ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Было очевидно, что Ларри больше не хочет говорить о своей болезни и слушать ее рассказы. У Сьюзен будто гора свалилась с плеч. Она внимательно выслушала указания брата и спустилась за газетами. Около трех часов к дому подкатила машина. По времени это должен был приехать их канадский гость, Сьюзен поспешила его встретить. Гость оказался совсем не таким, каким она его себе представляла. Маленького роста, полненький, седовласый, чем-то похожий на Санта-Клауса. И, наверное, такой же добродушный. Он приветливо улыбнулся Сьюзен, расплатился с таксистом и, посмотрев по сторонам, остался очень доволен.

— Прелестное местечко вы выбрали для резиденции, миссис Кендал, — сказал он, не скрывая своего восхищения.

Миссис Кендал? — подумала Сьюзен, Значит, он не знает о разводе, если принимает меня за Милдред.

Не желая ставить гостя в неловкое положение перед еще не отъехавшим от подъезда таксистом, она решила исправить эту ошибку чуть позже. Еще раз оглядев сад с пышными клумбами, канадец глубоко вздохнул и грустно сказал:

— Моя покойная супруга, упокой Господь ее душу, так любила живые цветы. Она пришла бы в восторг от цветов, которые посажены с таким безупречным вкусом. После ее смерти наш сад пришел в упадок. Мы, мужчины, оставшись в одиночестве, редко утруждаем себя сохранением великолепных даров природы. Почему-то считаем, что этим должны заниматься женщины;

— Позвольте мне проводить вас в дом и показать вашу комнату. Наверное, вы устали после перелета.

— Вы правы, Хотя мне довольно часто приходится летать в Штаты. Ларри…

— Сожалею, но он сейчас в постели. Ничего серьезного. Просто очередной приступ болезни, которой он страдает. Когда-то, еще почти ребенком, подхватил ее в Южной Америке. К. счастью, кризис уже миновал.

— Думаю, что он не из самых послушных пациентов, — засмеялся канадец. — Но вам следовало предупредить меня. Я отложил бы визит. Они вошли в дом и поднялись на второй этаж.

— Вот ваша комната, — сказала Сьюзен, остановившись у двери. — Надеюсь, вам понравится. Располагайтесь как дома. Когда будете готовы, спускайтесь вниз. Ужин не ранее восьми часов. Но если вы голодны, можно перекусить прямо сейчас. Я сообщу Ларри, что вы приехали.

Однако, войдя в комнату брата; Сьюзен увидела, что тот крепко спит. Чтобы не разбудить его, она на цыпочках вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. Как бы ни хорохорился Ларри, стараясь казаться совсем здоровым, до истинной бодрости было еще далеко. Сон был ему просто необходим. Так говорил и доктор Тернер.

Позже она позвонила его секретарше и попросила прислать еще газет. Секретарша считала, что Ларри просто-напросто перетрудился. Она была очень высокого мнения о своем шефе. Но секретарша неизменно называла все проекты и нововведения Ларри гениальными. Она постоянно внушала Сьюзен, что ее брат работает слишком много. Слишком! Так истязать себя нельзя! Пусть даже мистер Кендал добился замечательных результатов и установил за последнее время столько новых полезных контактов и открыл десятки новых отделений фирмы по всей стране. Он сведет себя в могилу!

— Многие наши старые клиенты, — продолжала ворковать секретарша Ларри, — сильно пострадали во время недавнего кризиса. Естественно, это отразилось и на нас. Мы потеряли немалую часть бизнеса, который существовал при вашем отце, мисс Сьюзен. Но и в такой ситуации мистер Ларри сумел сотворить настоящие чудеса!

Канадский гость, или, как он себя сам попросту называл, Хью, спустился вниз около пяти часов. В гостиной его встретила Сьюзен. Они сели за небольшой столик и принялись за чай. В прежние времена гостиная была комнатой Шейлы. Они с сыном часто сиживали за этим же столом. Шейла непременно заканчивала любой разговор фразой, что Ларри нечего особенно кичиться своими успехами в бизнесе, коль скоро больших способностей у него нет. Тот бурно возражал. Но эти споры всегда носили дружелюбный, а чаще просто шутливый характер. Мать и сын непременно расходились из гостиной в отличном расположении духа. Стенные часы пробили шесть. Сьюзен поднялась из-за стола, извинившись, что из-за неожиданного отъезда экономки ей придется заняться приготовлением ужина,

— Если ужин будет таким, как все, что сделано здесь вашими руками, я с нетерпением жду момента, когда можно будет сесть за стол. А пока пройдусь по поселку.

В семь часов, убедившись, что на кухне все идет своим чередом, Сьюзен поднялась на второй этаж переодеться к ужину. По пути она остановилась около комнаты Ларри, размышляя, надо ли к нему зайти. Но в этот момент дверь открылась и на пороге появился он сам.

— Ты не должен вставать с постели, — бросилась в атаку Сьюзен, хотя у нее затряслись поджилки.

— Как ты намерена меня в ней удержать? Ляжешь рядом?

От возмущения всегда бледная Сьюзен стала вообще белее снега. К горлу подкатил комок. Но она сдержалась.

— Ужин будет готов в восемь часов. Я сейчас переоденусь и спущусь.

— Сью! — Она обернулась и посмотрела на Ларри. На мгновение его лицо сделалось почти добрым. Глаза же выдавали страшную усталость. — Как я благодарен тебе за все, что ты делаешь, — сказал он.

Впервые Ларри заговорил с сестрой нормально, как с человеческим существом. Обычные слова благодарности так подействовали на Сьюзен, что ее глаза мгновенно налились слезами. Стараясь как-то скрыть смущение, она пожала плечами и ответила слабым, срывающимся голосом:

— Да что там, Ларри. Просто запиши это в мой актив. У тебя, думаю, ведется учет доходов и трат?

— Другими словами, мне надлежит изменить свое решение и санкционировать твой брак с Роули?

— Ты не можешь санкционировать или не санкционировать мое замужество, Ларри. У тебя нет на это никаких прав.

— Я не вправе заявить протест против заключения вашего брака. Но наложить вето на передачу тебе отцовского наследства в соответствии с его волей могу. А вот это уже будет иметь для тебя более грозные последствия, чем официальный протест. Роули тут же откажется от своего слова. Разве не так, Сьюзен?

Он вдруг схватил сестру за плечи и сильно встряхнул. В глазах у нее все закружилось.

— Зачем? Зачем ты мучаешь меня? — воскликнула Сьюзен, стараясь скрыть навернувшиеся на глаза слезы.

— А ты сама, черт побери, не понимаешь зачем? Ты уже взрослая девушка, Сьюзен! И должна думать самостоятельно. Как и принимать решения. Неужели никто из твоих друзей…

Но тут Ларри вдруг замолчал. Сьюзен отнюдь не была уверена в том, что причина нового нервного взрыва брата заключалась в его почти патологическом неприятии Роули, которого он почти не знал. Скорее, сказалось раздражение, которое в последнее время вызывало у Ларри абсолютно все, что делала его сестра. Да и просто она сама.

— А если бы вдруг ты по-настоящему полюбила человека, совсем не отвечающего представлениям отца о своем будущем зяте. Что тогда?

Неделю назад Сьюзен совершенно спокойно ответила бы, что такое просто невозможно. Но теперь она знала правду.

— Если бы я полюбила его, а он ответил взаимностью, то послала бы наследство ко всем чертям. — Но ведь ты не влюблена в Роули? Скажи.

— Кто дал тебе право так думать и говорить? Ты ведь ничего не знаешь о моих чувствах к нему! — В глазах Сьюзен вспыхнул недобрый огонек.

— Черт побери, я действительно не знаю! — согласился Ларри.

Рука Ларри скользнула сплеча Сьюзен к подбородку. Теперь она могла смотреть только прямо ему в глаза. Тяжелый взгляд карих глаз брата гипнотизировал ее. — Я, как и ты, вовсе не забыл того, что произошло между нами в ту ночь, Сьюзен. Даже если бы ты и хотела навеки выбросить это из памяти.

Удар пришелся прямо в сердце. Сьюзен в первое мгновение показалось, будто острая бритва рассекла ее пополам. Вся кровь отлила от лица; сразу же ставшего белее снега.

— Ты! Ты помнишь это? Помнишь? — в ужасе прошептала она.

— Конечно, помню! Чтобы нормальный мужчина забыл женщину, лежавшую с ним в постели и страстно желавшую ему принадлежать? Такого в жизни просто не бывает!

20
{"b":"3339","o":1}