слышать о людях, которые впадают в панику, но она плохо представляла, что это такое. А теперь сама запаниковала. И как! Умом она понимала, что не в силах управлять собой, и ничего не могла поделать… Не могла даже скрыть свои чувства.

— Не приближайся ко мне. Я тебя ненавижу, — прошипела она и, демонстративно обойдя Сэма, направилась к двери.

Никогда прежде ей не приходилось испытывать такого страха, такого шока… Когда ненависть настолько переполняет все твое существо, что ты готов вот-вот задохнуться и почти ничего не соображаешь.

Выйдя из ресторана, она увидела спешащего навстречу Денниса, и Эбби поразило испуганное выражение, какого ей никогда не приходилось видеть на его лице.

— Эбби, что ты? Что случилось? — Однако она не приняла его руку и, покачав головой, дрожащим голосом пролепетала нечто совершенно несуразное:

— Я не знаю… Отравилась… Извини, поеду домой… Я позвоню…

— Давай я отвезу тебя. Подожди у главного входа, сейчас подгоню машину…

10
{"b":"3336","o":1}