ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ларри! Это я, Сьюзен, — запротестовала она, энергичным движением попытавшись вырваться. — Отпусти меня, ради Бога!

Сьюзен заметила, что все тело Ларри вновь горит, как в огне. Очевидно, приступ возобновился. Доктор Тернер предупреждал, что он может повториться. Но сейчас надо было в первую очередь вырвать руку из этих цепких пальцев. Потом уже можно решить, как помочь ему. Освободиться оказалось почти невозможно. Ларри, не открывая глаз, обвил свободной рукой талию Сьюзен, повалил ее на кровать рядом с собой и через мгновение очутился на ней, придавив своим весом. Сьюзен принялась судорожно трясти Ларри за плечи, пытаясь разбудить. Вновь почувствовав горящее болезненным жаром тело брата, его лихорадочное дыхание сквозь скрежет сжатых зубов, она поняла, что Ларри просто не отдает себе отчета в своих действиях.

— Ларри, отпусти меня! — уже почти умоляла Сьюзен.

Ответом на этот протест стали его губы, впившиеся в ее. Они были сухими, горячими. И совсем чужими.

— Опусти! — вновь прошептала она, чувствуя, что начинает терять силы.

Нет, это не должно случиться сейчас! — лихорадочно думала Сьюзен, чувствуя, как тает все ее тело, а язык Ларри проникает между зубов.

Конечно, Ларри сейчас ничего не видит и не понимает. Но она-то понимает все! У нее-то нет жара! Она не обессилена болезнью и лекарствами! И потому должна…

Что она должна, Сьюзен так и не успела решить. Ларри вновь прильнул к ее губам. Все мысли Сьюзен смешались. Его руки шарили по ее телу, расстегивали платье, сжимали полушария грудей, соски которых налились и стали каменными. Сьюзен ощутила никогда еще не испытанное блаженство. Ларри взял ее ладонь и прижал к своему сердцу:

— Послушай, что ты со мной делаешь! — прошептал он горящими губами. Да, Сьюзен почувствовала, как гулко и часто оно стучит. Почти подсознательно она погладила пальцами его кожу, мужские соски. Из груди Ларри вырвался страстный стон, от которого через все тело Сьюзен пробежала электрическая искра. Ей показалось, что она тонет в море сладостного греха. Причем не хочет даже попытаться спастись. Она вновь услышала стон. И только через несколько секунд поняла, что этот стон ее собственный. Кончик языка Ларри нежно трогал ее ухо.

Сьюзен снова застонала. На этот раз очень тихо, как будто лишаясь сил. И прошептала имя Ларри. Ее пульс отбивал бешеный ритм, который, казалось, никак не согласовался со сладострастной негой, охватившей все тело. Но нет! Это не должно произойти так скоро! Во всяком случае не сейчас, когда Ларри в беспамятстве. Он между тем полностью стянул с нее платье, всю остальную одежду и жадными глазами изучал ее белое, непреодолимо зовущее к себе тело. Понимал ли он, чье это тело?

— Сьюзен… Боже мой! — прошептал Ларри.

В его шепоте чувствовалась боль. И страстное желание. Кончик языка описывал круги вокруг ее сосков. Да, все это Ларри делал бессознательно. Как только он придет в себя, брат даже не вспомнит сегодняшней ночи. Но она-то будет помнить всегда! Независимо от того, что случится дальше. Память и душевные страдания, уже не говоря о мучительном презрении к самой себе, здравый смысл — все предостерегало Сьюзен от дальнейших шагов. Но она давно перестала прислушиваться к здравому смыслу. Сейчас ей больше всего на свете хотелось гладить ладонью мягкие волосы Ларри. Прижимать к себе его пылающее от жара тело. А он сжимал своими чувственными губами соски ее грудей, доставляя этим наслаждение, по интенсивности близкое к муке. Избежать его можно было, только прижавшись губами к его телу, гладить его дрожащими пальцами, трогая даже напряженную мужскую плоть. Чем горячее Ларри отвечал на ее ласки, тем алчней разгоравшийся в теле Сьюзен огонь требовал пищи. Она хотела его. И не сомневалась, что Ларри желает обладать ею не меньше. Сьюзен чувствовала это при каждом своем прикосновении к его телу. Чуть ниже живота разгорался еще никогда не испытанный ею жар. Это пугало Сьюзен, но бороться с собой сил уже почти не было. В этот момент она страстно хотела одного: полностью принадлежать Ларри. Ее переполняло счастье от одного сознания, что он тоже хочет ее. Это чувство заслоняло собой все.

Но… Боже! Ларри в таком состоянии, что не сознает, кого держит в своих объятиях!

Эта мысль тут же отрезвила Сьюзен, Презрение и омерзение к себе пронизали все ее тело. Господи, что с ней? Какое унижение! Желать принадлежать мужчине, который даже не узнает ее! Фактически сейчас рядом с Ларри могла лежать любая женщина. Если он овладеет ею, это будет просто взаимное удовлетворение низменной похоти. И ничего больше! Если бы для Сьюзен дело было только в этом, она давно могла завести любовника! Глупо обманывать себя, воображая будто Ларри хоть немного любит ее. Нет, сто раз нет! Его рука покоится на ее бедре. Однако она холодна, безжизненна! Сьюзен только сейчас почувствовала это. И мгновенно желание принадлежать этому человеку исчезло.

Она сделала энергичное движение и освободилась от тяжести его тела. Он автоматически разжал объятия. Сьюзен отодвинулась на самый край постели.

— Милдред! — отчетливо прошептал Ларри.

Сьюзен вздрогнула. Под сердцем у нее похолодело. То, что сейчас она услышала, подтвердило ее догадки. Да, все эти минуты он считал, что держит в объятиях свою бывшую жену! Неожиданно глаза Ларри открылись. Он смотрел прямо в лицо Сьюзен. Взгляд его был вполне осмысленным. Несомненно, сейчас он узнал в лежащей рядом женщине свою сводную сестру. Это тут же подтвердил холодный и раздраженный тон, с которым он назвал ее по имени. Ларри в последние месяцы только так с ней и разговаривал.

Сьюзен была готова умереть от стыда. Ведь она лежала перед ним совершенно голой; Взгляд Ларри скользнул по ее обнаженной груди, по затвердевшим соскам. Затем по бедрам, И Сьюзен прочитала в его глазах такое жгучее презрение, какое вынести была уже не в силах. Она со стоном закрыла лицо руками. Но Ларри отвел ее ладони, заставив смотреть прямо ему в лицо.

— Что все это значит, Сьюзен? — спросил он. — Ты стыдишься своего желания? Или все же хочешь секса?

От этих слов дрожь пробежала по всему телу Сьюзен. Ей было больно, стыдно. Она никогда еще не испытывала подобного стыда! Ларри продолжал смотреть на нее, ожидая ответа. Но что она могла сказать ему? Как объяснить необъяснимое? Ее присутствие в этой постели, в его объятиях. И вообще все, что произошло.

— Интересно, что бы сказал сейчас твой милый Роули? Стоило расстаться на каких-то два дня, и вот вам!

Ларри протянул к ней руку, не в силах больше сдерживаться. Но Сьюзен решительно отодвинулась, затем вообще встала с постели и дрожащими от стыда руками натянула на себя платье. При этом она ни разу не решилась поднять глаза на Ларри.

— А что сказал бы твой папенька? — продолжал издеваться он. — Скажи, именно так ты понимаешь секс? Получать удовлетворение от человека, который не знает, что делает?

Сьюзен почувствовала в сердце уже совсем невыносимую боль. Не говоря ни слова, она повернулась и вышла из комнаты.

Как я могла позволить себе подобное? — думала Сьюзен часом позже, стоя под душем и самым зверским образом обтирая губкой свое опоганенное, как ей казалось, тело. Как могло все это произойти? Как низко я пала!

Ее передернуло при воспоминании о той чувственной буре, которую поднял Ларри в ее душе. Но страшнее всего было ощущение, что этот душевный вихрь еще далеко не улегся.

— Нет, нет! Тысячу раз нет! — вслух твердила себе Сьюзен. Благо, что за шумом воды никто не мог услышать этих слов, что никто не видел крупных слез, которые катились из ее глаз и смешивались с льющимися из душа струями воды. Завтpa утром она уедет отсюда! Найдет сиделку для Ларри и покинет поместье. Оставаться здесь после всего случившегося невозможно!

Сьюзен отдала бы все на свете, только бы не встречаться утром с Ларри. Одна лишь гордость не позволила ей так просто уехать, не повидавшись. Поэтому она собрала волосы в большой узел на затылке, чуть ярче обычного загримировала лицо, чтобы скрыть следы обильно пролитых ночью слез, и слегка тронула тушью ресницы. Посмотревшись на себя в зеркало, Сьюзен нашла, что выглядит вполне прилично. Потом надела темную узкую юбку и темную блузку, застегнув ее почти до подбородка. В таком виде ее особенно любил видеть Роули.

17
{"b":"3339","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия для властелина тьмы. Какого темного?
Большая энциклопедия практической магии. Книга 1
Голодное сердце
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Сомневайся во всем
Ссыльнопоселенец. Горячая зимняя пора
О чем не сказала Тафти
Приём «Эффективное прощение»
Держи его за руку. Истории о жизни, смерти и праве на ошибку в экстренной медицине