ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неужели ты полагаешь, что можешь улечься со мной в постель, использовать в качестве замены своего очередного любовника, а после этого спокойно отшвырнуть прочь? Ведь ты именно так думаешь, Сьюзен? Не правда ли?

Видимо, мысль о любовниках, которых его сводная сестра якобы беспрестанно меняла в Гринтауне, стала у Ларри навязчивой идеей. Сьюзен никогда еще не видела брата таким озлобленным. Его обычно светло-карие глаза потемнели почти до черноты. Она хотела протестовать, хотела доказать Ларри, что с самого начала именно он и был во всем виноват. Но ей не хватило смелости, да и сил.

— Это все было не так, — с трудом проговорила Сьюзен хриплым голосом и нервно облизав губы. — Запомни, я никогда не соглашусь заменять тебе в постели твою незабвенную Милдред!

К ее удивлению, Ларри неожиданно громко рассмеялся.

— О Боже! Это просто непостижимо? Если бы ты только знала! Не беспокойся, пожалуйста! Меньше всего я хотел бы видеть тебя в роли своей сбежавшей жены.

Злоба вдруг погасла в его глазах. Он побледнел и медленно сел на стул. Сьюзен, мгновенно забыв о собственном раздражении, бросилась к брату.

— Ларри!

— Не трогай меня! — воскликнул он, уже поднимаясь со стула. — Я сейчас пойду к себе и лягу. Но Боже тебя сохрани опять прийти ко мне сегодня ночью!!

Заметив, как лицо сестры вспыхнуло от негодования, он усмехнулся:

— Не смотри на меня так, Сьюзен. Не изображай из себя невинную девочку. Уверен, что кто-нибудь из твоих любовников успел объяснить тебе преимущества страсти, перемешанной с яростью. Думаю, именно в этом разгадка твоего поступка.

У Сьюзен предательски защемило под ложечкой. В воображений возник образ разъяренного Ларри, покрывающего поцелуями ее тело. С тpyдом отогнав это видение, она высокомерно посмотрела на брата и очень холодно сказала:

— Боюсь, что у нас с тобой разные вкусы, Ларри.

Оторвавшись на мгновение от прополки грядок, которой занималась в саду, Сьюзен посмотрела на окна кабинета Ларри. Там с самого утра засели брат и Уэлш. Уже приближалось время обеда; Но разговор, по-видимому, был очень важным, и ей не хотелось его прерывать. Однако через несколько минут Ларри и Хью сами спустились в сад. Сьюзен с улыбкой поднялась им навстречу. Сердце учащенно забилось, глаза упорно смотрели куда угодно, только не на брата.

— Я не знаю, как быть с обедом, — сказала Сьюзен, обращаясь сразу к обоим. — Вы готовы сесть за стол немедленно или…

— Немедленно!

Голос Ларри звучал сурово, даже напряженно. Сьюзен заподозрила, что переговоры о подписании контракта с канадцем идут туго. Но Хью тут же развеял эти сомнения.

— Да, мы сядем за стол сию же минуту. Вечером я приглашаю вас обоих отужинать со мной. И не смейте придумывать никаких отговорок! Я настаиваю! Это будет не только жест благодарности с моей стороны, но и праздник. Торжественный акт по случаю успешного завершения переговоров между мной и вашим мужем о подписании выгодного нам обоим делового контракта. Если вы можете порекомендовать здесь какой-нибудь уютный ресторанчик, мы отлично проведем сегодняшний вечер.

— Умоляю вас, Хью, не надо! — неуверенно начала отказываться Сьюзен. Она заметила, что Ларри тоже отнюдь не в восторге от предложения партнера. Возможно, брат не хотел, чтобы их видели вместе. Но Уэлш энергично настаивал. В конце концов Ларри уступил. Решено было отправиться в мало кому известный, но вполне приличный отель, расположенный в пятидесяти милях от Дьюарза. По словам брата, там есть очень милый ресторан, где хорошо кормят. Увидеться с Ларри наедине Сьюзен удалось только после обеда. Хмурый и раздраженный, он спустился в кухню, когда Сьюзен мыла посуду. Его приход сразу вывел ее из равновесия. Почему? Сьюзен пыталась убедить себя, что не понимает. Но это был чистейший самообман. Она отлично знала, в чем дело, и ненавидела себя за слабость. За предательскую дрожь в коленках. За круги перед глазами. За подкатывающий к горлу и мешающий нормально дышать комок. Больше всего Сьюзен раздражал сам Ларри, который; что бы она себе ни говорила, был причиной всего этого. Негодование Сьюзен тут же отразилось в ее голосе.

— Глядя на тебя, можно подумать, что ваши переговоры с Уэлшем провалились! — буркнула она.

Каких бы успехов ни добился брат в бизнесе, это никогда не сможет полностью залечить в его душе рану от потери Милдред. Мысль, что Ларри продолжает так безумно любить эту женщину и не обращает никакого внимания на сгорающую от страсти сводную сестру, была невыносимой. Господи, надо справиться с собой! Надо! Другого выхода просто нет. В конце концов, убеждала себя Сьюзен, она не первая женщина в мире, страдающая от неразделенной любви. И уж наверняка не последняя! Заметив, что Ларри уже довольно долго озадаченно смотрит на нее, Сьюзен постаралась стряхнуть с себя минутное оцепенение вместе с грустными мыслями.

— Ты не подумала о том, что мы будем чувствовать себя неловко во время предстоящего ужина? — сказал Ларри.

Сьюзен посмотрела на него с недоумением.

— Что ты имеешь в виду?

— Хью настаивал на ужине. Я отказаться просто не мог. В подобных случаях решает леди. Появиться же где-то поблизости в ресторане на людях вместе — чистейшее безумие. Хью уверен, что ты моя жена. Что, если к нам во время ужина подсядет кто-то из знакомых? Как тогда выкручиваться? Я выбрал; глухую гостиницу в пятидесяти милях отсюда. Но и это может не помочь!

— При чем тут я?

— Надо было сообразить, что, если я не могу отказаться от приглашения Уэлша, ты можешь вполне. Достаточно было проявить твердость!

— Ты смеешь утверждать, что отказываться от приглашения должна была я? Я?

Сьюзен почувствовала, что у нее из глаз вот-вот брызнут слезы, и отвернулась; пытаясь скрыть их.

— Какого черта! — уже почти орал Ларри. — Если в ресторане мы встретим кого-нибудь, кто ненароком откроет наш секрет, как мы объясним это Уэлшу?

— Скажем, что произошло досадное недоразумение. Скажем правду. Что на самом деле мы брат и сестра.

— Которые целуются, не успев остаться наедине. Дьявол нас возьми, если это не так! — теряя контроль над собой, громко воскликнул Ларри. — Ты представь только, что он подумает, когда узнает, что мы брат и сестра!

Сьюзен в испуге отступила на шаг и застыла в оцепенении посреди кухни. Ларри, еще раз помянув черта, вышел, хлопнув дверью. Объяснение с братом лишило Сьюзен последних сил. Она долго смотрела на закрытую дверь, собираясь с мыслями. Потом снова взялась за посуду. Это занятие ее несколько успокоило. Покончив с последней тарелкой, Сьюзен подумала, что Ларри и Хью в эти минуты наверняка продолжают обсуждать детали договора. Это займет немало времени. Значит, она успеет съездить в Нью-Беверли, в одну очень приличную парикмахерскую, и сделать прическу к ужину. Быстро собравшись, Сьюзен побежала во двор к своей машине. Но не успела открыть дверцу автомобиля, как из дома вышли Ларри с Уэлшем.

— Мы съездим на часок ко мне на фабрику, — сказал Ларри. Но, видя, что его сестра тоже намерена уехать, не удержался: — Ты-то куда собралась?

Это было сказано таким грубым тоном, что Уэлш невольно вздрогнул.

— В Нью-Беверли. Мне надо кое-что купить. Кроме того, я хотела бы повидаться с Томом.

Том был адвокатом ее отца. Теперь он стал доверенным лицом Сьюзен и Ларри. Сейчас она сослалась на него главным образом потому, что не хотела говорить брату о парикмахерской. Однако само упоминание имени Тома заставило Ларри сжать губы. Почему? Сьюзен задавала себе этот вопрос, садясь в машину и включая зажигание. Ведь Том был для нее не просто адвокатом, но кем-то вроде дяди, хотя и не родного. Всякий раз, Приезжая в Дьюарз, она непременно навещала его. Через полчаса Сьюзен припарковала машину у небольшого сквера. Она всегда любила Нью-Беверли с его старыми домами. В нем осталось что-то от старой Новой Англии. От тех времен, когда этот небольшой уголок огромного мира славился лучшим на побережье шотландским виски а жители его были богатыми и счастливыми. Гордость за свой маленький поселок они пронесли через века. Сьюзен окинула взглядом небольшую площадь. Здания, в которых преобладал старинный голландский стиль, излучали покой; Водном из них, едва ли не самом высоком и солидном, располагалась адвокатская контора Томаса Генри. Она решила сначала повидаться с Томом, а потом заняться прической.

22
{"b":"3339","o":1}