ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сьюзен, я…

Это был голос брата. Ларри медленно отворил дверь комнаты и нерешительно вошел. Сьюзен быстро застегнула халат и покинула свое укрытие. Ларри некоторое время смотрел на нее. Он будто впервые видел сестру полуодетой. Сьюзен очень хотелось повернуться и убежать. Но не позволяла гордость.

— Стараешься отыскать недостатки в моей фигуре? — неестественно усмехнулась Сьюзен.

— Недостатки? У тебя?

Ларри подошел к ней совсем близко. Сьюзен стоило лишь приподнять руку, чтобы дотронуться до него.

— Сьюзен, ты самая совершенная женщина из всех, кого я когда-либо видел! — с удивлением воскликнул он.

Эта неожиданно новая интонация заставила Сьюзен внимательно посмотреть в глаза брата. На этот раз в них не было, ни раздражения, ни насмешки. Сьюзен удивилась.

— Ты, конечно, эксперт по женскому телу, — довольно неудачно пошутила она в ответ на довольно банальный и неуклюжий комплимент. — Но не стоит лгать так нелепо!

Ее платье лежало на кровати. Стоило только дотянуться до него, закрыться в ванной и переодеться, чтобы выглядеть строгой и неприступной. Но хотела ли она этого? Ларри протянул руку и коснулся шеи Сьюзен. Его пальцы нежно скользнули вниз, к ее груди, потом к бедрам. Она ощутила, как в ответ на его прикосновение затрепетало все ее тело, А пальцы Ларри уже расстегивали одну за другой пуговицы ее халата.

— Сьюзен!

Сьюзен казалось, что они оба сейчас связаны таинственной нитью, которую не в силах разорвать. Оба были теми же, что и несколько часов назад. Но одновременно и совершенно другими. Ларри, который только что дотронулся до нее и заставил задрожать с головы до ног, уже не прежний ее сводный брат, язвивший ее насмешками, издевавшийся, изображавший презрение и гадливость. Кто они сейчас друг другу? Сьюзен сама за эти мгновения стала иной. Совсем не той Сьюзен, которая зачем-то ревниво оберегала и скрывала свои настоящие чувства.

— Сьюзен, — вновь повторил Ларри и сжал ладонями ее лицо. Он произнес имя сестры, как молитву. Его губы приблизились к ее губам и нежно коснулись их, как прекрасного, хрупкого цветка. Сьюзен знала, что в любой момент может освободиться от этих рук, вновь стать холодной и неприступной. Но разве она хотела этого? Его ладони вновь скользнули вдоль ее тела, лаская его. Руки Сьюзен, почти против воли, обвили шею Ларри. Ее губы раскрылись навстречу его поцелую. Она чувствовала, как его язык проникает между ее зубов и кончиком осторожно трогает десны. Страстный стон вырвался из груди обоих. Сьюзен крепко прижалась к его пылающему прекрасному телу, забыв в это мгновение все на свете. Забыв саму себя…

Позже она не могла вспомнить, как они дошли до кровати и легли. В сознании сохранилось только блаженное ощущение близости и необыкновенная нежность губ Ларри. Он покрывал горячими поцелуями ее лицо, грудь, бедра, ноги. Сьюзен словно сквозь туман ощущала, как от прикосновения к его сильной груди начинало пульсировать и дрожать все ее тело.

— Ларри, — шептала Сьюзен, снова и снова дотрагиваясь до его смуглой, горячей кожи кончиками пальцев. Она гладила густые волосы Ларри, с наслаждением произнося вновь и вновь его имя. Он наполовину прикрыл ее своим телом и ласкал грудь со ставшими твердыми, как кораллы, сосками. Сьюзен словно впервые трогала гладкую кожу его спины, мускулов рук, шеи. Кончик языка Ларри трогал ее соски, заставляя Сьюзен вздрагивать, шептать его имя, горя в пламени непреодолимого желания. Он все глубже захватывал губами ее грудь, сжимал зубами соски, отстранялся и вновь приникал к ним. Она прижала его голову к своей груди, выгибаясь навстречу ему всем телом.

— Сьюзен…

Ларри вновь прошептал ее имя и разжал обьятия. Только сейчас Сьюзен заметила, что его кожа горит точно так же, как во время недавнего приступа болезни. А светло-карие глаза снова стали почти черными. Пуговицы на рубашке Ларри были расстегнуты. Сьюзен не помнила, она ли расстегнула их или он сам. Она ощущала каждое движение и трепет его тела, гулкое биение его сердца. Ларри вновь крепко обнял Сьюзен и, не отпуская, перевернулся на спину. Ей показалось, что их тела начинают сливаться в одно. А его руки спустились совсем низко и накрыли ладонями нежные женские ягодицы, крепко прижав их к своим бедрам. Сьюзен вновь выгнулась ему навстречу и тихонько застонала. Ее пальцы автоматически расстегнули ремень и молнию брюк Ларри. Тот быстрым движением ног стянул их с себя. По-прежнему лежа на спине, он ждал, когда нежная женская рука справится с его трусами и коснется возбужденной мужской плоти. Сьюзен еще ни разу не случалось раздевать мужчину. Она стеснялась, стыдилась, руки ее дрожали от смешанного чувства страстного желания и страха. Все же с активной помощью Ларри это удалось.

— Сьюзен… — уже в который раз прошептал Ларри. — Дотронься… Разве ты не видишь, как безумно я хочу этого? Или ты рада, что вольна так мучить меня?

Сьюзен отрицательно покачала головой:

— Нет, совсем нет… Но ты так прекрасен! Ответом был тихий счастливый смех Ларри. А Сьюзен как зачарованная смотрела на его мускулистое тело. Она и раньше знала, что ее сводный брат силен и складен. Но одно дело знать, совсем другое видеть. Сейчас он лежал рядом с ней совсем обнаженным. Она смотрела на него и не могла оторвать глаз. Сьюзен наклонилась и коснулась кончиком языка маленьких сосков его груди. Они оказались твердыми и чуть солоноватыми…

— Сьюзен, ради Бога, — простонал Ларри. — Что ты со мной делаешь?!

Он погрузил пятерню в густые волосы Сьюзен и слегка откинул ее голову назад, чтобы видеть ее лицо. Трепет никогда не испытанного наслаждения пробежал по всему ее телу.

— Покажи мне, — чуть слышно прошептала Сьюзен, испугавшись собственных слов. Сьюзен никогда прежде даже представить не могла себя в роли соблазнительницы. Тем более по отношению к Ларри. Бросив быстрый взгляд на его лицо, потемневшее от болезни и усталости, она не увидела ни осуждения, ни шока. Наоборот, его глаза излучали нежность и восхищение. Ларри осторожно положил Сьюзен на спину и покрыл поцелуями все ее тело. Непроизвольно она чуть отстранилась от него, стыдливо прикрывая ладонями самый интимный уголок своего тела. Но губы Ларри спускались все ниже и ниже. Сьюзен почувствовала, как воспламеняется ее кожа. Она вновь всем телом прижалась к нему. В груди перехватило дыхание. Его пальцы спустились к ее коленям и, разжав их, осторожно двинулись вверх. Вот они уже достигли ее лона, еще не знавшего чужих прикосновений… Сьюзен снова стыдливо отстранилась. Ларри нагнулся над ней.

— Нет, нет! Сьюзен, умоляю! Не противься мне… Почувствуй меня всего! Всю, всю мою любовь!

Голос Ларри, такой знакомый, сейчас изменился. Хриплый и дрожащий, он звучал тепло, ласково, успокаивающе. Все страхи Сьюзен перед неизвестностью вдруг исчезли. Она уже не противилась, когда он раздвинул ее ноги и коснулся своей разгоряченной, твердой мужской плотью самого потаенного уголка ее тела. Сьюзен вдруг поняла, что безумно хочет, чтобы он проник дальше. В нее. В пылающую пламенем страсти глубь ее существа. Казалось, ничего более в своей жизни она не желала так жадно! Ларри со стоном сделал резкое конвульсивное движение, на что Сьюзен ответила тем же. И сквозь боль ощутила в себе его мужскую плоть. Мир для нее переполнился еще никогда не испытанным счастьем. Боль оказалась сладостной. Наслаждение от ощущения ритмичного движений плоти Ларри внутри ее тела было непередаваемым. Страстные стоны вырывались из ее груди. Она без конца повторяла его имя… Но вот пик страсти миновал. Сьюзен почувствовала страшную усталость. Даже поднять ресницы она могла с огромным усилием.

Постепенно дыхание Сьюзен выровнялось, на лице заиграла счастливая улыбка. Незаметно она погрузилась в глубокий сладостный сон.

Когда Сьюзен проснулась, Ларри в комнате уже не было. Косые лучи позднего послеполуденного солнца проникали сквозь легкую занавеску и падали на пол. Сьюзен потянулась под одеялом и сразу же почувствовала, что у нее болят все мышцы. Она вспомнила сегодняшнее раннее утро и сразу поняла причину странного недомогания. Но где Ларри? С трудом поднявшись, Сьюзен увидела на ночном столике записку. Ларри сообщал, что вынужден срочно поехать на фабрику, где произошли серьезные неприятности; Кончалась записка многозначительной и даже пугающей фразой: “Я скоро вернусь. Нам необходимо поговорить”.

28
{"b":"3339","o":1}