ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такой вопрос позволял Сьюзен Ответить, что может и не справиться. Но она утвердительне кивнула:

— Да, я уверена.

— Молодчина! Когда я привезу антибиотики, еще раз осмотрю его.

После ухода доктора Сьюзен сварила себе еще чашку кофе. Потом поднялась наверх посмотреть на Ларри, думая, что же заставило ее взять на себя такую тяжелую обязанность. Однако отступать было уже некуда. Согласие дано. Сьюзен вспомнила слишком поздно, что должна провести всю следующую неделю вместе с Роули у его родителей. При мысли об этом ее сердце сразу же болезненно сжалось. Она была почти уверена, что семья жениха заинтересована лишь в ее деньгах. И потому будет особенно недовольна, когда узнает, что ее заранее условленный визит неожиданно отменен. Больше всех рассердится Роули. Хотя он то должен понять, что это бесчеловечно — оставлять одного тяжело больного брата.

Войдя в кабинет Ларри, Сьюзен с неохотой набрала телефон родителей Роули. Все вышло, как она предполагала. Ее объяснения восприняли более чем холодно. Мистер Лазарус заявил, что не понимает, как это у Ларри в доме нет никого, кто мог бы за ним поухаживать. Что, такому богачу трудно нанять сиделку? Миссис Уилма вообще выразила сомнение в болезни мистера Кендала. Сьюзен не стала посвящать будущую свекровь в тайну семейной трагедии брата. Просто сказала, что Милдред на некоторое время уехала из Дьюарза. Конечно, няньку для Ларри нанять просто, но она считает своим долгом самой ухаживать за братом в трудную для него минуту.

— Я не знаю, что вообще подумает обо всем этом мой сын, — ледяным тоном ответила будущая свекровь. — Он сам настоял, чтобы на следующей неделе в газетах появилось официальное явление о вашей помолвке. Ему решать, — Трубка умолкла.

Для Сьюзен разговор с маменькой Роули всегда был тяжелым испытанием. Эта женщина отличалась редким высокомерием и вдобавок постоянно находилась в странном злобном возбуждении. На Сьюзен она всегда смотрела сверху вниз. Ее поведение более всего прочего заставляло сомневаться Сьюзен в целесообразности брака с Роули. Она ведь связывала себя родственными узами не только с ним. Фактически ей предстояло породниться со всем этим чванным семейством. Еще совсем недавно Сьюзен надеялась, что после свадьбы отношение к ней со стороны Уилмы изменится к лучшему. Но сегодня все ее надежды рухнули. Судя по всему, семейство Стэнфилд заинтересовано только в ее деньгах. Недаром Уилма чуть ли не при каждом разговоре с будущей невесткой подчеркивала разницу в их социальном положении. Каждый раз Сьюзен стоило большого труда сдержаться и не ответить резкостью. Теперь Сьюзен думала, сможет ли скрывать свои истинные чувства при неизбежных повторениях подобных выпадов со стороны свекрови, когда станет женой ее сына. И спрашивала себя, стоит ли это делать. Почему Роули сделал ей предложение? Должно быть, руководствовался теми же корыстными мотивами. Или даже указаниями матери. Конечно, она вправе ждать от мужа защиты от его сумасбродной семейки. Но что скажет сам Роули, когда узнает, что она отказывается приехать вовремя? Измучив себя этими мыслями, Сьюзен набрала номер телефона квартиры жениха. Подошел Мартин, его товарищ. В очередной раз Сьюзен удивилась его странному, слишком тонкому для мужчины голосу. Да, он все передаст. В голосе Мартина Сыозен почудилось плохо скрываемое удовольствие. Он явно обрадовался новости о болезни ее брата. Странно. В том, что сам Роули решением невесты ухаживать за больным братом будет недоволен, сомневаться не приходилось. В этом отношении Уилма была, конечно, права. Гораздо больше, с горечью заключила Сьюзен, Роули рассердится затягиванием дел, касающихся ее денег. Позволить опеку может только письменное согласие Ларри на ее брак. Круг замыкается. Жених обязательно явится сюда в ближайшие дни.

Сьюзен думала, что никто и никогда не сумел бы убедить Ларри жениться по расчету. Но тут же нахмурилась, вспомнив разговор с доктором Тернером. Нет, такого не могло быть! Ларри женился на Милдред не для того, чтобы оградить от грязных сплетен сводную сестру. Да и сама Сьюзен никогда бы не одобрила брата, решись он на такое. Впрочем, Ларри не советовался с сестрой. Но разве не стала Сьюзен свидетельницей ужасных страданий Ларри, вызванных разводом? Единственное, чего боялась Сьюзен, поднимаясь к Ларри, это повторения вчерашних событий. Она должна навсегда забыть тепло и нежность его рук. Подавить в себе даже малейшее желание физической близости. И постоянно помнить, что Ларри ее брат. Хотя и сводный. Надо держать себя в руках! Отбросить все, что произошло накануне. Надо. Надо!

Остановившись перед закрытой дверью спальни Ларри, Сьюзен с трудом перевела дыхание. Не потому, что лестница была слишком крутой. Она постаралась думать о чем-нибудь земном, практическом. Например, об одежде. Ведь доктор Тернер сказал, что Ларри полностью выздоровеет только через две недели. Значит, нужно как-то пополнить гардероб. Сегодня же она позвонит Джейн, чтобы та прислала в Дьюарз кое-что из ее вещей. Сьюзен приоткрыла дверь и с облегчением вздохнула. Ларри еще спал. Как и раньше, простыня валялась на полу. Все постельное белье казалось изжеванным. Глаза брата были закрыты, но губы что-то пытались шептать. Сьюзен прислушалась и уловила имя Милдред. Она протянула руку, потрогала его горячий лоб и откинула с лица спутавшиеся, мокрые от пота волосы. Потом наклонилась над Ларри и ласково прошептала что-то очень теплое, нежное, утешительное. Хотя Сьюзен знала, что если в это мгновение Ларри придет в себя, то разозлится на нее. Сантиментов он не терпел. И не выносил, если кто-то становился свидетелем его слабости.

Прошло еще несколько минут. Сьюзен выпрямилась, отошла на полшага от постели брата и снова задумалась. Она никак не мосла понять, почему именно Ларри вызвал вчера в ней такую бурю совершенно новых, еще не испытанных чувств. Она ведь и прежде бывала в объятиях разных мужчин. Правда, только целовалась с ними, ничего больше. Мыль о том, что это любовь, ошеломила ее. Но ведь так получалось! Сьюзен любит этого человека. И любит вовсе не как сестра. В ней ожила взрослая женщина, много лет скрывавшая свою любовь от себя самой. Осознание происшедшего сразило ее. Она ощутила острую боль в сердце. В глазах поплыли темные круги. Любовь, которую она многие годы отрицала, оказалась правдой.

Подойдя к окну, Сьюзен долго смотрела вдаль. Да, она полюбила. Полюбила Ларри, своего сводного брата. Чувство невозможное, нелепое, лишенное всяких надежд. По крайней мере, Сьюзен пыталась себя в этом убедить. Ларри никогда не позволит себе ответить на него взаимностью.

Даже пусть в душе не совсем равнодушен к сводной сестре. Но если брат все же любит ее, что делать? И именно сейчас? На эти вопросы быстрее, чем разум, ответили чувства Сьюзен. Они упорно твердили, что ей придется нарушить волю покойного отца. Облокотившись на подоконник, Сьюзен продолжала смотреть куда-то вдаль. Странно, что именно сейчас, накануне помолвки с другим человеком, она неожиданно осознала свои истинные чувства. Как сможет она теперь выйти замуж за Роули? Теперь, когда вся душа ее устремлена к Ларри? С другой стороны, если отказаться от этого брака, что может ожидать ее в будущем? Боль и страдания безответной любви к человеку, который никогда ее не полюбит? Пустая жизнь, в которой у нее не будет ни мужа, ни семьи, ни детей? Они с Роули хоть не обманывали друг друга, не притворялись безумно влюбленными. Но когда Сьюзен согласилась выйти замуж за Роули, она еще не знала, что любит Ларри. Только прошлой ночью, и лишь благодаря Ларри, ей открылся волшебный мир любви. Что же теперь? Мысли в голове Сьюзен смешались. В этот момент с кровати, на которой лежал Ларри, донесся какой-то звук. Она повернулась и увидела, что брат изо всех сил пытается подняться. Он сбросил с себя всю одежду и оказался совершенно голым. Сьюзен поспешно отвела глаза. Ларри с ненавистью посмотрел на сестру:

— Сьюзен, что, черт побери, ты здесь делаешь? Он узнал ее. Ничто не говорило о том, что присутствие сводной сестры его радует.

14
{"b":"3339","o":1}