ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сьюзен вдруг ощутила, как комок подкатывается к ее горлу.

— Итак, ты решила пожертвовать собой и выйти замуж за первого попавшегося идиота с толстым бумажником, который польстится на отцовские деньги? Такой ты представляешь себе свою дальнейшую жизнь?

Его грубый тон настолько поразил Сьюзен, что она не нашла слов для ответа. Горячие слезы потекли по ее щекам. Сьюзен даже не пыталась их скрыть. Ее душила обида. Ведь отец внешне никогда не проявлял к дочери горячего участия. Такая манера поведения тоже входила в его старомодный кодекс обращения с женщинами. Нежный цветок обязан был слушаться садовника и не возражать! Это так отличалось от поведения Ларри. Тот всегда старался в трудную для сестры минуту помочь ей или хотя бы утешить. А сейчас…

Ларри глотнул воздух и с виноватым видом сказал:

— Прости меня, Сьюзен. Я не должен был говорить с тобой в таком тоне.

Он протянул руку и вытер слезы на ее щеках.

— Все же подумай, что ожидает тебя в жизни, если ты сама о себе не позаботишься. И чего ты можешь лишить себя, слепо следуя планам отца. Какие горести могут тебя ожидать.

— Например? — спросила Сьюзен, слегка улыбнувшись.

Ларри придвинулся ближе. Она вдруг почувствовала, что ее губы сразу стали грубыми, сухими и отказываются повиноваться, а сердце почему-то бешено заколотилось.

— Например, в будущем замужестве, — без тени улыбки на лице ответил Ларри. — Уже не говоря о том, что ты можешь пройти мимо многих радостей жизни. Тихо плыть всю жизнь по течению. Не испытать ударов судьбы, обязательно встречающихся человеку в жизни и закаляющих его. Не узнать многих радостей. Не испытать даже любви!

Сьюзен хотела что-то возразить, но не успела: Ларри вдруг наклонился и поцеловал ее в губы. Потом резко вскочил и ушел. Ее губы еще долго ощущали его неожиданный поцелуй. Ларри и раньше не раз целовал свою сводную сестру. Но этот поцелуй был совсем не похож на прежние. Сьюзен почувствовала, как дрожь пробежала по всему ее телу, пробудив спавшую энергию, которая настоятельно требовала выхода. Трудно было поверить, что эти слова произнес тот же человек, Ларри, который через несколько лет будет уговаривать ее принять предложение сына одного из живших по соседству богатых землевладельцев. Этот молодой человек полностью соответствовал представлениям ее отца о будущем зяте. Хотя при виде его никаких эмоций в душе Сьюзен не возникало. Тогда она нашла в себе силы отказаться.

Сегодня она сидит напротив человека почти такого же, но на сей раз своего жениха. Сидит, опустив глаза, полные неожиданно нахлынувших слез. Роули молча смотрел на свою невесту. Потом холодно произнес:

— В каком из межзвездных миров ты только что блуждала? Имей в виду, Сьюзен: все эти глупые грезы и фантазии надо забыть. Иначе мои родители, не дай Бог, подумают, что ты не в своем уме.

— Но мое богатое наследство, насколько я понимаю, заставит их смириться с этим. Разве нет?

Эти слова были сказаны с вымученной улыбкой, но Сьюзен по сразу изменившемуся выражению лица Роули поняла, насколько они его задели.

— Знаешь ли, у меня создается впечатление, что ты просто помешалась на своем наследстве.

— Интересно, женился бы ты на мне, если бы его не было?

В душе Сьюзен просто молила Роули честно ответить на этот вопрос. Она устала от мужчин, шептавших ей слова любви, продиктованные, она не сомневалась в этом, размером ее банковского счета. И все же Сьюзен хотела выйти замуж. Хотела иметь детей, дом, семью. Быть может потому, что рано лишилась матери. Или потому, что в ней были очень сильны женские инстинкты. Вдобавок отец и Шейла погибли так рано, так неожиданно. Погибли в автокатастрофе, когда Сьюзен только что исполнилось семнадцать лет.

Все это постоянно побуждало ее найти в ком-то надежную защиту от превратностей жизни. Защиту, да, но не любой же ценой…

Она видела недовольное выражение лица Роули. И все же он ответил честно:

— Не знаю. Всю жизнь мне внушали, что ответственность за благополучие семьи непременно подразумевает умение зарабатывать деньги. Зарабатывает деньги обычно муж, согласись, Сью. Мне сейчас тридцать лет. Тебе — двадцать четыре. Полагаю, ты допускаешь мысль, что наши чувства, возможно, не так уж глубоки? Я не хочу сказать, что мы абсолютно равнодушны друг к другу, но ведь огонь страсти очень опасен. Гораздо опаснее разумного расчета. Ты согласна?

— Не хочешь ли ты сказать, что быть сексуально равнодушными друг к другу нормально для мужа и жены? Или для жениха и невесты? И что любовь есть эмоция прежде всего неразумная? — перебила его Сьюзен, чувствуя, как в Роули нарастает внутреннее раздражение.

— Разве мы не условились отложить все эти интимные отношения до свадьбы? В конце концов, если кому-нибудь из нас непременно это потребуется… Мы давно уже не дети. У тебя есть дом, у меня своя квартира. Все в наших руках.

Сьюзен вдруг почувствовала, что устала мучить его. Роули не виноват, что ему еще в детстве, как, впрочем, и ей, внушили совершенно определенное представление о браке. Сьюзен знала все о семье своего жениха. Джейн, с которой она жила в одном доме, приходилась Роули родственницей. Кажется, даже двоюродной сестрой. Происхождение семьи Роули восходило к временам первых поселенцев. Стэнфилды, его дальние предки, первыми некогда пришли на эти земли. Они основали Гринтаун. После окончания Первой мировой войны им пришлось упорно бороться за сохранение двух своих имений: крупная корпорация задумала проложить через их земли автостраду. Бабушка Роули была дочерью состоятельного англичанина. Его отец оказался одним из четырех детей, мать которых настояла на разделе наследства поровну между всеми четырьмя. У Роули было две младших сестры. Как старший сын, он был обязан жениться на какой-нибудь достаточно богатой девушке. Это позволило бы ему сохранить старинный родительский дом. Да и сестры нуждались в приличном приданом.

Все это Сьюзен отлично понимала. Она даже подозревала, что семья жениха не очень-то довольна выбором сына. Сьюзен познакомилась со всеми ее членами во время рождественских каникул. Мать Роули, Уилма Стэнфилд тощая женщина с нездоровым цветом лица, отнеслась к ней крайне холодно. Отец — с легким юмором. Сьюзен не могла отделаться от мысли, что оба они восприняли ее как совершенно чуждое им существо, как плебейку. Например, она всегда с отвращением относилась к рэгби. Отец же Роули был главой местного общества любителей этой бешеной игры. Сьюзен до последнего времени очень успешно работала. Мать Роули сразу же дала ей понять, что девушка, желающая выйти замуж за ее сына, должна посвятить себя семье и благотворительной деятельности. Это входило в негласный перечень занятий истинной замужней леди. Сьюзен хорошо знала, что ее будущая свекровь отличалась почти бешеным нравом. Поговаривали даже, что на самом деле она законченная истеричка, и психотерапевт почти дежурит в ее особняке.

С Роули они знали друг друга уже нескольких лет. Благодаря Джейн. У молодых людей сразу же нашлись общие интересы. Сьюзен быстро пришла к выводу, что Роули может стать для нее прекрасным мужем. Хотя и очень скучным. Спокойный и миролюбивый по характеру, Роули, тем не менее, сразу же давал понять собеседнику свой высокий статус. Этому в немалой степени способствовала должность старшего менеджера в известной акционерной фирме. На служебную карьеру своей невесты он смотрел свысока. И это несмотря на то, что Сьюзен служила в филиале одной из крупнейших страховых компаний страны, зарабатывая большие деньги.

По своему характеру Сьюзен оказалась даже больше-похожей на отца, чем сама предполагала. Она получала огромное удовольствие от риска, от беспокойной и полной подводных камней деловой жизни. Унаследовав одновременно многие материнские черты, она постоянно рисовала в своем воображении будущего мужа, будущих детей, свой дом, свой сад. В нем она посадит цветы, которые так любила Шейда.

— Ты прав. Хороший секс не следует считать главным в семейной жизни, — довольно резко ответила она оторопевшему от неожиданности Роули.

3
{"b":"3339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Дети мои
Рефлекс
Мои дорогие девочки
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)
Влюбиться за 13 часов
Каждому своё 3