ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь почти болезненная хватка руки Дата удерживала ее от вспышки. Но когда они уда лились от дома на почтительное расстояние, она вырвалась и со слезами в голосе обрушилась на него;

— Почему ты не сказал, чтобы он убирался? Почему позволил ему думать, что у него есть право поселиться на вилле? Он не может здесь жить и ты это прекрасно знаешь! Он сделал это только потому… потому…

— Продолжай, — произнес Даг. — Почему же?

— Потому, что хочет шпионить за нами! — выпалила наконец Имоджен. — Потому что…

— Потому что у него явно возникли подозрения? Но мы уже уяснили это.

Имоджен молча отвернулась. До нее только теперь начал по-настоящему доходить как сам факт появления Фила в Майами-Бич, так и то, что оно означало на самом деле. Фил не собирался досаждать им из чистой вредности и злобы. У него были гораздо более зловещие и опасные намерения. Осознание серьезности положения заставило ее побледнеть.

— Ты хочешь сказать, будто Фил подозревает, что мы не… что наш брак… Но ведь он может только догадываться, — возразила Имоджен, глядя на Дага умоляющими глазами, словно же лая уговорить его.

— Да, на этой стадии, — признал он. — Но не надо недооценивать противника, Имоджен. Фил — человек очень опасный.

— Но если ты действительно так думаешь, то почему бы не пуститься на хитрость? Поговори, например, с этой миссис Сойер — может, она пойдет тебе навстречу и скажет… ну, что должен приехать какой-нибудь человек, останавливающийся только у нее, и…

— Чтобы заставить Фила подозревать нас еще больше? — прервал он ее. — Нет, так поступать нельзя. Я с самого начала ожидал чего-то подобного с его стороны.

— Ты должен был предупредить меня! — пылко возразила она. — Я никогда не думала, что. Фил станет преследовать нас в прямом смысле слова.

— Я не имел в виду именно это, — сказал Даг. — Но я говорил тебе о риске, на который мы идем, а также о том, что ни в коем случае не позволю подвергнуть опасности мою репутацию как профессиональную, так и личную, Не вводи себя в заблуждение, Имоджен. Ты не просто рискуешь потерять бизнес Энсли. Если Фил решит, что у него есть основания возбудить против нас дело… — Он на мгновение замолчал и покачал головой. — Людям грозила тюрьма за более безобидные дела.

— Тюрьма… — Имоджен побелела как полотно. — Нет-нет, ты просто пытаешься меня запугать.

Она пытливо вгляделась в его лицо, пытаясь найти там намек на былое подтрунивание. Но Даг был абсолютно серьезен… и абсолютно спокоен, Как он может сохранять спокойствие после только что сказанного мне, после того как нагнал на меня такого страху, с тоской подумала Имоджен. Тюрьма… Нет, это просто не возможно! Невозможно?

Но если бы она сама не предложила ему жениться на ней, не было бы нужды лгать. Зато тогда она потеряла бы то, что было дорого ее отцу и деду. Господи, что за замкнутый круг! И как из него выбраться?

Она почувствовала, как на глаза в очередной раз наворачиваются слезы.

— Успокойся. — Даг притянул Имоджен к себе и ласково провел по волосам. — Будем надеяться, что все обойдется. А сейчас постарайся как можно меньше общаться с Филом, пока меня не будет, ладно?

Имоджен кивнула. Когда он сел в машину и поехал, она долго смотрела ему вслед, чувствуя себя брошенной в стане неприятеля.

Идя по дорожке к вилле, она заметила, что в окне второго этажа колышется занавеска. Или это сквозняк, или кто-то подглядывал за ними. Скорее всего последнее.

В холле ее встретила хозяйка с улыбкой на. ярко накрашенных губах и с жадным любопытством во взгляде. Обменявшись с ней любезны ми приветствиями, Имоджен поспешно удалилась в апартаменты и до приезда Дага сидела там, предаваясь мрачным размышлениям.

Но его возвращение не принесло ей желаемого облегчения.

— Ситуация изменилась, Имоджен, — сказал Даг, едва переступил порог гостиной. — Пока Фил живет на вилле, ты будешь спать в моей спальне.

— В твоей спальне? — не веря своим ушам, переспросила Имоджен. — А где же будешь спать ты?

Она тут же догадалась об ответе, и его взгляд только подтвердил ее худшие опасения.

— О нет! Нет… Только не это. Я не стану спать с тобой в одной… Нет, это невозможно.

— У нас нет выбора, — развел руками Даг. — Миссис Сойер только что сообщила мне, что Фил интересовался, с какой стати мы занимаем апартаменты с двумя спальнями. Не знаю УЖ, что она ему ответила, но перспектива такова: либо ты делишь спальню и, соответственно, постель со мной, либо перед тобой возник нет перспектива разделить с кем-нибудь тюремную камеру.

— Нет, — снова протестующе воскликнула она. — Нет! Ты просто пытаешься запугать меня!

— О Боже! С какой целью? Думаешь, я настолько нуждаюсь в женщине, что заставлю тебя спать со мной насильно? Не будь ребенком, Имоджен, — опять съязвил он. — В данный момент меня волнует совсем не секс, а возможное обвинение в мошенничестве.

Имоджен привычно закусила нижнюю губу, затем медленно спросила:

— Ты действительно так считаешь? Действительно считаешь, что Фил подозревает нас? — Имоджен содрогнулась, в глазах мелькнул страх. — Но ведь нас не смогут посадить в тюрьму, Даг? Я хочу сказать, как будто мы…

— Как будто — что? Как будто мы сделали что-то плохое, сговорившись лишить Фила наследства? Сомневаюсь, что суд проявит пони мание и снисходительность. — Даг бросил на нее сумрачный взгляд. — Разумеется, если ты предпочитаешь пренебречь моим советом и рискнуть…

— Нет, — быстро вставила Имоджен, чувствуя, как страх все сильнее проникает в душу.

— Сложившаяся ситуация нравится мне не больше, чем тебе, — заверил ее Даг. — Я согласился жениться на тебе, Имоджен, а не спать с тобой. Можешь мне поверить, если бы существо вал способ отделаться от Фила, не подливая масла в огонь его подозрений, я бы так и поступил,

Значит, Даг не хочет спать с ней, делить с ней постель? Поняв, что сие известие не принесло ей ожидаемой радости, Имоджен нахмурилась.

Эти неуловимые, ускользающие чувства переполнявшие ее, — были ли они действительно разочарованием, обидой и болью от отказа? Конечно нет!

Имоджен молча огляделась. Впервые она переступила порог спальни, которую занимал Даг.

— Ну как, эта комната кажется тебе подходящей. Или ты предпочитаешь свою?

Она пожала плечами, давая понять, что ей все равно. И повернулась, намереваясь уйти. Но Даг, поймав ее за руку, остановил и пробор мотал:

— Скажи спасибо, что апартаменты Фила находятся в другой стороне дома. Иначе он наверняка отмечал бы каждый доносящийся из нашей спальни звук… или же его отсутствие.

Заметив появившееся на ее лице выражение отвращения, он скептически ухмыльнулся.

— Уверяю тебя, это ничто по сравнению с той грязью, что может быть вылита на нас в суде…

Они стояли посредине просторной комнаты, в которой главенствовала огромная кровать с белоснежным покрывалом. Наверное, эта спальня вполне могла стать уютным гнездышком для какой-нибудь женщины, местом, где та впервые познала любовь и ласку мужчины. Но этой женщиной никак не могла быть она,

Имоджен. Пытаясь скрыть вдруг нахлынувшее на нее чувство острой тоски, она закусила нижнюю губу.

Имоджен боялась, в первый раз в жизни по-настоящему боялась. И вовсе не Дага, как не претила ей перспектива делить с ним спальню… и постель тоже. Нет, она боялась опасности, о которой он с такой безжалостной откровенностью предупреждал ее.

— Но неужели… неужели мы на самом деле можем попасть в тюрьму? — спросила она прерывающимся от ужаса голосом, с трудом разлепляя пересохшие губы.

— Что ты хочешь от меня услышать, Имоджен? Удобную ложь, которая позволит тебе чувствовать себя лучше? Ведь ты же сама все время твердишь, что уже выросла, что ты больше не ребенок, — напомнил он.

— И ты всерьез полагаешь, что, если Фил поверит в то, что мы спим вместе, что наш брак не фиктивен, он оставит нас в покое? — продолжала допытываться она.

— Тогда у него, несомненно, будет меньше оснований для подозрений, — кивнул Даг. — Но не стоит недооценивать врага, Имоджен. Фил — лжец и мошенник и, будучи таковым, прекрасно распознает эти качества в других.

20
{"b":"3337","o":1}