ЛитМир - Электронная Библиотека

Пройдет совсем немного времени, и люди забудут те места, где когда-то любили посидеть всей семьей. Их дети перестанут просить родителей повести их в другой ресторан — в другую страну…

Но если ее сердце обливается кровью, то почему так индифферентен Даг? Неужели ему безразлична судьба архитектурных творений, к которым он имел самое прямое отношение? Почему раньше, при жизни ее отца и деда, он стремился стать полноправным партнером В их бизнесе, а теперь, когда цель вроде бы близка, словно ушел в кусты…

Ее размышления были прерваны окликом, сделанным довольно развязным тоном:

— Эй, в чем дело, крошка, твой парень задал тебе жару? — Повернувшись, Имоджен на тянуто улыбнулась смотрящему на нее сквозь открытую дверь кабинета прыщавому подростку. — Помереть мне на месте, если нет, а то с чего бы ты такая квелая.

На лице ее не появилось даже тени предательского румянца, который вызывали у нее гораздо менее откровенные реплики Дага.

— Есть какие-нибудь новости по поводу работы, которую тебе обещали. Тони? — спросила она, как будто ничего не слыша.

— Не-а… На фиг я им нужен с моей квалификацией. Забивать гвозди может даже дебил.

— А ты попробуй получить какую-нибудь специальность, — предложила Имоджен. — Пойти в вечернюю школу.

Она заранее знала ответ, поэтому не удивилась, когда подросток отрицательно покачал головой. Когда система обращается с молодым человеком жестоко, трудно требовать от него доверия к ней, подумала Имоджен, глядя вслед удаляющемуся парню.

Часом позже, возвращаясь домой, она со страхом ожидала решения Дага. К ее удивлению, припарковавшись позади дома, она увидела стоящий там незнакомый автомобиль.

Вылезши из машины, Имоджен с недоумением осмотрела сверкающий «мерседес» и, войдя в заднюю дверь, прошла по лабиринту коридоров и маленьких темных комнат.

Услышав в холле голоса и узнав один из них, она замерла. Это был Фил, сводный брат отца. Что он здесь делает? И, что самое главное, как попал сюда?

Набрав полную грудь воздуху, Имоджен от крыла дверь, ведущую в холл.

Фил стоял к ней спиной, его лысина поблескивала в свете зажженной люстры. Он, как и его спутник, задрав голову, разглядывал потолок.

— Полагаю, лепнину надо будет сбить, что бы пыль не собирала, а от люстры избавиться. Кое-что за нее выручить можно, хотя в наши дни спрос на такие вещи невелик. Слишком большая и старомодная. Может, лучше отправить ее за границу, а?..

Мужчина обернулся и, увидев Имоджен, дернул Фила за рукав.

— А, Имоджен…

Сердечный тон «дядюшки» не обманул Имоджен. И никогда не обманывал. Она разделяла недоверие и нелюбовь, которые в последние годы питали к нему дед и отец.

— Что вы здесь делаете? — спросила Имоджен, не обращая внимания на мнимое дружеское обращение.

Незнакомый ей мужчина поспешно отошел к окну и принялся «изучать» вид из окна. Лицо Фила посуровело.

— Просто осматриваю мое наследство.

— Оно еще не ваше! — возмущенно воскликнула Имоджен. фил небрежно пожал плечами. В отличие от деда и отца Имоджен с возрастом он потолстел, и краска гнева, покрывшая лицо, только подчеркнула его бесформенность и одутловатость.

Отец как-то сказал ей, что у брата отврати тельный характер. До сего момента она видела фила лишь несколько раз и впервые имела возможность убедиться в этом лично.

— Пока, может быть, и нет, но скоро будет! — злорадно заверил ее Фил. — И черта с два тебе или кому-нибудь другому удастся помешать мне. На этот раз старик перехитрил сам себя. Тебе не выплатить даже налога на наследство — я навел справки. — И самодовольно ухмыльнулся, увидев растерянное выражение лица девушки.

Надежда Имоджен воззвать к добрым чувствам Фила умерла окончательно. И него их про сто не было. Ему доставит удовольствие уничтожить все, что хоть как-то было связано с именем ее отца и деда.

Услышав скрип тяжелой парадной двери, она обреченно обернулась, но это был не очередной «деловой партнер» Фила.

Войдя в холл, Даг огляделся и нахмурился, увидев посторонних. Фил в свою очередь бросил на него злобный взгляд, но Даг словно бы мгновенно позабыл о его присутствии. Теперь он смотрел на Имоджен, и смотрел так, что у нее перехватило дыхание.

Сердце ее сжалось, утонув в горячем, чувственном взгляде. Откуда у глаз Дага взялась эта способность так резко меняться от холодного, равнодушного золота до жаркого, расплавленного янтаря? Где он научился глядеть на женщину так, что Имоджен и все присутствующие в комнате мгновенно ощутили его желание…

— Даг! — негромко воскликнула Имоджен, машинально прикрывая рукой шею, где бешено пульсировала жилка. — Я… я думала, ты прилетишь гораздо позже.

— Так и должно было быть. Но я не мог больше оставаться вдали от тебя!

Имоджен изумленно воззрилась на Дага, чувствуя, как горит ее лицо. Что он хочет показать? Ведь он так же хорошо, как и она, знает…

Даг нетерпеливо пересек холл, бросил на пол упавший с глухим стуком портфель и крепко обнял ее. Имоджен обмерла и поспешно спрятала лицо у него на груди.

— Боже, как я по тебе соскучился, — глухо пробормотал он.

Имоджен нервно сглотнула, не зная, что сказать.

— Ты уже сообщила твоему… дяде нашу радостную новость, любовь моя?

Их радостную новость? Какую новость? Рванувшись из сильных рук Дага, Имоджен подняла голову. С губ ее уже были готовы сорваться возмущенные слова.

Но высказать их ей не удалось. Быстро опустив голову, он совершенно неожиданно остановил ее поцелуем.

Даг обнимает ее… Целует ее… Но можно ли было назвать это поцелуем? Имоджен с тревогой заглянула в его глаза. Они по-прежнему были того незнакомого, от которого перехватывало дыхание и учащалось сердцебиение, янтарного цвета. И губы, прижимавшиеся к ее губам, почему-то заставляли представить то, чего представлять было никак нельзя… По телу Имоджен прокатилась дурманящая волна вожделения.

Ее глаза были открыты, как и его, почти гипнотизирующие Имоджен, вынуждающие под чиниться их молчаливой команде. Даг почувствовал как обмякли ее губы, расслабилось тело, словно растекаясь по его груди, расслабилось и в то же время сотрясается странной дрожью. К своему ужасу, Имоджен ощутила, как твердеют ее соски, и с негромким протестующим вскриком отстранилась от его губ.

— Ты права, — произнес Даг, как будто она что-то сказала. — Сейчас не время и не место.

Его голос прозвучал мягко и чуть хрипловато, и вдоль позвоночника Имоджен словно про бежала теплая волна.

— Что, черт возьми, здесь творится?

Имоджен с трудом отвела взгляд от лица Дага и обернулась к Филу.

— А разве она вам не сказала? — вежливо поинтересовался Даг. — Мы собираемся пожениться. Я уже получил лицензию, — сообщил он Имоджен, отворачиваясь от источающего ярость Фила и ведя себя так, будто его вовсе здесь не было, будто они находились в холле в полном одиночестве, будто… — Свадьба будет такой, как ты хотела: скромной и тихой. В церкви…

В церкви! Имоджен внутренне сжалась, но сумела удержаться от замечаний.

— Этот номер у вас не пройдет! — взорвался позади них Фил. — Думаете, я не понимаю, чего вы добиваетесь? Думаете, я не…

— Мистер Энсли-Смит… — К восхищению Имоджен, не повышая голоса и даже не поднимая головы, Даг сумел утихомирить разъяренного родственника. — Мне кажется, вам пора уходить. Я провожу вас.

Он отпустил Имоджен, и та с удовольствием смотрела на ошеломленного Фила и его смущенного компаньона, не понимающего, что тут происходит и во что его втянули.

— Вы обо мне еще услышите, — пригрозил уходя Фил. — Вы пока еще не женаты, а кроме того…

— Прощайте, мистер Энсли-Смит, — перебил его Даг, закрывая за непрошеными гостя ми дверь.

— Ты… ты действительно имел в виду то, что сказал? — спросила Имоджен, прерывая тяжелое молчание, воцарившееся после ухода Фила. — Насчет нашей женитьбы?

— Да, — спокойно ответил Даг. — А в чем дело, детка? — поинтересовался он, неожиданно возвращаясь к привычному для нее насмешливому тону. — Ты что, передумала?

6
{"b":"3337","o":1}