ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В гостиной воцарилась мертвая тишина. Первым нарушил ее Ларри.

— Понимаю, — негромко сказал Ларри со столь знакомой Сьюзен издевательской интонацией в голосе. — Малышка, за твоей современной внешностью скрывается мечтательная и романтическая душа! Все же скажи, почему ты так безоговорочно веришь постороннему человеку? Адвокат есть адвокат. Не более того.

Сьюзен молча смотрела на него. Ей очень хотелось разрыдаться. Значит, она ошиблась. И теперь Ларри мстит ей за это. Мстит так грубо и больно, что у нее в будущем уже нвкагда не повернется язык говорить с ним на эту тему.

— Стоит ли разыгрывать весь этот спектакль, Ларри? — наконец сказала она, воспользовавшись паузой в его издевательском монологе. — Если я ошиблась, то не лучше ли просто сказать мне: “Извини, но я не люблю тебя! ”?

— Прости, мне кажется, что именно это я сейчас и делаю. Пусть косвенно.

Голос его был полон издевки и иронии. Сьюзен больше всего сейчас хотелось повернуться и уйти. Чтобы не видеть собственного позора. Она всего ожидала от Ларри. Любой реакции. Гнева на грани бешенства, простого возмущения и негодования, обиды. Но уж никак не издевательства и сарказма, которые острой болью отозвались в ее душе и сердце.

— Что ж, продолжай просвещать меня, — ехидничал Ларри. — Итак, когда я стал скрывать от тебя свою всепожирающую страсть?

— Когда мне было всего семнадцать лет.

— Серьезно?

— Том уверил меня, что это продолжалось многие годы.

— Он действительно так сказал?

— Действительно. Он сказал, что ты женился на Милдред, пытаясь оградить меня от грязных сплетен.

— Что ж, в этом есть крупица правды. Одно время мне и впрямь казалось, что на подобный шаг следовало бы пойти. Милдред как жена служила неплохим прикрытием. Тем более что она была, да и осталась, очень красивой женщиной. Впрочем, в любом случае я женился на ней вовремя.

— Да, верно. Я-то, в отличие от Тома, убеждена, что ты любил ее. И любишь до сих пор.

Ларри только пожал плечами. Сьюзен почувствовала, что ее переполняет самое настоящее отчаяние.

— Почему ты не хочешь быть со мною до конца откровенным и честным? — воскликнула она, с трудом сдерживая слезы. — Зачем ты спал со мной, если не любил?

— Ты сама позволила мне!

Это бьло сказано до цинизма грубо. Сьюзен с трудом сдержалась, чтобы не сорваться. И напомнила себе, что решила до конца бороться за свою любовь. Выдержав длинную паузу, она очень тихо Сказала:

— Я сама тебе позволила? Позволила потому, что люблю! Я поняла это во время твоей болезни. Сейчас же, оглядываясь в прошлое, убеждаюсь, что всегда любила тебя. Просто никогда прежде не осознавала этого.

— Да, ведь это никак не согласовывалось с представлениями, привитыми тебе отцом. Мужа тебе должен был подобрать отец. Я тебе совсем не подходил!

— Но ведь папа очень любил тебя! Уважал и восхищался тобой. Ты это и сам знаешь!

— Он также назначил меня одним из твоих главных опекунов. Для того чтобы воля отца в выборе для тебя мужа неукоснительно соблюдалась. Мог ли я ослушаться его, даже, если бы любил тебя? Подумай!

— Да, — чуть слышно прошептала Сьюзен, если бы ты любил меня так же, как люблю тебя я, то непременно ослушался бы Алекса. Потому что не сумел бы без меня жить.

Сьюзен больше не могла равнодушно смотреть на Ларри и отвернулась. Надо же быть такой безмозглой дурой! Он не любит тебя. И не любил никогда! Том ошибся в своих выводах.

— Мне лучше уехать, — решительно сказала она. — Оставаться здесь нет никакого смысла!

— Ты права.

Сьюзен заметила, как один мускул его лица слегка дрогнул. Глаза смотрели куда-то в сторону. Разгадать его мысли было невозможно. Она еще раз обозвала себя круглой дурой. Как можно было надеяться, что этот человек раскроет ей душу и признается в любви?! Подняться наверх и забрать вещибыло для Сьюзен делом нескольких минут. Она бросила сумку в багажник, даже не проверив, все ли взяла. В этот момент парадная дверь открылась и появился Лари.

Он не спеша подошел к машине Сьюзен.

— Ты, возможно, серьезно думаешь сейчас, что любишь меня, — сказал он. — Но настанет день, и ты поблагодаришь меня.

—За что? За то, что ты разбил мне сердце, растоптал гордость и с презрением отшвырнул мою искреннюю любовь? Как прикажешь благодарить тебя за все это, Лари? Выйти замуж за кого-нибудь, кто соответствовал бы пожеланиям моего отца? Конечно, это очень облегчило бы твою жизнь! Меня только одно удивляет, почему ты восстал против Роули? Он был очень подходящим женихом по всем статьям! Кроме самой ничтожной.

—Он не мог любить тебя, — тихо ответил Лари с таким трудом, будто его заставляли говорить под пыткой.

Эта фраза вызвала у Сьюзен почти истерический приступ смеха. Она повернула руль, включила мотор и нажала на акселератор. Но прежде, чем отпустить педаль, грустно посмотрела на Лари.

—Ты получил от меня все, что хотел. Я уезжаю, оставляя тебя в добром здравии, свободным от меня и самого себя. Свободным даже от моей любви.

Миновав Нью-Беверли, Сьюзен на несколько минут остановилась. Надо было успокоиться. У неё дрожали руки, все тело. Итак, Лари не любит её. Да и не мог любить. Но ведь Том — проницательный человек, твердил её внутренний голос. Он никогда не сказал бы, что Лари любит тебя, если бы сам в этом не был уверен. Тогда как Лари мог так легко отпустить её, если любил? Быть может потому, что сам был в отчаянии? Мужчины в приступе отчаяния и горя порой совершают немыслимые глупости! Еще раз упрекнув себя в слабости, Сьюзен нажала на педаль и двинулась дальше. Проехав почти половину пути до Гринтуана, она вдруг снова остановилась. Остановилась, поняв, что не поедет в город, а вернется назад, в Дьюарз. Услышать от него самого эти страшные слова: «Я не люблю тебя». Сьюзен развернула машину и покатила обратно.

В окнах дома Лари не было видно ни одного огонька. Как будто все вымерло. Сьюзен решила, что брат куда-то уехал, но тут же увидела его машину. Припарковав свою рядом, она взбежала по ступенькам к парадной двери. Она была отперта. В холле царил мрак. Сьюзен заглянула во все комнаты первого этажа. Лари нигде не было. В его кабинете на столе стояла пустая бутылка из-под виски. Это удивило Сьюзен: Лари пил очень редко. Куда же он запропастился?

Поднявшись на второй этаж, Сьюзен осторожно подошла к спальне Лари. Под дверью был виден свет. Спальная комната выходила окнами в сад, вот почему Сьюзен не заметила света, когда подъезжала к дому. Она затаила дыхание и осторожно постучала в дверь. Ответа не последовало. Сьюзен нажала ручку и вошла внутрь. Свет люстры резал глаза. Лари лежал поперек кровати. Рубашка на нем была расстегнута. Волосы взлохмачены. На ночном столике стояла еще одна, наполовину выпитая бутылка виски. Стакан валялся на полу. Лари запил? В это невозможно поверить! Однако его явно пьяный сон говорил сам за себя. Сьюзен выключила верхний свет и зажгла стоявший на столике ночник. Её рука непроизвольно потянулась к спящему. Пальцы утонули в его густых волосах.

—Ларри — прошептала Сьюзен.

Её призыв остался без ответа. Сьюзен наклонилась над Ларри, с трудом уложила его вдоль постели и быстро раздела. Сон был настолько глубоким и тяжелым, что он не проснулся. Тогда Сьюзен, наплевав на все требования морали, сбросила с себя одежду и легла рядом. Её пальцы начали выстукивать дробь на спине Лари, а губы шептать прямо в ухо спящему его имя. Лари зашевелился и, не открывая глаз, потянул на себя одеяло. Потом что-то пробормотал. Наконец, открыл глаза и удивленно уставился на Сьюзен.

—Сьюзен? — неуверенно спросил Лари.

—Да, это я.

Сьюзен продолжала трогать его, щекотать, нежно пощипывать кожу. Затем прижалась губами к плечу. И почувствовала, как тело Ларри начинает отвечать ей. Несомненно, в нем проснулось желание. Этого он уже не сможет отрицать.

— Ты вернулась? — спросил Лари уже значительно строже. — Почему?

— Потому что я люблю тебя. И никогда не поверю, что ты не любишь меня. Во всяком случае, пока держишь меня в объятьях. Скажи, что это так! Признайся! Иди ко мне!

33
{"b":"3339","o":1}