ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А между тем в том интервью прозвучало и несколько провокационных вопросов. Например, некто поинтересовался, не собирается ли сэр Рандолф через некоторое время стать тестем? К несчастью, Сьюэлл невнятно ответил на этот вопрос, допустив двусмысленность. Поэтому Лесли, исправляя его неловкую ошибку, сейчас ответила, что она не собирается выходить замуж, но на ее отце не прервется их династия нефтяников, так как она сама в ближайшее время намерена войти в дело отца. Кстати, она сказала, что мистер Эджертон независимый человек и вправе самостоятельно решать, последовать за боссом в пески или оставаться в Лондоне.

Покончив с интервью, Лесли с головой ушла в работу. Она и раньше старалась держаться подальше от журналистов, а теперь, когда отец намеревается занять государственный пост, ей придется быть еще более осторожной. Любая более или менее неофициальная статья наверняка может повредить репутации отца.

Начав работу, через некоторое время она заметила, что не в состоянии собраться. Сказывались последствия нескольких бессонных ночей. Оставив аппаратуру включенной, она прошла в спальню, чтобы прибегнуть к старому испытанному средству: чашечке кофе с круассаном. За этим занятием ее и застал секретарь отца, принесший утреннюю почту.

Взяв стопку конвертов, Лесли методично надорвала каждый. Большинство из них касались различных аспектов ее работы и только подтверждали уже знакомую ей информацию, банк прислал очередной отчет по балансу, пестрели несколько открыток с Канарских островов от друзей и рекламных буклетов.

Наконец она вскрыла последнее письмо. Скользнув взглядом по конверту и еще ничего не подозревая, она неожиданно встревожилась. Обратный же адрес в прозрачном окошечке конверта заставил ее вздрогнуть. До боли сжав челюсти, Лесли задышала носом нервно и прерывисто. Не веря происходящему, она несколько раз перечитала надпись. Невил Хаггинс, будь он проклят!

Прежде чем достать письмо из конверта, она налила вторую чашку кофе и автоматически выпила уже остывшую жидкость. Два года назад она узнала из газет, что его, колоссально известного в модельном мире фотографа, пригласили на высокий пост в новую телекомпанию.

Она прочла коротенький текст. Он хочет ее видеть.

Но почему? После стольких лет?

Лесли закрыла глаза и снова почувствовала себя наивной восемнадцатилетней девочкой, влюбленной и восторженной. Она вдруг вспомнила, как все это было…

2

— Лесли, с тобою все в порядке?

— Все в порядке, папа.

Мягкие блики упали на нежную светлую кожу Лесли, доставшуюся ей в наследство от бесчисленных предков чистейших кельтских кровей. Лучи заходящего солнца на мгновение осветили прекрасные черные волосы и удивительные глаза, менявшие свой цвет в зависимости от настроения: от пасмурно-серого до аметистово-синего. Сейчас они были ярко-фиалковые. Она внимательно слушала отца, обращавшегося к ней со словами утешения. Всего лишь три месяца, как, закончив привилегированный женский колледж в Кембридже, она вернулась в родной Сандерленд, и отец с удивлением наблюдал, как его дочь стремительно превращается из девочки-подростка в юную прелестную женщину.

Отец в последний раз пытался образумить ее. Он говорил о помолвке с Донахью, о том, что ей всего восемнадцать и она ничего не смыслит во взрослой жизни. Она пыталась решительно возражать. В конце концов, ее собственная мать вышла замуж в девятнадцать лет! При упоминании о матери, лицо отца погрустнело. Десять лет назад умерла она и брат Лесли, совсем еще младенец, а сэр Рандолф О'Коннор так и не женился. Много воды утекло с той поры как он, выходец из глухого ирландского графства, женился на Габриеле Барнард. Теперь он, богач, владелец нефтеносных участков шельфа в Северном море, названных в честь супруги месторождением Барнард, старался найти общий язык с Лесли, своей единственной дочерью. Он видел, как она хмурится, как надувает губки, как все ее существо возмущено услышанным.

Шесть месяцев назад он уехал на Рождество по неотложным делам на Ближний Восток, а дочь, вместо того чтобы провести каникулы дома, отправилась со своей школьной подругой погостить к ее бабке, которая постоянно живет на острове Менорка, где и встретила Донахью Прескотта. И вот поди ж ты! Влюбилась, влюбилась в него со всем пылом юного создания.

Рандолф О'Коннор долго откладывал знакомство с предполагаемым зятем. Знал только, что Донахью изучал гостиничное дело и стажировался в отеле на Менорке. Что дело приняло серьезный оборот, отец понял, когда дочь, вернувшись в колледж, больше смотрела на свою руку, чем на преподавателей: на пальце Лесли красовалось маленькое колечко, которое дарят при помолвке. Кольцо это она никогда не снимала.

Лесли стремилась замуж, но отец был категорически против, во всяком случае до ее девятнадцатилетия, и взгляд ее, обращенный на отца, не был уже взглядом безмятежной девочки.

Она любила, но планам ее чинились препятствия. И, хотя об этом не говорилось прямо, Лесли чувствовала, что отец не в восторге от ее помолвки. Она понимала умом, что слишком молода для брака, но Донахью царил в душе безраздельно, и она знала, что это навеки. Отцу было трудно понять, как сильно восемнадцатилетняя девушка может любить и жестоко страдать в разлуке…

Опустив глаза, она посмотрела на свое колечко, вспыхнувшее алмазным блеском. Она вспомнила, как Донахью поцеловал ее пальчик, прежде чем надеть кольцо.

Учась в колледже, Лесли оставалась более невинной, чем большинство ее ровесниц. До Донахью все отношения с мальчиками сводились к обычной школьной дружбе с ребятами из соседнего мужского колледжа такого же ранга. Двадцатичетырехлетний Донахью, казалось, был прельщен ее невинным обаянием. Он восхищался ее лучистой улыбкой, нежными прикосновениями тонких пальцев и теми пылкими поцелуями, которые она порой ему дарила. Дальше они не заходили, оставляя более интимные моменты любви на время после свадьбы. И даже в Гертон-колледже, где утаить что-либо было невозможно, а сплетни распространялись молниеносно, никто не мог похвастать, что знает о Лесли что-либо компрометирующее.

Но папочка проявил ослиное упрямство — брак только после девятнадцати. Еще долгих девять месяцев! Правда, за это время Донахью сможет достигнуть еще больших успехов на избранном поприще. Они строили много планов на будущее, которое представлялось светлым и безоблачным. Донахью мечтал о собственном отеле-люкс в каком-нибудь райском уголке, например где-нибудь на севере Бразилии… Но, не все сразу. Пока он получил пост помощника генерального менеджера системы отелей Менорки и собирался им оставаться ближайшие год-два, прежде чем открыть собственное дело.

— Думаю, мы начнем нашу совместную жизнь в Форталезе, — дразнил он воображение Лесли.

Форталеза — это так далеко! Она будет жить слишком далеко от отца. А у того, в свою очередь, имелись другие планы касательно дочери. Специфика работы отца на посту главы «Барнард ойл» требовала его присутствия везде и одновременно. Визиты в нефтяные страны, приемы иностранных делегаций, встречи, переговоры занимали все его время. Протокол обязывал, чтобы на большинстве подобных мероприятий присутствовала хозяйка, а Лесли отлично справлялась с этой ролью. К тому же у нее был прекрасный помощник и учитель, миссис Чейз, многие годы исполнявшая работу домоправительницы в огромном отцовском имении «Маллигар», недале-ко от Сандерленда.

Однако самое время попрощаться с отцом.

— Мне пора, папа. Думаю, все будет хорошо, — сказала Лесли, целуя отца в щеку. — Я люблю Донахью и знаю, что он любит меня, а значит, беспокоиться не о чем.

Он ответил дочери грустной улыбкой. Что же, может быть она и впрямь знает, что делает, уезжая теперь к любимому. Конечно, у этого мальчишки почти нет денег, но он честолюбив. Ведь были же времена, когда молодой Рандолф О'Коннор сам пускался в рискованные предприятия в поисках удачи! И не в деньгах дело. Личное состояние О'Коннора позволило бы ему помочь деньгами хоть дюжине зятьев. Его мучило предчувствие одиночества, что постигнет его, если Лесли выйдет замуж. Его кельтская гордость не позволила ему вторично жениться, и весь нерастраченный запас нежности достался дочери, ведь она так похожа на свою бедную мать! Но препятствовать счастью Лесли из эгоистических побуждений недостойно истинного мужчины и любящего отца.

2
{"b":"3338","o":1}