ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но она права, — посчитала нужным вступиться за дочь Эбби. — Мне, действительно, не следовало расхаживать в таком виде. По крайней мере когда…

— Что «когда»? — перебил Сэм. — Когда у тебя такая грудь, что у любого мужчины сразу же вскипает кровь? Грудь, которую трогать — одно наслаждение, а целовать — просто слов нет…

— Перестань, — слабо запротестовала Эбби.

Сегодняшняя вечеринка представлялась ей неким подобием экзамена. Анна обязательно спросит об их с Сэмом планах и спросит, как уже не раз делала, не собирается ли Эбби продать дом и присмотреть что-нибудь поближе к университету.

— Мне предложили кафедру, — три дня назад сообщил Эбби Сэм, заехав без предварительного звонка и застав ее за приготовлением ужина.

Ока уже несколько раз просила его не звонить и не приезжать слишком часто, но он ссылался на то, что руководствуется исключительно благом Кэти.

— Ты согласился?

— Конечно. Ради дочери.

Два дня назад Эбби просто-напросто взорвалась, когда он приехал буквально через несколько минут после нее.

— Почему бы, тебе не поселиться здесь?

— Это приглашение? — вкрадчиво осведомился он.

В голове у нее стучало: «Нет! Нет! « Только этого не хватало. Позволить ему поселиться здесь, когда я и телом и душой тянусь к Сэму?!

Эбби не желала показать, что именно чувствует, как живо представляет себе семейную идиллию, и как была бы счастлива, засыпать и просыпаться в объятиях Сэма, зная, что так будет всю жизнь.

В конце концов, она выдавила:

— Твои планы на будущее не имеют ко мне отношения. Спроси у Кэти. Ты же все делаешь для нее, — не удержалась Эбби от ехидного замечания, — включая наши игры в любовь и наши жертвы… Дня меня не имеет значения, какое решение ты примешь, — постаралась она сказать как можно более равнодушно и для вящей убедительности пожала плечами.

— Вот как?.. Ну, хорошо.

И он, отказавшись от ужина, сразу же ушел. Наверное, чтобы поскорее сообщить Кэти новость. Эбби титаническим усилием воли заставила себя не встать с кресла и не подбежать к окну, чтобы посмотреть вслед Сэму.

Сэм приехал, как и предполагала Эбби, незадолго до восьми. Поскольку миссис Эшли, по ее собственному свидетельству, «любила все делать правильно», а обед был официальный, Сэм облачился в смокинг. Надо ли говорить, как неотразимо он выглядел?!

Эбби долго выбирала, что надеть, и остановила выбор на элегантном костюме из кашемира. Она очень рассердилась, когда почувствовала, что краснеет под пристальным восхищенным взглядом Сэма.

— Ты всегда была на редкость привлекательной девушкой, Эбби, — без тени насмешки сказал он. — Но женщина из тебя получилась…

— Как женщина я не нуждаюсь в лести и фальшивых комплиментах, — отрезала Эбби, хотя сердце у нее забилось быстрее.

— Я и не думал, будто ты в них нуждаешься, — добродушно отозвался Сэм. — Кстати, я не обманываюсь и насчет того, что я не первый и не единственный мужчина, который понимает, как ты красива и привлекательна.

Прежде чем она сообразила, что бы такое ответить, Сэм продолжал:

— Эбби, ты отлично выглядишь. Просто потрясающе. Девушка, на которой я женился, была на редкость прелестным существом, но женщина из тебя получилась… — Он развел руками. — Оказывается, правда то, что обычно говорят о по-настоящему красивых людях. Ты просто вся светишься, Эбби. Освещаешь и себя, и всех окружающих.

— Мы… мы опоздаем.

На большее Эбби не была способна. Будь на месте Сэма другой мужчина, она решила бы, что над ней смеются, но уж Сэма никак нельзя обвинить ни в чем подобном. Он бы ни за что и никому не причинил боль намеренно, чтобы потом с наслаждением созерцать страдания.

Слава Богу, подумала Эбби, он не догадывается о моих истинных чувствах…

Слабое утешение для моей гордости.. Но какой смысл расстраиваться по пустякам, когда я готова умереть от любви к нему? — Мы опоздаем, — повторила она, Конечно же они не опоздали, однако приехали в числе последних. Когда мистер Эшли открыл им дверь, Эбби увидела, что ее дочь поглощена беседой с будущей свекровью, которая, слушая Кэти, то и дело недовольно поджимает губы и осуждающе качает головой. Обе тотчас разошлись, едва увидели Эбби и Сэма.

По их лицам Эбби не могла понять, о чем шел разговор. Ей пришлось приструнить естественное любопытство, поскольку Анна стала представлять будущих родственников своим давним друзьям.

Одну пожилую пару, мистера и миссис Чадвик, Эбби с ходу мысленно отнесла к разряду пренеприятнейших людей, но все постаралась быть любезной и вежливо отвечала на вопросы, которыми ее буквально засыпала Мэри Чадвик. В какой-то момент Эбби заметила, что за ней наблюдает единственный одинокий гость, представленный миссис Эшли как ее кузен.

Улучив момент, миссис Эшли с болью призналась, что разведенный Джон вроде паршивой овцы в семье, хотя и не стала вдаваться в подробности, чем он, собственно, хуже остальных. Наверное, достаточно и развода, чтобы получить подобное клеймо, мысленно усмехнулась Эбби.

Едва она отделалась от Мэри Чадвик и направилась к Сэму, который разговаривал с отцом Стюарта, Джон перехватил ее.

— Позвольте заметить, вы очаровательны.

Он мило улыбнулся, что сделало комплимент менее банальным.

— Благодарю, — отозвалась Эбби, не возражая против легковесной беседы после допроса, которому ее подвергла миссис Чадвик.

— То, что мы встретились, это судьба, вы не находите? Судьба протягивает руку помощи… или пребольно бьет кулаком, — философски заметил Джон. — Не представляете, сколько мне потребовалось приложить усилий, чтобы добиться приглашения на это скучнейшее сборище. Анна не одобряет меня, как вам уже наверняка известно. И, насколько я понимаю, предостерегла вас… Правильно?

Эбби увидела удивление в его глазах, когда отрицательно покачала головой.

Перед ней стоял довольно симпатичный мужчина примерно ее возраста, может быть, на год или два моложе. Высокий… Хотя не такой высокий, как Сэм, и не такой спортивный. Дорогой костюм Джона уже несколько поистрепался, что свидетельствовало о финансовых затруднениях.

И Джону отчаянно нравилось флиртовать. Этот человек не испытывал никакого стеснения в общении с представительницами прекрасного пола. Эбби не раз встречала таких людей и отлично знала, чего от них ждать, однако ей польстило, что Джон выделил ее из всех.

— Анна сказала, что вы и отец Кэти недавно воссоединились и собираетесь опять пожениться. Только не говорите, что это, правда! — воскликнул он с драматизмом провинциального трагика, — Или позвольте мне убедить вас, что в жизни есть и другие увлекательные возможности.

— Это неправда, — ответила Эбби, и, хотя ее голос был серьезен, в глазах плясали веселые чертенята.

— Понял… Надежда еще не потеряна. Знаете, Анна великолепно стряпает. — Джон так резко сменил тему, что Эбби не сразу поняла его. — Все так говорят. А вы умеете готовить?

— Неплохо, — со смехом ответила Эбби, вспомнив валяющийся в ящике письменного стола диплом.

— Прекрасно. Я бы, пожалуй, позволил вам доказать это, если вам будет угодно… утром. Я предпочитаю простой европейский завтрак. Свежевыжатый фруктовый сок, свежие фрукты, теплые круассаны и кофе. Завтрак в постели одно из самых замечательных наслаждений, не так ли? О, эти круассаны, эти…

Эбби не выдержала и расхохоталась. И тотчас заметила, что все присутствующие притихли и смотрят на нее.

Перехватив осуждающий взгляд Мэри Чадвик, Эбби неожиданно для себя довольно громко ответила:

— Завтрак в постели это замечательно, но чтобы по-настоящему им насладиться, надо быть соответствующе одетым, а люди в постели обычно пребывают… совершенно раздетыми.

Глупее не придумаешь. Надо быть сумасшедшей, чтобы решиться на такую хулиганскую выходку, и Кэти совершенно права, что сердится на потерявшую голову мать.

За столом дочь не обращала на Эбби никакого внимания, а когда Эбби отправилась попудрить носик, последовала за ней и тщательно закрыла за собой дверь. Дрожа от возмущения, Кэти призвала мать к ответу.

25
{"b":"3336","o":1}