ЛитМир - Электронная Библиотека

В суматохе, вызванной неожиданным и не желательным появлением Фила, она запихала все свои вещи в чемодан, а чемодан спрятала под кровать. Совсем как маленькая девочка, которая считает, что тайника надежнее, чем под подушкой, просто не существует на свете.

Закусив нижнюю губу, Имоджен неуверен но посмотрела на дверь. Рискнуть пробежать через гостиную так как есть, завернутой в полотенце? А дальше? Вещи в чемодане наверняка превратились в жеваные тряпки, которые все равно невозможно надеть.

Она все еще размышляла над этой проблемой, когда дверь спальни распахнулась и во шел Даг.

Имоджен удивленно посмотрела на него.

— Ты же сказал, что придешь еще не скоро, — напомнила она, отчаянно надеясь, что полотенце прикрывает ее достаточно надежно.

— Да, сказал, но на веранду заявился Фил с ехидными подковырками насчет мужей, пренебрегающих своими молодыми женами.

— Он все еще там? — с беспокойством спросила Имоджен.

— Да. Когда я уходил, он сидел развалясь в кресле и созерцал луну. А в чем дело? Имоджен недовольно поморщилась.

— Просто хочется знать, чем занят неприятель.

— А-а-а, вполне понятное желание, — протянул Даг. — Но тебя, по-моему, заботит что-то еще.

— Видишь ли, я забыла свои вещи в пре жней спальне, в чемодане. И они, наверное, помялись.

Даг безразлично пожал плечами.

— Попросишь, чтобы погладили их утром. Сейчас уже неудобно будить прислугу.

Имоджен неловко поежилась под полотенцем.

— Да нет, ты не понял. Мое… мое белье, ночная рубашка — словом, все осталось там,

Взгляд, который бросил на нее Даг, заставил Имоджен почувствовать себя не в своей тарелке.

— Но не могу же я обойтись без ночной рубашки! — воскликнула начинающая впадать в панику Имоджен. — Мне не в чем спать, ты это понимаешь? Тебе хорошо, все твои вещи здесь.

— Новоиспеченная жена, Имоджен, — сообщил Даг назидательным тоном, — не устраивает проблему из-за того, что у нее не оказалось под рукой ночной рубашки. А в нашей теперешней ситуации, когда Фил повсюду сует свой нос, это особенно неумно. Что, если он примется расспрашивать прислугу? Боюсь, что хотя бы на эту ночь тебе придется остаться в том, в чем ты есть, то есть…

Имоджен ошеломленно уставилась на него.

— Нет! Я не могу…

— Можешь, — возразил Даг. — Я делаю это постоянно.

Пораженная ужасом Имоджен перевела взгляд на кровать, потом опять на Дага.

— Я не собираюсь спать в постели вместе с тобой совсем… Если оба мы… Если ни на ком из нас не будет одежды… — с трудом подбирая слова, лепетала она.

— И почему же? — невозмутимо спросил Даг.

Имоджен бросила на него недоуменный взгляд. Что он такое спрашивает? Разве это не очевидно?

— Потому что так не делают, — запинаясь ответила она.

Брови Дата поползли вверх.

— Неужели? Мне кажется, у тебя несколько странные представления о взаимоотношениях супругов. Могу тебя заверить, что именно так они и делают.

Он замолчал, следя за Имоджен, которая неудержимо покрывалась пунцовым румянцем.

— Нет ничего… — тихо проговорил Даг, — ничего более чувственного, более прекрасного, чем соприкосновение обнаженных тел…

Странное, пьянящее ощущение, казалось, медленно, но неотвратимо пропитывало все ее существо, принося с собой почти болезненно-острое желание, пронизанное горько-сладким опасным возбуждением. Соприкосновение тел, сказал Даг, соприкосновение обнаженных тел. Он ведь не имел в виду никого персонально, так откуда же это внезапное ощущение жара, откуда эти образы их нагих сплетенных тел?..

Чувствуя, как горит лицо, Имоджен отступила за кровать.

— В чем дело, дорогая? — поддразнил он. — Боишься, что, увидев мое беззащитное тело в постели рядом с твоим, не сумеешь совладать с эмоциями, и твоя необузданная страсть вырвется наружу, и…

Имоджен понимала, что он просто иронизирует, посмеивается над ней, но, вместо того чтобы почувствовать облегчение от попытки перевести разговор на шутливый лад, испытала…

Она с трудом сглотнула, слишком подавленная охватившими ее эмоциями, чтобы быть в состоянии дать им имя. Не доверяя языку, Имоджен совсем по-детски схватила с кровати по душку и сердито запустила в Дага. Смеясь, он до обидного легко поймал ее.

— Детка, ну что ж, если ты хочешь так, то…

Он двигался столь быстро, что у нее не было никаких шансов ускользнуть. Все еще смеясь, Даг схватил Имоджен, поднял в воздух и удерживал на вытянутых руках, в то время как она; яростно брыкаясь, требовала освободить ее.

Через пару минут, уступив просьбам, он отпустил ее талию. Ноги Имоджен коснулись пола, и тут она почувствовала, что полотенце сползает с ее тела.

Это было так похоже на то, что произошло совсем недавно. Только на этот раз… на этот раз. Непослушными пальцами Имоджен попыталась подтянуть полотенце, когда вдруг услышала слова Дага:

— Может, ты и права, Имоджен: спать вместе не такая уж хорошая идея, но, боюсь, у нас нет выбора. — Голос его звучал неожиданно резко. — Выбора нет ни у кого из нас, так что придется мириться с существующим положением дел. По крайней мере, эта чертова кровать достаточно велика, чтобы обеспечить нам обоим некоторое подобие уединения…

Неудивительно, что Даг так разозлился, подумала Имоджен, когда он уже исчез за дверью ванной, а она с несчастным видом заползла под простыню.

Горло саднило от сдерживаемых слез. И надо же было выставить себя такой дурой, подняв шум из-за ночной рубашки? Все поведение Дага, смена настроения после того, как он увидел ее полуобнаженной, ясно свидетельствовали об отсутствии даже малейшего сексуального влечения с его стороны.

Так, разумеется, и должно было быть. Именно этого она и хотела. Разве не так? Конечно так, решительно сказала она самой себе, при строившись как можно ближе к краю кровати, и закрыла глаза, стараясь не обращать внимания на доносящиеся из ванной звуки.

В отличие от нее Даг предпочитал душ. Имоджен невольно содрогнулась, неожиданно пред ставив себе его обнаженное тело, мокро блестящую, как плотный атлас, кожу.

Она не хочет его. Разумеется, не хочет. Он ей даже не нравится, не говоря уже о любви!

Протестующе всхлипнув, Имоджен схватила одну из подушек и накрыла ею голову, заглушив доносящиеся из ванной мучившие ее звуки.

9

Имоджен в испуге села на кровати. Кто-то стучал в дверь гостиной. Голос Фила, выкрикивавшего их с Дагом имена, заставил ее внутренне сжаться.

Даг! Ее тревога возросла — причина, по которой ей было так уютно и тепло, заключалась в том, что во сне она отодвинулась от края кровати и лежала теперь практически в центре, под самым боком Дага.

— Все в порядке, Имоджен, успокойся. Я пойду и узнаю, что ему нужно, — сказал он, включая настольную лампу и спуская ноги на пол.

Имоджен отвела взгляд от его голой спины. Однако ей не удалось сделать это достаточно быстро, и мысленный образ его совершенного тела заставил ее затрепетать.

Уголком глаза она видела, как он надел ха лат, лежавший на кресле рядом с кроватью, и облегченно вздохнула.

— Да, Фил, в чем дело? — услышала она не довольный голос Дага из смежной комнаты.

Имоджен не знала, как разворачивались события дальше. Но, по-видимому, настырный родственник, преследуя вполне определенные цели, миновал Дага и возник в дверном проеме спальни, восклицая:

— Дело в Лиз! А Имоджен…

Он скорее разочаровался, чем обрадовался, когда увидел меня, поняла Имоджен, глядя на Фил, который остановился в изножье кровати. Остро ощущая свою наготу, она подтянула простыню к самому подбородку.

— Что случилось, Фил? Что с Лиз? — резко спросил Даг, появляясь за его спиной.

— Видите ли… у нее болит голова, и я подумал: может, у вас найдется аспирин или что-нибудь в этом роде. Мы никак не можем отыскать свой.

— Болит голова? — Брови Дага гневно сошлись на переносице. — Так вы разбудили нас посреди ночи только потому, что у вашей жены разболелась голова?

23
{"b":"3337","o":1}