ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На Сьюзен сразу же повеяло холодком. В записке не нашлось места ни для одного нежного слова. Значит… Значит, это правда: Ларри использовал ее вместо Милдред, не помня себя от сексуального голода. Она откинулась на спину и, глядя в потолок, принялась обвинять себя в беспутном поведении. И никак не могла вызвать в душе хоть каплю сожаления. Хотя и очень старалась. Да, они больше не брат и сестра, они стали любовниками. Ларри очень нежно, не унижая, сделал ее женщиной. Но почему? Потому ли, что любил ее так же безумно, как она его? Но на этот счет Сьюзен не позволяла себе заблуждаться. Правда, когда Ларри прикасался к ней, в его голосе появлялась хрипота, а глаза становились темными. Ну и что из этого? Охваченные сексуальным порывом мужчины умеют изображать эмоции, которых на самом деле не испытывают. Старался ли Ларри обмануть ее? Нет, в этом его обвинить было нельзя! Он никогда не говорил, что любит свою сводную сестру как женщину. И просто взял от нее то, что она хотела добровольно отдать. Сьюзен предстояло взять на себя всю ответственность за происшедшее! Ведь она сама совершенно недвусмысленно дала понять Ларри, что любит его…

Она нехотя встала с кровати и принялась медленно одеваться. Приняв душ, спустилась в кухню и начала готовить ужин. Не представляя, когда Ларри вернется и захочет ли с ней ужинать. Но приготовить что-то все же было надо. Руки ее работали, а мысли были далеко. Итак, она и Ларри теперь близки! Близки так по-новому! В это пока ей верилось с трудом. Хотя, как только Сьюзен закрывала глаза, в памяти тут же возникали пленительные ощущения сегодняшнего утра. Все тело охватывала сладостная дрожь. Она подумала, что Ларри оказался чуть ли не идеальным воплощением ее представлений о настоящем любовнике. Нежность, сила, темперамент. У него всего в избытке! Видимо, поэтому он и нашел у нее отклик столь горячий. Она не могла опомниться до сих пор. И все-таки Ларри не любит ее… Сьюзен поставила сковороду в духовку, присела к столу и задумалась. Есть ей не хотелось. Не хотелось даже видеть Ларри. Хотя он написал в записке, что намерен с ней поговорить. О чем? Не о любви, разумеется! Сьюзен была убеждена, что всерьез к ней он не относится. Жаль! Жаль, что Ларри не понимает, как любит его Сьюзен. Он ведь совсем не дурак. Тогда о чем он хочет с ней говорить? Будет вежливо просить уехать? Скажет, что все происшедшее между ними утром всего лишь ошибка? Хватит ли у нее сейчас сил, чтобы выслушивать рассуждения Ларри? Что может сказать человек, для которого все происшедшее было лишь привычным удовлетворением сексуальных потребностей, тогда как для нее все это стало едва ли не смыслом жизни? А какова альтернатива? Да, она может уехать. Сбежать. Может отказаться с ним разговаривать. Они никогда больше не увидятся. Сегодняшнее утро сохранится лишь в ее памяти как эмоциональный, почти истерический срыв. Думая, Сьюзен старалась себя успокоить. Причем скорее как подросток, а не как взрослая женщина. Ладно, Ларри овладел ею без любви. Просто ради секса. Что с того? Мир от этого не перевернулся. Ведь еще до их первого прикосновения Сьюзен знала, что Ларри ее не любит. Правда, он не знал о том, что она любит его! Или просто желает. Теперь, когда для него это перестало быть секретом, он наверняка постарается от нее поскорее избавиться! Из одной только гордости и женского достоинства она должна уйти сама. Не дожидаясь, пока братец укажет ей на дверь. Прямо или косвенно. Сьюзен продолжала мысленно рассуждать, когда услышала шум подъезжавшей машины. Приехать мог только Ларри. Вопрос о бегстве отпал сам по себе. Было уже поздно. Она выскочила в холл в тот момент, когда входная дверь отворилась. На пороге действительно появился Ларри. Вид у него был усталый. Лицо и одежда забрызганы грязью. Последнее несказанно удивило Сьюзен: брат всегда бывал отменно аккуратен.

— На одном из складов случился пожар, — объяснил он, прежде чем Сьюзен успела спросить, в чем дело. — Слава Богу, больших убытков вроде бы нет. Сейчас огонь потушен, и все взято под контроль. Я пойду принять душ. У тебя найдется что-нибудь, поесть? Чертовски проголодался!

Сьюзен подумала, что сковородка еще только начала разогреваться, а потому ужин будет готов лишь через какое-то время. Но пока можно приготовить омлет Она утвердительно кивнула:

— Сейчас я тебя покормлю.

— Спасибо!

Ларри больше ничего не сказал и не выразил никакого желания “поговорить”, как обешал в записке. Хотя Сьюзен не заметила сколько-нибудь заметного изменения в его отношении к себе. Если не считать беспокойного взгляда, брошенного еще с порога на ее губы и фигуру. Не выдумывай. Не строй воздушных замков, подумала Сьюзен, возвращаясь на кухню.

— И все же, почему он посмотрел на тебя как умирающий от жажды на воду? Тебе это только показалось. Ты принимаешь желаемое за действительное!

Ларри задержался у себя в комнате. Омлет был уже почти готов. Сьюзен сварила кофе, приготовила несколько сандвичей. Его все не было. Она забеспокоилась и поднялась на второй этаж. Что произошло? Может быть, Ларри передумал и решил не ужинать? Он выглядел страшно усталым, когда приехал. На него это было непохоже. Всегда такой сильный, пышущий здоровьем молодой мужчина! Так быстро оправился после тяжелейшей болезни! Что, если случился новый приступ? Сьюзен почувствовала, как ее сердце начинает сжиматься в предчувствии чего-то недоброго. Она подошла к двери его комнаты и осторожно постучала. Ответа не последовало. Сьюзен повернула ручку. Дверь оказалась не запертой. Она приоткрыла ее и проскользнула внутрь. Ларри ничком лежал на кровати. Его подбородок покрывала темная щетина, Видимо, Ларри не успел утром побриться, когда ему позвонили и сообщили о пожаре на складе. На полу валялось мокрое скомканное полотенце. Еще не зная, стоит ли будить брата, Сьюзен наклонилась над ним. В этот момент Ларри открыл глаза и взглянул на нее. — Сьюзен?

Первой ее мыслью было повернуться и броситься вон из комнаты. Сьюзен сразу же поняла, что произойдет в следующее мгновение. Увы, было поздно. Цепкие пальцы Ларри схватили ее за руку и крепко сжали. Сьюзен не успела ничего сообразить, как оказалась рядом с ним на кровати. В следующий момент она почувствовала, что ее начинают раздевать. Застонав, Сьюзен хотела сопротивляться, но руки ее сделались ватными и безжизненными. А на пол летели кофта, бюстгальтер, юбка и, наконец, трусики. Теперь она лежала рядом с Ларри совсем обнаженная, а он нетерпеливыми, нервными движениями сбросил с себя рубашкут стянул брюки и белье. Сьюзен почувствовала, что начинает таять. В глазах ее закружились огненные круги. А Ларри уже лежал сверху, гладил ладонями ее тело, спускаясь все ниже и ниже. Золотое облако неги и блаженства было готово окутать обоих.

Но тут раздался резкий, холодный звук, как бы из другого мира. Это зазвонил телефон на ночном столике у изголовья кровати. Ларри поднял трубку.

— Алло!

На другом конце провода кто-то сказал несколько слов. Сьюзен их не слышала, но заметила, как лицо брата перекосила недовольная гримаса.

— Это тебя, — сказал Ларри, передавая трубку. Сьюзен с большой неохотой взяла ее. И сразу же побледнела, услышав знакомый голое Роули:

— Ты, естественно, сейчас лежишь рядом с любовником? Впрочем, другого нельзя было ожидать. Тебе просто не терпелось прыгнуть к нему в постель! Послушай, ты, грязная сучонка. Неужели тебе не ясно, чего хочет этот человек? Да только одного: завладеть твоими деньгами! Он…

Не дослушав, Сьюзен бросила трубку, как будто обжегшись. Пьяный голос Роули, казалось, наполнил всю комнату. Дрожа от обиды и возмущения, Сьюзен вскочила с постели, собрала свою разбросанную по полу одежду и, нацепив на себя только то, чем можно было хоть как-то прикрыть наготу, вылетела из комнаты. Ларри не сделал даже попытки ее удержать. Сьюзен отлично поняла, что Роули был вдрызг пьян. А потому на все его обвинения в адрес Ларри, будто бы тот охотится только за деньгами сводной сестры, не стоит обращать никакого внимания. Но все-таки, почему Ларри не бросился за ней? Почему не взял на руки и не унес к себе, чтобы утешить? Ей казалось, что она знает ответы на все эти вопросы. То есть знает всего один, зато верный ответ. Ларри раскаивался в том, что произошло утром! В том, что пришел к ней в комнату. В том, что позволил Сьюзен соблазнить себя. У него были все основания так думать. Он не знал, что Сьюзен впервые вошла к нему в комнату совсем не для секса. Она хотела лишь облегчить его страдания. Это был акт милосердия. И все. Но Ларри подумал совершенно иное, когда ночью вдруг увидел Сьюзен, склонившуюся над ним. Сегодня утром она просто потеряла контроль над собой. Охватившее Сьюзен безумное желание принадлежать Ларри, которое она даже не пыталась скрыть, стало главной причиной их физической близости! Боже, как он сейчас Должен презирать ее! Что, что ей теперь делать?

29
{"b":"3339","o":1}