ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Посреди ночи Сьюзен проснулась от холода. И только тогда сообразила, что спала с настежь открытым окном, свернувшись на кровати калачиком, в чем была. Почти нагишом. Прошел не один час, прежде чем ей удалось заснуть снова. Утром Сьюзен чувствовала себя совсем разбитой. Спустившись в кухню, она обнаружила, что Ларри уже побывал там. Под кофейником лежала записка. Он писал, что должен был рано утром уехать на работу и вернется поздно. На этот раз обошлось без зловещего обещания “поговорить”. Может, Ларри решил избегать встреч с ней? Как знать…

В одном Сьюзен была уверена твердо: ей надо уезжать отсюда. Чем скорее, тем лучше. Хотя на кануне она не ужинала, есть совсем, не хотелось. Сьюзен сварила себе кофе, налила в чашку и поднялась к себе в комнату. Ароматный кофе прогонит сон и взбодрит. Потом она соберет вещи, перенесет их в машину и уедет в Гринтаун. Тяжело вздохнув, Сьюзен опустилась в кресло-качалку, вытянула ноги и закрыла глаза. Но заснуть ей не удалось. Очень скоро раздался звонок у парадной двери. Кто-то приехал. Внутренний голос шепнул Сьюзен, что это вряд ли Ларри. Она лениво встала и спустилась вниз. Открыла дверь и почти ослепла от брызнувших в глаза ярких солнечных лучей. Постепенно освоившись, она увидела перед собой женщину, показавшуюся ей знакомой. Сьюзен пригляделась внимательнее и вдруг почувствовала, как похолодело у нее под сердцем. Гостья насмешливо взглянула на нее и с холодной усмешкой сказала:

— Бог мой, сколько же надо стоять у дверей и ждать, чтобы тебе открыли!

— Милдред! — воскликнула Сьюзен, невольно отступая на шаг.

Действительно, это была Милдред, бывшая жена Ларри. Вот кого Сьюзен меньше всего хотела сейчас видеть!

— Может быть, вы соизволите пригласить меня в дом? — тем же надменным тоном спросила нежданная гостья. За время, что они не виделись, Милдред прибрела легкий английский акцент. Это звучало претенциозно и немного смешно. В остальном она мало изменилась. Перед Сьюзен стояла прежняя Милдред. Разряженная, слишком накрашенная, вульгарная, недобрая женщина. Милдред, которая так бессовестно и жестоко третировала Сьюзен, когда та была еще подростком. Правда, сейчас у нее появились синие круги под глазами, а выражение лица сделалось еще более жестким. Но в целом Милдред продолжала оставаться очень эффектной и даже красивой. Сьюзен всегда подозревала, что под этой броской внешностью скрывается, злобный хищник.

— Ларри нет дома, — сказала Сьюзен, отступив в сторону, чтобы дать Милдред пройти.

— Естественно, — хмыкнула Милдред, и ее нарисованные брови округлились. — Неужели вы думаете, что я приехала бы в ином случае?

— Думаю, что нет. Если только не собираетесь к нему вернуться.

— Вернуться к нему? — звонко рассмеялась Милдред. — Мой Бог, это уж слишком! Нет, о возвращении и речи быть не может. Я приехала за своими драгоценностями, которые здесь оставила. Если вы не возражаете, то поднимусь к себе в комнату и заберу их.

“К себе в комнату”? Сьюзен нахмурилась.

— Вы не хотите подождать возвращения Ларри? — неуверенно предложила онд. — Заодно и поговорили бы с ним.

Зачем она, это сказала? Ведь если Милдред последует этому совету, то Сьюзен предстоит новое испытание: стать свидетельницей встречи Ларри с его бывшей женой и, возможно, нелегкого разговора между ними!

— Что? — снова засмеялась Милдред. — Встречаться с ним? Говорить? Зачем? Нет, я уже вдоволь навстречалась и наговорилась с вашим драгоценным братцем. Хватит!

Милдред протиснулась мимо Сьюзен в холл и застучала каблуками вверх по лестницей Сьюзен проводила ее взглядом и осталась стоять внизу. Очень скоро Милдред вернулась, держа в руках несколько браслетов, ожерелье и небольшую коробочку, видимо, с кольцами.

— Не смотрите на меня так! — резко бросила она Сьюзен, прочитав в ее глазах осуждение, — Все это принадлежит мне, а не Ларри.

Милдред внимательнее посмотрела в лицо Сьюзен и несколько смягчилась.

— Еще раз прошу вас, мисс не смотрите на меня так! — сказала она уже совсем другим тоном. — Право же, Ларри сам виноват в том, что между нами произошло. Я уверена, что ни одна женщина, если, конечно, она уважает себя хоть немного, не смогла бы жить так, как Ларри пытался заставить меня. Он же превратил свою жену почти в монахиню!

Сьюзен почувствовала острую боль в сердце. Дыхание у нее перехватило. Но она сумела взять себя в руки и, глядя прямо в глаза Милдред, ответила;

— Разве не прав Ларри, если хочет иметь жену, которая не заводила бы себе любовников?

В глубине души Сьюзен была почти уверена, что Милдред появилась здесь лишь из эгоизма. Ей хотелось еще раз причинить боль своему бывшему мужу: пусть знает, что она пришла не к нему, а лишь за драгоценностями, подаренными в разное время другими мужчинами.

— Вы так считаете? — цинично ответила Милдред. — Значит, по-вашему, мне надо было стать такой же фригидной, как он сам? Подавить в себе все плотские желания и лишить себя всех радостей жизни? Или вы думаете, что я лгу?

Последнюю фразу Милдред сказала очень грустно, заметив, что Сьюзен смотрит на нее с недоверием.

— Я не могу иначе относиться к мужчине, который не спит со своей женой? ,

Сьюзен продолжала молчать. Милдред тяжело вздохнула.

— Вы не верите мне? Что ж, спросите Тома Генри. Он-то все знает! Именно Том нашел для нас достаточно опытного адвоката, умеющего держать язык за зубами, который спокойно и без огласки провел наш бракоразводный процесс. Кстати, не думайте, что я не знала, почему Ларри не хочет со мной спать.

Милдред на мгновение замолчала Потом, как бы решившись, бросила со злобой в лицо Сьюзен:

— Виной тому стали вы, Сьюзен! Да, вы! Вы разрушили нашу семейную жизнь! И сделали это своими глупыми, ханжескими улыбочками, намеками и тому подобными подлыми приемами, которые, вы это отлично знали, так сильно действовали на Ларри. Проникнув ему в душу, вы заставили его постоянно желать вас, а не меня. О, Ларри полагал, что я не догадываюсь, зачем он на мне женился! Мне же это стало ясно почти с самого начала нашей семейной жизни. Ему нужна была спина, за которую можно спрятаться и оградить вас обоих от сплетен, которые давно гуляли по округе. Но я совсем не могу понять: каким образом девчонка-подросток сумела до того вскружить голову взрослому мужчине, что он потерял интерес к законной жене? И даже к обычному, нормальному сексу?

В глазах Милдред было столько негодования и раздражения, что Сьюзен показалось, что та ее просто не видит, мысленно вновь и вновь переживая свое. прошлое. Во все, что она говорила, трудно было поверить. Ларри — фригиден?! Ларри — импотент?! О чем она говорит?! Боже, какая чушь!

— Но не советую вам особенно обольщаться и тешить себя радостными надеждами на будущее, Сьюзен, — злобно усмехнулась Милдред. — Он не станет спать и с вами. Никогда на вас не женится. Ларри не посмеет нарушить волю вашего отца. Все это не может вызывать ничего, кроме смеха.

Как? Великий и знаменитый Ларри Кендал, и вдруг — импотент! Не может спать с настоящей женщиной! Только с какой-нибудь незрелой девчонкой-подростком!

Сьюзен еле сдержалась. Но слова застряли у нее в горле.

— Вы можете сказать братцу, зачем я приходила, — продолжала между тем Милдред. — И передать все мои слова. Кстати, вам они тоже, думаю, полезны. Во всяком случае, вы теперь будете знать, почему, безумно желая вас, он не сможет с вами спать. Для него жить с вами — значит нарушить волю покойного Алекса. От одного лишь сознания такого греха Ларри моментально становится импотентом. Мне жаль вас обоих!

Милдред круто повернулась и вышла. Сьюзен слышала, как хлопнула парадная дверь. Она тяжело опустилась на ступеньку, думая о словах Милдред. Нет, это не могло быть правдой! Даже полуправдой. Милдред солгала! Солгала, как всегда! Кстати, она косвенно призналась, что Ларри никогда не любил свою жену. И не так уж оплакивал ее потерю, как думала Сьюзен. Но нет! Это не так! Наоборот, он любил ее… Как же тогда? Почему Ларри никогда.. ; никогда не спал с ней?! Чушь! Такого просто не могло быть! Конечно, он спад с ней. Спал. Обнимал ее в постели. Целовал. Ласкал ее пышное тело с жадностью изголодавшегося человека, вдруг очутившегося за столом, полным изысканных яств. Он… Он… Нет! Надо сейчас же прогнать эти мысли! Нельзя поддаваться эйфории. Нельзя. Милдред вполне могла лгать, желая поддержать в ней ложную мечту. Она же всегда знала, как на самом деле относится Сьюзен к брату! Но с другой стороны, если она лгала, почему, ссылалась на Тома Генри?

30
{"b":"3339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шесть пробуждений
Тараканы
Я признаюсь
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Мой личный враг
Перекресток
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Поток: Психология оптимального переживания