ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж, с этим я ничего не могу поделать! — отрезала Имоджен, отворачиваясь, чтобы он не видел, как ее щеки предательски заалели, и не понял, что его замечание, как это ни странно, задело ее. — Или, может, ты предлагаешь мне выйти на улицу и найти себе партнера на одну ночь только для того, чтобы тебя не смущало… отсутствие у меня сексуального опыта?

— Бог мой, если бы я только подумал…

Имоджен вскрикнула от неожиданности — Даг схватил ее за плечи, по-видимому собираясь хорошенько встряхнуть, но столь же внезапно отпустил, так что у нее не было даже времени на то, чтобы открыть рот для протеста.

— Мы же не в игры играем, Имоджен. Это реальность, и чертовски опасная реальность! Задумывалась ли ты над тем, что случится с нами, если Филу придет в голову возбудить против нас дело по обвинению в мошенничестве?

— Он не… не сможет поступить так, — пролепетала Имоджен.

— Ты видела выражение его лица в тот момент, когда он узнал, что ему не удастся унаследовать бизнес Энсли, так же хорошо, как и я, — напомнил ей Даг. — Один намек, один-единственный намек на то, что наш брак фиктивен, — и он тут же напустит на нас своих адвокатов.

— Но откуда он узнает? Кроме того, ничего нельзя будет доказать, — неуверенно возразила Имоджен.

— Верно, если мы оба станем соблюдать осторожность, — согласился Даг. — И если ты будешь помнить о том, что мы собираемся стать супружеской парой. Парой, которая в глазах всех окружающих безумно влюблена друг в друга — до такой степени, что нам не терпится как можно скорее обвенчаться.

Имоджен нервно сглотнула. Воображение у нее было богатым, даже очень богатым. Но пред ставить себя до безумия влюбленной в Дага… а тем более Дага, отвечающего на эту любовь взаимностью!..

— Будут еще какие-нибудь указания? — вызывающе спросила она, борясь с нахлынувши ми паникой и унынием.

Даг кинул на нее такой взгляд, что у Имоджен сердце ушло в пятки.

— Не выводи меня из терпения, — предупредил он.

Внезапно Имоджен почувствовала, что с нее довольно.

— Знаешь, ты ведь не обязан это делать. Никто не заставляет тебя жениться на мне, а я тем более не хочу выходить за тебя замуж. Почему бы нам просто-напросто не забыть об этом, Даг? Почему бы нам…

— А почему бы тебе подумать прежде, чем раскрыть свой прелестный ротик? — зло пре рвал ее Даг. — Ты, кажется, забыла об одной мелочи: Фил уже знает, что мы собираемся по жениться.

— Ну и что… Всегда можно представить это как размолвку между любовниками. Такое час то случается, уж ты-то должен знать! — дерзко возразила она.

Как ни странно, но этот выпад произвел гораздо меньший эффект, чем предыдущее предложение.

— Любовники всегда мирятся, по крайней мере, до тех пор пока остаются любовниками, — сухо ответил Даг. — Нет, Имоджен, теперь мы связаны. Слишком поздно отступать.

— В одном, во всяком случае, мистер Мартин был прав, — сказала Имоджен с наигранной бравадой. — Тебе, должно быть, до смерти хочется прибрать к рукам наш бизнес, если ради него ты готов отважиться даже на такое. — И, пожав плечами, повернулась к нему спиной, стараясь не обращать внимания на бьющую ее дрожь.

— Да, — угрюмо согласился Даг. — Готов, тем более что и я вложил в него немало и мне будет жалко, если от моих творческих разработок не останется и следа… Кстати, я уже переговорил со священником, — сообщил он, резко меняя тему разговора. — Он согласился, что скромная церемония где-нибудь в середине недели будет лучше всего…

— Что ты сказал? — резко повернулась к нему Имоджен. — Но ведь…

— Ты сама предложила мне это, — с невинным видом напомнил ей Даг.

Имоджен стиснула зубы, подавляя желание закричать. Все равно, что бы она ни сказала или сделала, он всегда найдет способ настоять на своем.

Что ж, настанет день… Когда-нибудь наста нет день, когда я переиграю его, пообещала себе Имоджен, очень надеясь, что день этот наста нет достаточно скоро.

— Вы со священником уже назначили день или мне будет позволено тоже принять в этом участие?

— На той неделе, в четверг, — ответил Даг, не обращая внимания на ее сарказм.

— Так скоро? Но… — Она запнулась, чувствуя внутри холодок нехорошего предчувствия.

— Нет никакого смысла тянуть, — пояснил Даг. — На то, чтобы выполнить условия завещания твоего деда, осталось два месяца, а у меня назначено несколько деловых поездок. Собственно говоря, на следующий день после свадьбы мне придется улететь в Майами. К сожалению, это означает, что мы не сможем совершить традиционного свадебного путешествия. — Увидев выражение лица Имоджен, он насмешливо улыбнулся. — Я так и думал, что это тебе понравится… Столь скоропалительная свадьба означает, что нам не придется приглашать много гостей, а чтобы успокоить общественное мнение, придется позднее устроить прием. Как я уже говорил, ты можешь во всем положиться на меня, кроме одной вещи. Свадебного платья…

— Свадебного платья? — Имоджен подозрительно взглянула на Дага. — Я не собираюсь переводить деньги на свадебное платье…

— Неужели? И что же ты наденешь? Надеюсь, не то, что на тебе сейчас?

Она бросила на него испепеляющий взгляд.

— Не будь смешным. Я…

— Послушай, детка, я не намерен тратить время на споры с тобой. Моя семья, как и твоя, имела и до сих пор имеет в наших местах определенный социальный статус. Я понимаю, ты современная молодая женщина. И унаследованное богатство вместе со всем, что этому сопутствует, вступает в противоречие с твоими убеждениями, но иногда, ради уважения чувств других людей, приходится поступаться принципами.

— Хочешь сказать, что я должна надеть традиционный свадебный наряд, чтобы не повредить твоей репутации? — рискнула спросить Имоджен.

— Нет, я хочу сказать не это!

Гнев. прозвучавший в голосе Дага, заставил ее взглянуть на него. Я действительно вывела его из себя, поняла Имоджен. На рельефных скулах выступили темные пятна, губы плотно сжались. Даже походка, которой он пересек комнату, чтобы остановиться прямо перед ней, показывала, что Даг потерял терпение.

— — Мне плевать, даже если ты предстанешь перед алтарем в рубище и с головой, посыпанной пеплом, чего тебе, по всей видимости, и хочется… В чем дело, Имоджен? Боишься, что кто-нибудь может не понять мотивов этого брака что кто-нибудь — этот некто — может не оценить жертвы, которую ты приносишь? Что ж позволь мне предупредить тебя, Имоджен: если ты вздумаешь сообщить этой ненасытной пиявке, Джону Харперу, истинную причину нашей женитьбы…

Джону Харперу? Что это взбрело Дагу в го лову? Зачем ей рассказывать Джону подобные вещи? И почему он так зло говорит о нем?..

— Если ты полагаешь, — с мрачным видом продолжил Даг, — что я…

Имоджен покорно кивнула, внезапно потеряв всякое желание бороться.

— Хорошо, Даг. Я оденусь так; как тебе надо, — сказала она сдавленным голосом, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы.

Имоджен отвернулась, но недостаточно быстро, и Даг тоже заметил их. Негромко выругавшись, он хрипло произнес:

— Ладно, извини, если я тебя обидел. Но ты должна понять, что…

— Да нет, ничего страшного… Дело не в твоих словах. Я и так прекрасно знаю твое мнение обо мне. Просто… — Имоджен гордо подняла голову, не зная, какой беззащитной в действительности выглядит, несмотря на вызывающую позу и деланно решительный голос. — Просто я всегда представляла себе, что, когда буду вы ходить замуж… когда буду выбирать себе свадебное платье… — Она сглотнула стоявший в горле комок слез. — Что я буду выбирать и надевать его для человека, который любит меня… для человека, которого люблю я.

Было видно, как на щеке Дага дергается какой-то мускул. В конце концов, может быть, она тоже не до конца понимает его. Может быть, где-то глубоко в душе у него тоже таится желание жениться по любви.

— Хотя, — сказала Имоджен, пытаясь казаться более жизнерадостной, чем это было на самом деле, — я всегда смогу сделать это…

— В следующий раз! — буквально прорычал он. Она никак не могла понять, что в ее словах могло вызвать у Дага столь неприкрытую ярость.

8
{"b":"3337","o":1}