ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пусть Ларри мне и не родной, но я люблю его как брата! — защищалась Сьюзен. — Мы выросли вместе, и я не испытываю к нему никаких неподобающих чувств. Кроме того, не забывай, что у меня на свете кроме него никого нет.

Однако очень скоро она стала замечать, что отношение к ней Ларри становится все менее теплым. Он был постоянно мрачен в присутствии сводной сестры, и это приводило Сьюзен в полнейшее отчаяние. Вскоре Ларри начал настаивать, чтобы она непременно сопровождала его во время визитов к друзьям, знакомым, и просто соседям. Поначалу Сьюзен думала, что ему просто было необходимо ее общество. Но постепенно с болью в сердце она убедилась, что Ларри преследовал совершенно иные цели. Он старался поскорее найти ей подходящего жениха, выдать замуж. Он старался поскорее сбыть сестру с рук. В конце концов, на горизонте появился некий Томас Дадли, который попросил у Ларри руки его сестры. Тот, не долго думая, предъявил Сьюзен ультиматум: либо она принимает это предложение, либо уезжает в Гринтаун, чтобы закончить школу.

Подобное отношение больно ранило Сьюзен. Она никак не могла понять, куда делся прежний Ларри, которого она знала и любила. Однако все попытки объясниться с ним проваливались. Он с раздражением и враждебностью отдергивал руку, когда Сьюзен пыталась до нее дотронуться. В глазах его было постоянное выражение неприязни и холод. Наконец он сам сказал ей:

— Нам больше нельзя оставаться в одном доме.

— Но всего полгода назад ты говорил, что взял ответственность за всю мою будущую жизнь! — холодно напомнила ему Сьюзен.

Ларри ответил с откровенно ироничной улыбкой:

— Тогда я ещё не представлял себе, что с тобой это совершенно невозможно. Тебе с рождения определили одну единственную цель в жизни: замужество. Отец сказал об этом абсолютно недвусмысленно, когда поручал мне заботу о твоем будущем. Я не могу не исполнить его воли.

— Но у меня нет никакого желания выходить замуж за этого Дадли. Уезжать из родного дома я не хочу тоже. Даже ради окончания школы. Если хочешь, можешь уехать сам.

— Чего же ты тогда хочешь?

— Оставаться здесь с тобой.

— В качестве кого, Сьюзен? Или ты намерена делить со мной постель? Именно так все кругом думают уже сейчас. Посмотри на себя в зеркало. Ведь ты уже взрослая девушка. Да, ты невинна. Но если мы будем продолжать жить в одном доме, никто этому не поверит. Твоя репутация будет загублена навсегда.

Сьюзен многое могла на это ответить. Хотя бы просто взять в дом экономку. Все сплетни разом бы прекратились. Но она молчала, сраженная и шокированная заявлением Ларри. Неужели он, как и Милдред, думает, что она влюблена в него? И поэтому хочет просто от нее отделаться? Сердце Сьюзен сжалось от обиды и боли. Это нестерпимо. Надо немедленно освободиться от этого щемящего чувства. Освободиться от Ларри. И освободить брата от своего присутствия.

В ту же ночь Сьюзен покинула родной дом, взяв с собой только небольшой чемоданчик с самыми необходимыми вещами. Ларри не составило большого труда отыскать ее в одном из грязных мотелей, расположенных неподалеку. Где, собственно, еще она могла найти приют? Один взгляд на его раздраженное лицо убил в Сьюзен еще теплившуюся в ней детскую надежду, что она сможет броситься в объятия брата, после чего все устроится наилучшим образом.

— Собирайся, — прошипел Ларри. — И пойдем домой.

Они вернулись в Дьюарз. Вот тогда-то Ларри и огорошил Сьюзен известием, что намерен очень скоро жениться на Милдред. Конечно, она и раньше знала, что эта великовозрастная девица просто хочет Ларри. Ее намерения легко читались по ее жадным взглядам. Но Ларри обычно окружала целая толпа подружек. И Сьюзен никогда не замечала, чтобы он как-то выделял из них именно Милдред. Поэтому его заявление о том, что он намерен на ней жениться, было громом среди ясного неба. По крайней мере, для Сьюзен, которая сразу же вспомнила слова Милдред, что та не потерпит в одном доме с собой молоденькую сводную сестру мужа.

Сьюзен тогда ответила, что брат напрасно утруждал себя поисками. Она все равно рано или поздно уйдет отсюда, как только женитьба Ларри на Милдред станет фактом. Эти сцены продолжались изо дня в день до самой свадьбы. И даже после нее. Ларри пришлось на некоторое время отложить свой медовый месяц. Он опасался, что без него Сьюзен тут же сбежит. Отношение его к сводной сестре после женитьбы стало грубым до дикости. Чуть ли не каждый день Сьюзен приходилось выслушивать чудовищные оскорбления. Наконец Ларри заявил, что лучше всего ей жить отдельно. И предложил Сьюзен устроить ее в университет. Там отличное общежитие, сестра не будет скучать. Она категорически отказалась и сказала, что гораздо охотнее переедет в Гринтаун. Для Сьюзен все это было тем более обидно и мучительно, что покойный отец оставил в наследство свой дом им обоим; Теперь же ее откровенно выставляли вон! Делалось, это совершенно бессовестным образом. Милдред, став, женой Ларри, тут же принялась переделывать в доме все на свой лад. Не прошло и месяца, как Сьюзен перестала узнавать родной дом. Поместье, в котором она выросла, теперь казалось ей холодным и неприветливым.

Гринтаун одобрил ее переезд. Конец всем двусмысленным разговорам. И вообще, незамужняя девушка может до замужества для забавы поработать год-другой. Тем более что один из офисов гигантской корпорации, в которой работала Сьюзен, стоял как раз в центре Гринтауна. Ее жизнь протекала на глазах у всех, под негласным присмотром Джейн, а редкие отлучки в Нью-Йорк по делам не вызывали теперь ни у кого никаких подозрений. Сьюзен, перебравшись в город, не обзавелась ни одной подругой. Она осталась замкнутой, очень домашней по складу девушкой, которая привыкла доверять только самым близким и любимым людям. Но таких людей в Гринтауне она не нашла. А многочисленные знакомые не шли в счет.

Впрочем, с того тяжкого года переезда прошло уже несколько лет. Теперь ей приходилось ехать в свой родной дом снова. Ларри должен узнать, что его сводная сестра выходит замуж. И узнать именно от нее самой. Роули прав. Было бы в высшей степени глупо, если Ларри об их помолвке сказал кто-то другой. Кроме того, какой слабой выглядела бы тогда Сьюзен. Тем более что они с братом так давно не виделись!

На звонок Сьюзен в Дьюарз телефонная трубка ответила совершенно незнакомым женским голосом. Милдред сразу же после свадьбы наняла в дом супружескую пару Филиппин. Сейчас на другом конце провода говорил кто-то другой. Сьюзен подумала, что те двое, видимо, уехали. И не очень этому удивилась. Милдред со своим жестоким нравом вполне могла начать безжалостно и бессовестно тиранить новую прислугу. Такое, конечно, не всякий мог выдержать. Они наверняка уже уволились.

Некогда Сьюзен легко убедилась, что Милдред позволяет себе распоясываться, только когда Ларри нет поблизости. Так же, как и становиться совершенно неузнаваемой с людьми, которым хочет понравиться. Сама Сьюзен и ее друзья к этой категории, естественно, не относились.

В те памятные дни, когда Ларри объявил о своем желании жениться на Милдред, Сьюзен пребывала в шоке. Ее сердце разрывалась от боли, хотя она и уговаривала себя не поддаваться ненужным эмоциям. Было совершенно очевидно, что когда-нибудь брат непременно женится. Его постоянно окружали подружки. Одни из них нравились Сьюзен. Другие нет. Но к тому времени, когда он объявил о решении жениться именно на Милдред, Сьюзен уже понимала, что никогда не сможет относиться к невесте сводного брата иначе, нежели с острым омерзением. В душе она не сомневалась, что и Ларри впоследствии горько пожалеет о своем поспешном браке.

Не только женитьба стала причиной его неожиданной враждебности брата к сестре. В поселке почти открыто говорили, что Милдред до свадьбы имела не одного любовника. Она и сама частенько подтрунивала над невинностью сестры своего молодого супруга. Сьюзен, конечно, знала и о прошлых отношениях Милдред с ее братом. Ларри это было неприятно. Он, конечно, даже не догадывался, что Сьюзен просто передергивало, когда она воображала сильное, красивое тело сводного брата в объятиях его черноволосой пышнотелой пассии. В такие минуты к горлу Сьюзен подкатывал комок, мешавший дышать. А в голову лезла непрошеная мысль: почему ничего подобного она не испытывает, думая, скажем, о Роули? Ведь наверняка и у него в прошлом были женщины! Впрочем, Роули был необыкновенно скрытен, о личной жизни в Гринтауне никто не мог сказать ничего определенного.

5
{"b":"3339","o":1}