ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ларри, судя по его грубому и издевательскому тону при разговоре, близко к сердцу принял новость о ее помолвке. Только уж слишком он был близок к истине, когда сказал, что, не будь у Сьюзен богатого отцовского наследства, Роули и не подумал бы на ней жениться. Что ж, возможно. Но чего Ларри хотел от нее? Чтобы она влюбилась в какого-нибудь садовника, как некогда ее мать? Какое в этом случае она доставила бы ему удовольствие: глумиться над глупостью “сестрички” и упрекать ее пренебрежением памятью отца? Да, Ларри озлоблен и уязвлен уходом Милдред. Это естественно. Но почему надо выплескивать все эти эмоции на сестру? Сьюзен говорила себе, что, будь с ней сейчас рядом Роули, у нее была бы тысяча возможностей для серьезной беседы с братом. И если бы Ларри мог поговорить с Роули, он одобрил бы ее выбор. Пусть между ней и Роули нет большого чувства. Все же они уважают друг друга. На этой основе можно попытаться построить совместную жизнь. Конечно, взаимное влечение — великолепное дополнение к браку. Но Сьюзен мало верила в продолжительность сексуальных эмоций. Взять хотя бы Милдред. Неожиданно Сьюзен подумала, что ее уверенность в своей неизлечимой фригидности просто глупость.

Сьюзен сама почему-то постоянно старалась убедить себя в этом. Да и Джейн вечно горячо соглашалась с этой странной уверенностью. Почему? Сьюзен слишком хорошо помнила омерзение и стыд, переполнившие ее, когда Милдред обвинила ее в том, что она давно “хочет” Ларри. Чистая натура семнадцатилетней девушки не выдержала грязного обвинения. Бессознательно с того давнего дня Сьюзен подавляла в себе малейшее влечение к самым привлекательным мужчинам. Да, Сьюзен, согласна, что ее сводный брат — очень привлекательный юноша. Даже сейчас она не могла не признаться, что от него исходят мощные магнетические волны, способные взволновать любую женщину. В том числе и ее. Не потому ли Сьюзен ежеминутно уверяла себя, что приезд в Дьюарз имел только одну цель: уговорить брата согласиться на ее брак с Роули? И ничего более! Никаких грез, связанных с прошлым! Зная любовь Милдред к приемам и раутам, Сьюзен привезла с собой несколько вечерних туалетов. Надев же после душа платье, она предполагала пообедать с Ларри вдвоем. Но на случай всяких неожиданностей в сумке Сьюзен лежал мягкий шелковый вечерний туалет жемчужно-серого, чуть светящегося цвета. Самое любимое, заветное платье. Платье для помолвки.

Сьюзен была прекрасной кулинаркой, и не без тщеславия демонстрировала свое мастерство. Некогда она выучилась этому искусству у Шейлы. Ну вот, вскоре она и займется готовкой. Тем более, что Роули не хочет, чтобы его жена работала где бы то ни было, о чем уже решительно сказал ей. Он считает, что Сьюзен обязана взять на себя львиную долю по управлению имением, освободив от него свекровь. Также Сьюзен надлежит вести мелкое домашнее хозяйство, рожать детей и принимать гостей: всякого рода друзей, знакомых и сослуживцев. Кроме того, она должна была ходить по магазинам. Можно даже сплетничать с соседями и гостями. То есть быть заурядной замужней женщиной.

Сейчас готовить пышный обед для двоих было глупо. Поэтому Сьюзен накрыла маленький столик в буфетной. На стол она поставила два бокала, две тарелки, разложила вилки, ножи и ложки и уже заканчивала сервировку, когда за спиной раздался голос Ларри:

— Просто удивительно, как быстро ты здесь освоилась!

Сьюзен вздрогнула и обернулась. Она не слышала, что Ларри вошел в кухню. Его волосы были еще мокрыми после душа. Спортивный костюм плотно облегал тело. Ларри выглядел очень привлекательно и сексапильно.

— Я просто вспомнила, как хозяйничала здесь еще с Шейлой. Ты тогда постоянно приставал ко мне, выпытывая мои глупые секреты.

Да, так оно и было. На мгновение губы Ларри раздвинулись в улыбке, а в глазах появилось что-то доброе и близкое. Сьюзен показалось, что перед ней снова прежний Ларри, которого она так любила, и, как ей тогда казалось, не без взаимности.

— Понятно. А ты не думаешь, что я могу задать тебе хорошую взбучку? Как тогда, когда ты поскакала на Ланцете вокруг озера без меня?

Что было, то было. Отец подарил ей на день рождения прекрасного молодого жеребца по имени Ланцет. Сьюзен так хотелось поскорее попробовать ездить верхом, что она не стала дожидаться, пока Ларри научит ее. Она вывела Ланцета из новенького стойла, подвела к садовой скамейке, неловко взгромоздилась в седло и, тронув каблуками бока жеребца, направила коня по опоясывавшей озеро тропинке. На повороте конь внезапно пошел рысью, потом еще более неожиданно перешел на галоп. Сьюзен не удержалась в седле и в мгновение ока очутилась в канаве. Промокнув насквозь, она вернулась домой грязная, в слезах, и вдобавок получила хорошую трепку от сводного брата. Тогда Сьюзен понимала, что под маской негодования Ларри скрывал сочувствие, даже сострадание к сводной сестре. На следующий день он уже учил ее ездить верхом. Как он был заботлив, внимателен, осторожен! Как неутомимо бегал рядом с Ланцетом, удерживая его за повод! Куда это все подевалось? Когда в доме появилась Милдред, она тут же продала коня, даже не спросив Сьюзен. А ведь это был подарок отца! И Ларри, как видно, даже не пробовал возражать.

— Обед готов, — сказала Сьюзен, с трудом заставив себя вернуться к действительности. — Садись, я сейчас все принесу.

— Пытаешься умаслить меня? — буркнул в ответ Ларри. — Я, знаешь ли, не привык заставлять себя ждать. Обедаю в перерыве между постоянными телефонными звонками. Конечно, после свадьбы ты заведешь у себя другой, великосветский распорядок. Скажи мне, наконец, почему ты выходишь замуж за этого человека? Что, невтерпеж?

Тон Ларри был таким издевательским, что Сьюзен стоило большого труда не вспылить. Но она сумела взять себя в руки.

— Потому что мне так хочется. А какого ответа ты от меня ждал, Ларри? Что мы с Роули безумно влюблены друг в друга? Я не стану пытаться демонстрировать чувства, которых нет. Полагаю, любовь не может быть залогом счастливой семейной жизни…

— Ты, видимо, имеешь во всем этом очень большой опыт, — весело прервал ее Ларри. —Иначе не декларировала бы подобные глупости с таким апломбом. Признайся, ты часто прыгаешь по постели ночью, сгорая от желания ощутить кого-нибудь рядом?

Эта тирада застала Сьюзен врасплох; На несколько секунд она просто онемела. И вдруг поняла, что Ларри воспринял ее слова, осуждающие секс, применительно к себе и Милдред. С болью Сьюзен подумала о том, как страдает ее брат, если он по-прежнему страстно желает жену, которая его бросила. Почти машинально она подняла руку к его лицу, чтобы попытаться как-то утешить. Но Ларри успел резко отодвинуться еще до того, как почувствовал ее прикосновение.

— Ради Бога, не надо! — воскликнул он. — Давай лучше пообедаем. Не хочешь же ты уморить меня голодом?

Эти слова не только причинили Сьюзен боль, но и разозлили ее. Она сдержалась, понимая, что сердце брата жжет обида из-за предательства Милдред. Наверное, поэтому он так жесток с сестрой.

Она разложила салат по тарелкам, нарезала хлеб и налила в бокалы вина. Потом некоторое время молча глядела на Ларри и думала. Думала, что никогда не замечала особой близости между Ларри и Милдред. Даже после их свадьбы. Поэтому для нее была неожиданной острая горечь, которую она сейчас видела в глазах брата. Обед про шел в полном молчании. Ларри сидел, погруженный в свои горькие мысли. И пресекал любую попытку Сьюзен начать разговор о ее грядущем браке. Может быть, действительно не стоило говорить об этом сейчас, когда она узнала о недавнем уходе Милдред, Но Сьюзен уже хорошо знала своего жениха. Если он что-нибудь решил, заставить его поступить по-другому почти невозможно. Вот и сейчас Роули ждет возвращения своей невесты с точными сведениями, как намерен поступить ее брат. И если же окажется, что вопрос даже не обсуждался, он отложит официальное объявление об их помолвке, публикацию которой его родители собирались дать на следующей неделе. Что делать?

Сьюзен попыталась осторожно объяснить Ларри ситуацию. В ответ он состроил, горькую гримасу и спросил с едким сарказмом:

9
{"b":"3339","o":1}