ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В приемной адвоката ее с радостной улыбкой встретила Эллен, секретарша адвоката, которую Сьюзен знала с детства. Она приоткрыла дверь в кабинет и доложила:

— Сэр Генри, к вам мисс Сьюзен.

— Просите сейчас же! — раздалось в ответ. Сьюзен поблагодарила Эллен и вошла.

— Сьюзен, милая моя, как я рад вас видеть! — воскликнул Том, широко улыбаясь неожиданной гостье. — Садитесь, пожалуйста!

Он всегда очень любил дочь Алекса, своего покойного клиента. Том был в курсе всех планов ее отца, касающихся будущего Сьюзен. И не одобрял твердости, с которой старый Алекс Кендел настаивал, чтобы дочь вышла замуж только за человека, которого он сам ей выберет. Раз или два Том пытался очень мягко объяснить отцу Сьюзен его заблуждение. Увы, Алекс ничего не хотел слушать. Несмотря на тупое упрямство, Том Генри ни секунды не сомневался, что его маститый клиент больше всего на свете хотел счастья своей дочери. Другое дело, как он его понимал,

— Чашечку чая? — продолжая улыбаться, спросил Том, когда Сьюзен опустилась в широкое мягкое кресло.

— Спасибо. С удовольствием!

Пока Эллен готовила чай, Том внимательно рассматривал, молодую клиентку. Бросалась в глаза усталость в глазах Сьюзен. Адвокат заметил, что она сильно похудела и теперь казалась еще более хрупкой, чем всегда.

— Итак, милая, что, сегодня привело вас ко мне? — спросил он, — Какое-нибудь, неотложное дело или просто желание увидеться со старым другом и провести немного времени в приятной беседе?

— И то и другое, мистер Генри.

— Тогда для начала съешьте сандвич. Не бойтесь, полнота вам не грозит. Вы к тому же выглядите до того усталой, что подкрепиться немного просто необходимо. — Сьюзен улыбнулась и ответила с легким вздохом:

— Вы же знаете, каким стремительным в наше время порой бывает ритм, жизни, мистер Генри.

— Только тогда, когда вы позволяете ему быть таковым, дорогая. Вам, право же, не очень полезно жить в Гринтауне. Честное слово, при неплохом отцовском наследстве и щедром доходе с имения вы бы могли переехать за город и прекрасно чувствовать себя на природе.

— Вы имеете в виду, что мне следовало бы оставаться в родительском доме и бить баклуши? Мой братец Ларри придерживается совсем другого мнения. Особенно это усилилось после его женитьбы на Милдред.

Сьюзен подняла глаза на адвоката и заметила мелькнувшее в его глазах несколько странное выражение.

— Том, что случилось? — спросила она, нахмурившись.

— Случилось? Ничего не случилось, дорогая моя. Ровным счетом ничего!

Томас опустил глаза и некоторое время внимательно рассматривал свои ногти. Тетерь у Сьюзен уже не было сомнений: адвокат что-то явно не договаривает. После непродолжительного колебания она добавила:

— Ларри и Милдред разошлись. Это известие повергло меня в совершеннейший шок. Ведь брат мне ничего не сообщил. Я все узнала только несколько дней назад, когда приехала.

В голосе Сьюзен было столько сочувствия к брату, что Том нахмурился и тяжело вздохнул.

— Не сомневаюсь, что у Ларри для такого шага были веские основания.

— Когда он сказал, что Милдред ему изменяет, я долго не могла этому поверить. Она так яростно охотилась за ним! Сейчас Ларри очень переживает потерю жены.

И вновь Сьюзен увидела на лице адвоката все то же странное выражение.

— Насколько я понимаю, адвокатом Ларри на их бракоразводном процессе выступали вы? — спросила она, внимательно смотря в глаза Тома. Сьюзен и сама не знала, зачем задала этот вопрос. Адвокат заметно смутился.

— Нет, не я, — ответил Томас. — Понимаете, Сьюзен, наша адвокатская фирма в своей деятельности следует старым, консервативным традициям. Обычно мы не ведем бракоразводные процессы. Я рекомендовал Ларри одного из своих друзей в Гринтауне, который специализируется на делах такого рода. Впрочем, давайте лучше поговорим о чем-нибудь более приятном! Какие у вас планы на будущее?

Сьюзен поняла, что получила очень удобный случай поговорить с адвокатом о ее собственной жизни. О решении выйти за Роули. Тому можно честно рассказать о враждебном и грубом поведении брата. Она задумчиво посмотрела на солнечный луч с плясавшими в нем пылинками, пробившийся в кабинет сквозь пыльное стекло. Если говорить с Томом начистоту, придется признаться и в другом. В том, что теперь она уже не сможет выйти замуж за Роули, после того как поняла, что любит только Ларри. Любит не как брата, а как самого желанного в мире мужчину. Сьюзен впервые почувствовала тяжелейшую вину перед женихом. Она ведь согласилась стать его женой. Роули полностью вписывался в представление отца о своем будущем зяте. Она обнадежила его самого, всю его семью. Ей поверили люди. Что теперь делать? Нет, лучше остаться навсегда одинокой, чем всю жизнь видеть рядом совсем нелюбимого человека. С которым вдобавок связана нерасторжимыми узами. Потому что он муж, а возможно и отец ее ребенка. Который может унаследовать нрав родителей Роули, столь чуждый Сьюзен.

Наблюдая, как меняется выражение лица Сью-зен; Том сокрушенно вздохнул. Опытный адвокат, он научился читать в сердцах людей и отлично понимал человеческую натуру. Без этого просто нельзя быть мало-мальски приличным юристом. Сьюзен он любил, как собственное дитя. И очень часто старался прикусить себе язык, чтобы не наговорить лишнего ее отцу. Он от всей дущи разделил горе Алекса, когда скончалась его молодая жена. Был глубоко возмущен, когда ее родители отказались от своей единственной дочери только потому, что та выбрала себе в мужья молодого человека не их круга, и даже не пришли похоронить ее. Но с тех пор утекло много воды. Времена и нравы значительно изменились. А потому Том никак не мог согласиться с Алексом. С его нелепым желанием подчинить своим представлением о приличиях судьбу дочери.

— Что я собираюсь теперь делать? — переспросила Сьюзен, молчавшая, пока Том предавался своим не очень-то веселым размышлениям.

— Никаких конкретных планов у меня пока нет. Работой я довольна. На сегодняшний день мне этого вполне достаточно.

Она прикусила губу и несколько секунд смотрела в окно. Потом очень тихо сказала:

— Том, вы сочтете меня очень дурной и непочтительной дочерью, если я скажу, что не смогу выполнить волю покойного отца?

— Вы хотите сказать, что не станете выбирать мужа согласно воле Алекса?

— Да. Поймите, Том, я была убеждена, что свято исполняю его волю. Собиралась официально объявить о своей помолвке. Даже начала подготовку к свадьбе. Но неожиданно поняла, что…

— Что любите не жениха, а своего сводного брата Ларри? Ведь так обстоят дела?

Сьюзен сначала густо покраснела, потом побледнела. Затем ее щеки загорелись снова. Она растерянно смотрела на адвоката и не могла найти слов для ответа. Потом взяла себя в руки и, немного заикаясь, спросила:

— Как… Откуда вы… Откуда вам это известно?

— Сьюзен, вы забыли, как давно я вас знаю. Уже много лет для меня не секрет ваше истинное отношение к Ларри; Сейчас я имею полное право спросить: а вы-то когда обнаружили, что испытываете к сводному брату отнюдь не сестринские чувства?!

— Только в этот уик-энд, — призналась Сьюзен. — Я приехала в Дьюарз; чтобы сообщить Ларри о своей грядущей помолвке. У нас с ним вышел тяжкий разговор. Потом у брата случился приступ его старой болезни.

— Вы, надеюсь, понимаете, что причиной приступа стало известие о вашем грядущем замужестве, а не работа сверх сил? — Осторожно спросил Том.

— Теперь да, — тихо ответила Сьюзен. — Я не могла поверить в это до сегодняшнего дня.

— Вы поняли, как он любит вас? — тихо и очень мягко спросил Том.

Сьюзен молча кивнула.

— Дорогая моя девочка, что вам сказать? Ведь я всегда считал, что Алекс ошибается; воспитывая свою дочь в слепом подчинении своей воле. Это ни в коем случае не означает, что я относился и отношусь к нему без симпатии. Наоборот? веегда любил его и считал своим ближайшим другом. Вы знаете, что Алекс обожал вашу мать. Был смертельно удручен ее кончиной. Даже позволил себе роптать на Господа, который позволил ей умереть как раз в тот момент, когда Алекс наконец мог отплатить своей жене сторицей за всю ее любовь и преданность.

23
{"b":"3339","o":1}