ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скрежеща зубами, Сьюзен резко ответила:

— Видимо, я не бессердечна, как ты, Ларри. Вот твой завтрак…..

Она поставила поднос на столик. Ларри наклонился над ним и, увидев только джем, стакан молока, сок и миниатюрную чашечку кофе, удивленно посмотрел на сестру.

— Это называется завтраком? Да ведь здесь совсем нечего есть! Теперь ты решила уморить меня голодом?

— Тебе когда-нибудь приходилось кормить человека, находящегося в почти бессознательном состоянии? Если же ты действительно хочешь есть, я могу приготовить обед. Но только после того, как поселю гостя. Когда он должен появиться?

— После полудня. Кстати, я действительно проголодался и хотел бы чего-нибудь перекусить. Но встану сам. Лежать в постели под твоим обвиняющим взглядом мне надоело. Каждый раз, поворачиваясь лицом к стене, я боюсь получить от тебя удар ножом в спину.

От хамской шутки и злой насмешки в глазах брата Сьюзен чуть не расплакалась. Почему он так себя ведет со мной? — спрашивала она себя. Хорошо, пусть он не любит меня так, как я его. Не может любить. Он порой грубил и Милдред, я знаю. Но мы-то с ним были хорошими, добрыми друзьями! Эту дружбу почти никогда ничто не омрачало. Ларри всегда разговаривал со мной без всяких резкостей. Что с ним случилось в последнее время?

— Оставь это, Сьюзен, — со вздохом сказал Ларри. — Роль ангела-хранителя, которую ты сейчас пытаешься играть, не изменит моего решения.

Соблазн бросить поднос вместе с завтраком на пол и крикнуть Ларри, что она немедленно уезжает отсюда, был слишком велик. У Сьюзен не было больше сил выслушивать мерзости. Но она понимала, что не сможет так поступить. Потому что просто хочет остаться здесь. Остаться рядом с ним. Видеть его. Говорить с ним. И Сьюзен сказала:

— Ларри, мне не нужно твоего согласия на брак с Роули. Имей в виду, что я всегда могу обратиться к адвокату своего отца. Так что подумай хорошенько о своем поведении.

Она не стала ждать ответа и выбежала из комнаты, хлопнув дверью. На верхней лестничной площадке Сьюзен остановилась, чтобы перевести дыхание и немного успокоиться. Нет, ждать нельзя ни минуты. Скорее в Гринтаун! Сьюзен представила себе реакцию Ларри, если она снова появится у него в комнате. Да еще хладнокровно напомнит, как прошлой ночью они чуть не стали любовниками! Правда, он этому вряд ли поверит. Горько усмехнувшись, Сьюзен спустилась на кухню. Если сегодня приедет гость, его надо будет чем-нибудь кормить. Разумеется, к этому времени ее здесь уже не будет. Не должно быть. Но неплохо проверить, есть ли в доме хоть какие-нибудь продукты?

Сыюзен напрасно беспокоилась. Миссис Роббинс была отличной хозяйкой. Перед своим отъездом к сестре экономка до отказа забила холодильник и морозилку всем необходимым. Кроме того, по собственному опыту Сьюзен знала, что в ближайшей продуктовой лавке можно купить еду в любое время суток. Ее хозяин не раз выручал еще отца Сьюзен, когда к нему нежданно-негаданно наезжали гости. Туда можно всегда позвонить и через четверть часа будет доставлено все, чего душа пожелает. Сьюзен подумала немного и решила напоследок что-нибудь приготовить Ларри. Он же сказал, что голоден. В таких случаях всегда выручала яичница с беконом. Брат любил ее и всегда ел с удовольствием. Особенно по утрам. Она уже заканчивала готовить, когда раздался звонок над парадной дверью и появился доктор Тернер. Вместе они поднялись в комнату Ларри. Доктор с изумлением поглядел на своего пациента, который встал с постели и уже начал одеваться.

— О, нет! — предостерегающе поднял ладонь Тернер. — Вам еще долго нельзя будет вставать с постели, мой мальчик!

Сьюзен подавила насмешливую улыбку, услышав подобное обращение доктора к своему тридцатилетнему брату. Но Ларри лишь ухмыльнулся в ответ.

— Я думаю, что тебе надо выйти, Сьюзен. — сказал он. — Мне хотелось бы объяснить доктору свое нежелание дальше пребывать в этой постели. Дело в том, что все это время мне приходилось… Ну, в общем, простыни совсем промокли… Не буду при сестре уточнять почему. Пощажу ее девичью скромность.

Доктор рассмеялся, и от этого Сьюзен немного полегчало.

— После того как двое суток к ряду ваша сестра только и делала, что каждые два часа обтирала вас губкой с ног до головы, думаю, ей уже не страшны подобные мелочи.

После этих слов доктор вынул градусник и, несмотря на энергичные протесты Ларри, сунул ему под мышку.

— Я, право, ничего не помню, — стал оправдываться Ларри. — Судя по всему, я причинил своей сестрице немало беспокойств. И вам тоже, доктор!

По глазам Ларри Сьюзен поняла, что брат немного лукавит. Конечно, кое-что он помнил. И судя по всему, немало. Но она сделала вид, что поверила.

— Доктор Тернер предупреждал меня, что ты, возможно, не в состоянии будешь вспомнить многое из того, что происходило во время приступа болезни, — сказала Сьюзен, отведя глаза в сторону.

— Правильно, — поддержал ее доктор Тернер. Я сказал это вашей сестре. Но теперь в болезни произошел очевидный перелом. Думаю, новая потеря памяти вам вряд ли угрожает.

— А когда мне можно будет вставать?

— Не торопитесь. Во всяком случае, не сегодня. Врач обернулся к Сьюзен:

— Не надо меня провожать, милая. Я найду дорогу. Но осмелюсь заметить, что в ближайшие несколько дней брат может доставить вам много хлопот. Он пациент не из легких.

Сьюзен попыталась, тем не менее, проводить доктора хотя бы до двери комнаты: Но Ларри крепко схватил ее за руку и, когда Тернер вышел, тихо сказал:

— Прости, что заставил тебя так сильно волноваться.

— Не так уж сильно, Ларри, — с легким вздохом ответила Сьюзен. — Не считая того, что раз или два ты спутал меня с Милдред.

— Неужели? Странно!

Ларри нахмурился и долго смотрел в глаза сестре, как будто хотел прочесть ее мысли. Пальцы его по-прежнему держали Сьюзен за руку. На этот раз она не старалась высвободиться. А просто стояла, стараясь выровнять дыхание и заставить сердце не биться так бешено.

— Это еще что? — спросил Ларри, увидев синяки на ее запястье. — Тоже моих рук дело? — Она неопределенно пожала плечами. Ларри смущенно улыбнулся и с виноватым видом посмотрел на сестру. — Понятно. Досталось же тебе от меня! — Он помолчал несколько секунд. Потом, не отпуская Сьюзен, сказал: — Расскажи мне подробнее все, что я делал в беспамятстве. Ты ведь не сочтешь это излишним любопытством?

У Сьюзен сжалось сердце. Она почувствовала себя на краю пропасти. Одно неверное, небрежное слово и конец? Она не удержится, упадет и погибнет, погибнет безвозвратно.

— Да ничего особенного не было, — солгала Сьюзен.

— Ничего? А эти синяки? Тоже — “ничего”?

— Но ведь ты просто не соображал, что делаешь. Например; называл меня Милдред. Был всерьез уверен, что перед тобой она. Поэтому не давал мне уйти. — Ларри внимательно смотрел на ее запястья; как бы изучая оставшиеся на них следы своих пальцев. Потом поднял голову.

Я не хотел тебя отпускать потому, что принимал за свою жену? Ты в этом пытаешься убедить меня?! Сьюзен!

Сьюзен почувствовала, как ее нервы сразу же натянулись как струны. Почему? Чего особенного сейчас сказал Ларри? Глубоко вздохнув, она ответила дрожащим голосом:

— Да… Я… Ты… ты был страшно болен… Тебя била болезнь. Ты бредил. И…

К счастью раздался телефонный звонок. Ларри отпустил руку сестры и взял трубку. Сьюзен хотела было выскользнуть из комнаты, но Ларри нахмурил брови и энергичным кивком головы дал понять, что хочет продолжить разговор. Звонила его секретарша. Он отвечал ей быстро и почти односложно:

— Да. Я понял. Ничего. Все в порядке. Сьюзен собирается здесь задержаться. Сыграет роль хозяйки дома. Да, он приедет на такси. Газеты? Да. Те, что мне особенно нужны, я взял на уик-энд домой и буду изучать. Постарайтесь прислать и последние. Что? Нет. Не беспокойтесь. Если возникнут проблемы, помните, что я постоянно дома. Звоните.

Он положил трубку и снова нахмурился.

— Внизу на столике лежат газеты, которые мне очень нужны. Пожалуйста, принеси их.

19
{"b":"3339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Белоснежка для тёмного ректора
Системная ошибка
Я из Зоны. Колыбельная страха
Псы войны
Двойник
Битва за реальность
Гнездо перелетного сфинкса
Место, названное зимой
Да, Босс!