ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лесли поняла, что продолжать дальше не имеет смысла. Взяв ключи, она направилась к лифту. Среди постояльцев, ожидающих лифта, Лесли сразу отметила одного молодого человека. Высокий и стройный, он был одет в короткие джинсовые шорты, совершенно вылинявшие от соли и воды. Под легкой, тонкой рубашкой угадывался крепкий, мускулистый торс.

От пронзительного взгляда его холодных зеленых глаз ей стало не по себе, и даже мелодичный звонок прибывшего лифта не сразу смог вывести ее из оцепенения. Она физически ощущала, как его заинтересованный взгляд скользит по ее телу сверху вниз, изучает, проникает внутрь… Она вздрогнула, когда молодой человек пригласил ее пройти в кабину.

Двери лифта закрылись, и она почувствовала себя не в своей тарелке. Этот малый, стоявший неподалеку, достаточно силен, чтобы трахнуть даже вооруженную феминистку, владеющую всеми видами восточных единоборств, где угодно и когда угодно, если он того пожелает. Она бросила на него еще один робкий беглый взгляд, только подтвердивший первоначальное впечатление. Надо постараться не смотреть на него, чтобы не выглядеть полной дурочкой. Небольшой опыт подсказывал Лесли, что такой не соблазнится девушкой ее типа, но это почему-то не успокаивало.

Инстинктивно Лесли чувствовала, что этот мужчина неотразимо привлекателен для большинства женщин; он из тех, кто незаметно дразнит седьмое чувство и откровенной самки, и барышни-недотроги уже в радиусе ста метров от него. Например, для Кристиан он был бы пределом мечтаний. Несомненно сексуально опытный, он принадлежал к тому типу мужчин, для которых сама опытность становится неотъемлемым элементом имиджа. Доминантный самец, поставила она диагноз. Коллекционер побед над женщинами.

Будь Лесли повнимательнее и поопытнее, она заметила бы несомненные признаки заинтересованности и в его взгляде, равно как и тень приятного удивления, словно бы узнавания, мелькнувшую на мужественном лице.

Когда лифт остановился на ее этаже, Лесли поспешила выйти первой. Неожиданно на натертом паркете коридора ее ноги, как у новорожденного ягненка, разъехались и она начала падать.

И, когда она почти уже было грохнулась на пол, чьи-то сильные руки подхватили ее и вернули в вертикальное положение. На одно лишь мгновение Лесли испытала упоительное чувство прикосновения к мускулистому телу незнакомца. Но тотчас яркая краска смущения залила ей щеки, и, слегка кивнув вместо благодарности, она стремглав бросилась по коридору в свою комнату. Руки так тряслись, что ей не сразу удалось вставить ключ в замочную скважину.

И только, когда дверь за ней закрылась, она почувствовала некоторое облегчение. Взглянув на себя в зеркало, она с ужасом заметила, как пылают уши и щеки, а глаза, такие прозрачные обычно, после потрясения, испытанного в лифте, были темны и непроницаемы.

Перед ее мысленным взором все еще стояли насмешливые малахитово-зеленые глаза незнакомца и чертики, плясавшие в них. Лесли помассировала виски, но тщетно — наваждение не проходило.

— Ну и что ты собираешься делать? — спросила она у зеркального отражения и от звука собственного голоса, который показался ей глухим и незнакомым, вздрогнула. — Не видать тебе его, как собственных пылающих ушей. Ты так оживилась, словно у тебя никого нет, маленькая дрянь!

Так Лесли увещевала себя, а пальцы между тем продолжали привычный массаж, пока наконец она не почувствовала, что у нее поднялась температура. Вспомнив, что не удосужилась запереть дверь, она повернула ключ в замке и бросилась на кровать лицом в подушку, решив немного расслабиться и унять дрожь, охватившую тело.

Интересно, подумала Лесли вдруг, почему это Донахью не поверил ей, когда она призналась, что еще девственница? Вероятно, он ожидал, что она отнесется к сексу с большим энтузиазмом и окажется более осведомленной в этом вопросе. Донахью был поражен в самое сердце, услышав от хорошенькой женщины, что она отдастся только любимому человеку, а если он любит, то может чуточку подождать до свадьбы.

Принесли багаж. Мысли Лесли перескочили с Донахью на незнакомца. Этот, наверное, сразу понял, как она неопытна… И тут она с ужасом осознала, что уже с полчаса только и думает что о сексуальном животном из лифта и представляет себя в постели отнюдь не с женихом.

Ступая почти лунатически, она подошла к окну. Прямо под ее террасой, заросшей цветами, сверкал плавательный бассейн, по сторонам которого раскинулись теннисные корты, мимо бежала дорожка к морю, терявшаяся в зарослях густого естественного парка. Открывшийся вид несколько развлек Лесли. Она позвонила в сервис, заказала чай и решила разобрать багаж. Чем бы ответить на вызов Кристиан? Ах, она, кажется, знает чем! В недрах ее легкого клетчатого чемодана достаточно вещей, которые могли бы затмить наряды и не такой модницы, как ее соперница. Она сама их отбирала в лучших парижских бутиках.

Багаж еще не был разобран, когда принесли чай. Девушка из обслуги показалась ей милой и приветливой, и Лесли решилась спросить наконец о Донахью.

Судя по всему, вопрос смутил горничную, и она ответила изменившимся голосом:

— Не уверена, но, кажется, в последний раз сегодня я видела его, если не ошибаюсь, в офисе.

Ответ не понравился Лесли. Когда Донахью приглашал ее, он обещал удивительный отдых, несколько дней полной отрешенности от мира — только он и она. И вот с первой же минуты все планы летят к черту! Лесли так хотела, сойдя с трапа, сразу же оказаться в его объятиях, закрыть глаза и чувствовать его поцелуи, а теперь она, всеми брошенная, одиноко сидит в комнате и вспоминает лицо этого чертова незнакомца.

Тем временем багаж был полностью распакован и разобран. Из разноцветного вороха она сразу выбрала льняную кремовую юбку и кремовую же блузку тончайшего батиста. Критически оглядев себя и оставшись вполне довольной, Лесли задумалась: ждать Донахью здесь или присоединиться к остальным гостям, которые гуляли в парке, резвились в бассейне, сидели на террасах многочисленных кафе, беззаботно потягивая прохладительные напитки.

Но в тот момент, когда она собралась налить себе вторую чашку чая, в дверь отрывисто постучали.

— Это я, дорогая, — послышался знакомый голос, — открой мне!

— Донахью! — восторженно закричала Лесли и бросилась к двери, изготовившись прыгнуть в его объятия и подставить щеку для поцелуя.

— Впусти же меня наконец!

Донахью улыбался, но смотрел не прямо ей в глаза, а словно искал кого-то в коридоре.

— Знаешь ли, я вырвался только на минутку.

— А я думала, ты встретишь меня в аэропорту.

Он уже вошел в комнату, но так и не обнял ее.

— Пойми же, дорогая, не дуйся на меня. — Дрожащие нотки в его голосе можно было списать на волнение любящего мужчины.

Из глаз Лесли хлынули слезы, и вскоре она рыдала как дитя. Как же она сегодня натерпелась!

Донахью спокойно дал ей выплакаться.

— Дорогая, я, конечно, презренный негодяй, но мне опять придется тебя расстроить. Обстоятельства так повернулись, что много времени тебе я уделить не смогу. Ты не представляешь, чего мне стоило послать Кристиан за тобой, ведь мне самому хотелось первым увидеть твое прелестное личико.

Он говорил, и для Лесли его слова звучали волшебной музыкой. Делая вид, что раскладывает вещи, она суетилась вокруг него и любовалась им. Наконец он схватил ее в объятия и бегло поцеловал в уголок губ. Но несколько рассеянно и отстраненно. Впрочем, Лесли этого не заметила, и незнакомец, коварно завладевший ее воображением, исчез без следа; она улыбалась Донахью.

— Все хорошо, дорогой, мы поговорим о твоих делах сегодня вечером за ужином.

Его руки легли ей на талию, и он нежно усадил Лесли в кресло, изящное, как все в этой комнате, заполненной изысканными вещами синих и стальных оттенков.

— Лесли, прости, но за ужином ты поскучаешь без меня. Босс назначил мне встречу. Поужинай сегодня в одиночестве, зато потом мы придумаем, чем завтра уравновесить сегодняшнюю неувязку. Чуть позже, когда будет спокойнее.

4
{"b":"3338","o":1}