ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Положив ладонь на живот, Эбби шептала, уходя от Сэма:

— Тебе нечего волноваться, солнышко. Я люблю тебя… И всегда буду любить.

И родителям, и друзьям она сказала, что навсегда порвала с Сэмом, и попросила, чтобы ей никогда не напоминали о замужестве. Теперь ее волнует только ребенок, его здоровье и его будущее, так Эбби сказала всем, и подобная жесткость удивила и даже слегка обеспокоила тех, кто думал, будто хорошо ее знает.

Прежняя доверчивая Эбби с легким характером за одну ночь преобразилась в холодное сильное существо. Страстность и порывистость, которые были частью ее любящей натуры, исчезли, словно их и не было никогда, едва она примерила на себя новую роль, назначенную ей судьбой… и Сэмом.

Справедливости ради следует заметить, что Сэм не один раз пытался встретиться с Эбби, чтобы обсудить возникшую проблему, но она не пожелала пойти навстречу.

Мне ничего не надо от Сэма, заявила Эбби родителям. Дом, мебель, свадебные подарки — пусть остаются ему.

Они в ужасе спрашивали, как она собирается справляться? Одна… с ребенком… Конечно же, они не собирались бросать дочь в беде, и она могла всегда рассчитывать на их помощь, но…

— Как-нибудь выкручусь, — пожимала плечами Эбби.

Сэм тоже пожелал оказывать ей материальную поддержку, но получил категорический и резкий отказ.

— Мне не нужна его благотворительность, — заявила она адвокату. — Мне ничего от него не надо.

— Но вы ведь носите его ребенка, — осторожно возразил адвокат.

— Нет, — твердо стояла на своем Эбби. — Этот ребенок мой. И только мой.

Никто и ничто не могло убедить ее изменить решение. Родители были в шоке от такого неожиданного упрямства своей некогда ласковой дочери.

Ни им, ни кому бы то ни было другому Эбби не призналась, что во время отвратительного выяснения отношений с Сэмом, когда он обвинил ее в измене, то есть нарушении не только данных в церкви клятв, но и клятвы любви, которую она дала в их первую ночь, в ее душе что-то сломалось… Просто-напросто перестало функционировать… И восстановить это было невозможно.

Да ей и не хотелось, потому что больше она не желала испытывать боль, причиненную ей Сэмом. Никогда…

Поначалу пришлось нелегко, да и родители были в ужасе, когда Эбби настояла на работе в пабе до самого последнего месяца беременности.

Жила она тогда в их доме, потому что ей некуда было пойти. Бывшему мужу она пригрозила судебным иском, если он посмеет приблизиться к ней, а потом от общих приятелей узнала, что Сэм собирается покинуть страну, так как ему предложили работу в австралийском университете. Эбби сама удивилась, насколько спокойно отнеслась к этому. Собственно, никак не отнеслась. По мере того как приближался срок родов, у нее на душе становилось все светлее и светлее.

Ничего не говоря родителям, Эбби втихомолку подыскивала небольшую квартирку для себя и малыша. Ей не хотелось вечно зависеть от отца и матери, пусть даже они любят ее и готовы ради нее на все. Она уже договорилась с хозяйкой паба, что вернется на работу при первой же возможности и на полный рабочий день. Естественно, будущее рисовалось отнюдь не в розовых тонах, но Эбби была уверена, что найдет свою дорогу… Хотя бы ради ребенка.

— Мама, мама, ты где?

Эбби ужаснулась, сообразив, сколько времени провела на пыльном чердаке, погрузившись в воспоминания. Она замерзла, спина ныла от неудобной позы, а в голове и вовсе творилось черт знает что. Быстро сунув свадебное платье в щель между коробками, Эбби откликнулась на зов:

— Я спускаюсь. Поставь, пожалуйста, чайник.

— Где ты была? Я звонила, звонила. Никто не отвечал. Вот я и решила приехать, — услыхала она ворчание дочери по дороге в кухню.

— Я была на чердаке. Поэтому не слышала звонков.

— На чердаке? Зачем тебя понесло туда?.. Мама, с тобой все в порядке? — озабоченно спросила Кэти.

— Конечно же, все в порядке, — отмахнулась Эбби. — Почему ты спрашиваешь?

— Просто так. Не почему… Послушай, я не очень расстроила тебя? — решилась задать мучивший ее вопрос Кэти. — Мне совсем не хотелось тебя расстраивать. Я знаю, как ты не любишь говорить о моем отце…

— Ну же, солнышко, я совсем не расстроена, — поморщилась Эбби и, обняв дочь, притянула к себе. — Мне понятно, — продолжала она, — каково тебе сейчас, когда ты и Стюарт решили пожениться. И я знаю, как нелегко тебе, было, расти без отца, а теперь вдруг… вдруг ты узнаешь, что твой отец… Короче, я уверена, что ты наверняка приняла за него кого-то другого. Это не может быть Сэм. Сэм никогда не вернется. Он знает, что я ни за что не прощу его, и ему нет места в нашей жизни. Он потерял всякие права на нас с тобой, когда заявил, что ты не его дочь.

— Мамочка, я знаю, он очень тебя обидел, — голосок Кэти дрожал, — но, наверное, для него это тоже был шок. Вспомни, ему же и во сне не снилось, что он может стать отцом, а тут ты сообщаешь о своей беременности. Стюарт говорит, любой мужчина был бы в шоке….

— Стюарт говорит? — повторила Эбби, отпуская дочь и отступая, чтобы заглянуть ей в глаза.

Сердце у нее упало, когда Кэти, покраснев, отвела взгляд, и на ее лице появилось незнакомое воинственное выражение.

— Мама, я не хочу тебя обижать, но…

— Давай забудем об этом, — перебила Эбби. — Вспомни, твой отец сам не захотел разделить с нами жизнь. Это был его выбор. Кстати, что ты тут делаешь? — стараясь придать своему голосу веселость, спросила она. — Я думала, вы со Стюартом заняты поиском дома.

Несколько месяцев назад Кэти переселилась в маленькую холостяцкую квартирку Стюарта, но оба желали начать семейную жизнь в доме, который выберут вместе. У Стюарта было прочное положение в солидной фирме, да и его родители уже объявили, что в качестве свадебного подарка молодожены получат приличную сумму на покупку дома.

Эбби подозревала, что родителей Стюарта удивила ее первая реакция на известие о помолвке. Действительно, не всякая мать невесты будет советовать молодым не торопить события. В их глазах, да и в глазах большинства людей, как понимала Эбби, Стюарт представлял собой весьма выгодную партию, залогом чего являлись более чем обеспеченные родители и собственное вполне надежное в финансовом отношении будущее.

— Да. Ну да, собирались, — подтвердила Кэти. — Но сначала я хотела заглянуть к тебе. Мамочка…

Кэти явно хотела что-то сказать, но Эбби услышала шум мотора и обрадовалась предлогу прекратить разговор.

— Похоже, Стюарт приехал. Да и мне пора бежать. Даже не представляла, сколько времени я провела на чердаке, а ведь у меня через час назначена встреча с Деннисом Паркером…

— В отеле? — неожиданно заволновалась Кэти.

— Ммм… В чем дело, детка?

Однако ответа Эбби не дождалась, потому что одновременно затрезвонил телефон и в заднюю дверь постучал Стюарт.

— Позвони мне! Расскажешь, чем закончились ваши сегодняшние поиски.

Эбби поцеловала дочь и легонько подтолкнула ее к двери, после чего бросилась в холл к телефону.

Она все еще грустно улыбалась, когда полчаса спустя, вышла из душа и принялась вытираться большим пушистым полотенцем.

Кэти — такая заботливая любящая девочка… И это не только ее, материнское, мнение. Эбби очень хотелось, чтобы Стюарт и его родители оценили ее дочь по достоинству. Стюарту очень повезло с невестой, поэтому он должен особенно остерегаться, чтобы не причинить Кэти боль, как Сэм причинил боль ей, Эбби.

Но улыбка сползла с ее лица, едва она вспомнила, как, по словам Кэти, Стюарт отреагировал на поведение Сэма, узнавшего о беременности. Наверное, это естественно, ведь Стюарт мужчина и смотрит на все иначе… Поэтому позиция Сэма ему понятна. Но…

Что «но»? Не нравится, что Кэти повторяет слова Стюарта? Моя дочь должна была рано или поздно стать взрослой и на какое-то время отдалиться от меня, напомнила она себе. Не может же она вечно оставаться маленькой. Кэти и Стюарт любят друг друга, а так как девочка влюблена, нет ничего странного, когда она без конца добавляет: «Стюарт говорит». Это в порядке вещей. Придется мне научиться терпению и положиться на свое чувство юмора… И, кстати, на воспоминания о том времени, когда Кэти пошла в школу и едва ли не каждую фразу начинала со слов: «Миссис Джонсон говорит».

8
{"b":"3336","o":1}