ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну что вы встали, как две сонные клячи? – удивленно спросил Майкл, не понимая, почему Кэтрин и ее лошадь вдруг замерли на месте.

– Майкл!

Тревога, прозвучавшая в ее голосе, заставила Майкла бросить поводья и подойти к ней.

Рори нигде не было видно, однако поляна не была пуста. На ней расположились трое мужчин, и было в них что-то до того зловещее, что у Кэтрин перехватило дух, а руки похолодели. Все трое уставились на нее осоловелыми от пьянства, но явно недобрыми взглядами. Как только Майкл оказался рядом, она вздохнула с явным облегчением. Рори назвал их «дорожными солдатами»; на самом деле они были просто чернорабочими, оборванцами, непригодными для несения регулярной службы в английской армии. Двое валялись на земле, третий стоял, притулившись к дереву с полупустой бутылкой джина в руке. «Это главарь», – неожиданно для себя подумала Кэтрин. Хамоватый, пожалуй, даже смазливый, он выглядел моложе остальных, в его аспидно-серых глазах, хоть и затуманенных винными парами, тускло горел вызывающий, нахальный огонек.

– Глянь-ка, Билли, кто к нам пожаловал, – сказал он негромко, обращаясь к одному из лежавших на земле.

Тот, кого звали Билли, – смуглый жилистый крепыш с лоснящейся от сала кожей и злобно поджатыми губами – приподнялся на локте и окинул Кэтрин немигающим взглядом мертвенных черных глаз, свойственным скорее рептилии, нежели человеческому существу. Третий – дряблый, обросший жиром великан со светло-голубыми глазками и слюнявыми красными губами – так и остался валяться в грязи, вытянувшись во весь рост. При виде Кэтрин его лицо расплылось в бессмысленной ухмылке. Все трое следили за нею с какой-то нездоровой жадностью, словно голодные псы на цепи, рвущиеся достать кость.

Она украдкой бросила взгляд на Майкла. Он весь напрягся, на щеке у него дергался мускул, глаза горели так, что Кэтрин пришла в ужас. Вообще-то Майкл был человеком миролюбивым, даже кротким, но стоило вызвать его на драку, как он превращался в дикого зверя. А сейчас было не время для драки, в этом Кэтрин не сомневалась ни минуты. Успокаивающим жестом она положила руку ему на плечо, откашлялась и проговорила:

– Прошу меня извинить, но вы забрели в частные владения.

Ее голос задрожал и сорвался, а слова не произвели на компанию ни малейшего впечатления. С таким же успехом можно было обращаться к окружавшим поляну деревьям.

Они продолжали пожирать ее глазами. После долгого молчания смуглый поднялся на ноги, а толстяк опять расплылся в улыбке слабоумного. Главарь одним глотком вытянул из бутылки остатки спиртного, перевернул ее вверх дном и посмотрел сквозь нее на свет, словно желая убедиться, что она пуста. Потом он перевел взгляд с бутылки на Кэтрин. Его улыбка и взгляд темно-серых глаз подсказали ей, что он собирается сделать, за миг до того, как его рука молниеносным взмахом взлетела кверху и бутылка со звоном разбилась о ствол дерева в трех футах от ее головы.

Кэтрин обхватила себя руками, стараясь унять дрожь. В ушах у нее отдавался гогот оборванцев, краем глаза она заметила, как Майкл сделал шаг по направлению к ним. Потом ее взгляд вновь упал на главаря: вместо пояса у него на талии была намотана веревка, а из-за нее торчала рукоять пистолета.

– Майкл, остановись!

– «Майкл, остановись», – пропищал толстяк, неуклюже, как боров, поднимаясь на ноги.

– Что вам здесь нужно? – тихо спросил Майкл.

Видимо, он заметил пистолет; мысленно Кэтрин возблагодарила Бога.

– Да просто отдыхаем, своячок. Разве это незаконно? – Главарь ухмыльнулся, словно намекая на некую, ему одному понятную шутку. – А где ж ты свою юбку забыл? Я-то думал, что все вы, шотландские придурки, щеголяете с голой задницей.

Он опять загоготал. Толстяк подхватил его смех; крепыш Билли, сохраняя непроницаемое выражение, не сводил остановившегося взгляда с Кэтрин.

Толстяк вразвалочку подошел поближе, глядя на нее как зачарованный. Кэтрин вся сжалась, но он остановился в четырех шагах и застыл. Она, вздрогнув, заметила, что в правой руке, похожей на медвежью лапу, он сжимает короткую толстую дубинку.

– Черт, до чего же лакомый кусочек, – пробубнил толстяк, пуская слюни. – А можно нам ее поиметь, Уэллс? – заныл он, как капризный ребенок. – Можно?

Увидев, как изменилось лицо Кэтрин, Уэллс опять осклабился в кривоватой ухмылке.

– Молодец, Томас! Раз в жизни и в твою дурацкую башку пришло что-то путное…

Майкл мгновенно выступил вперед и загородил собой Кэтрин. Она прикоснулась к нему, просто чтобы ощутить что-то надежное.

– Я вас предупреждаю, если вы тронете ее хоть пальцем…

– А что ты сделаешь?

Уэллс не спеша вытащил пистолет и прицелился прямо в голову Майкла.

– Ты пойми, старина, мы с парнями давным-давно уже бабы не нюхали, и нам страсть как приспичило! – проговорил он с фальшивым сожалением. – Эта красотка, видать, к тебе неровно дышит, и ты, уж конечно, рад-радехонек, но тут вот какое дело: с ближними надо делиться. Разве я не прав, а, Билли?

Билли на мгновение перевел свой мертвенный взгляд на Уэллса и тут же вновь, не мигая, как змея, уставился на Кэтрин. Уэллс сокрушенно вздохнул.

– Наш Билли не мастак языком чесать, – снисходительно пояснил он. – Так на чем я остановился?

Словно во сне Кэтрин услыхала щелчок взведенного курка и голос Уэллса, продолжавшего свою речь дружелюбным, слегка сочувственным тоном:

– Ах да! Предлагаю выбор, свояк. Все по-честному, по-благородному, можно сказать. Или я тебя сейчас пристрелю, или позабавишься с нами вместе. Считаю до десяти.

Кэтрин ухватилась за руку Майкла и, выйдя из-за его спины, встала рядом с ним. Во рту у нее пересохло, ноги дрожали, но она стояла и смотрела, как трое негодяев подходят ближе и встают полукругом, отрезая им путь к отступлению. За спиной у них были лошади, бежать и в самом деле было некуда. Она попыталась перевести дух.

– Вы с ума сошли, – говорил тем временем Майкл. – Послушайте, я могу дать вам денег.

Уэллс протянул руку ладонью кверху.

– У меня с собой нет, черт вас побери, но я могу их достать!

Прозвучавшее в его голосе отчаяние напугало Кэтрин больше, чем все остальное.

Уэллс как будто призадумался на минуту, взвешивая предложение, но тут же отрицательно покачал головой. Он посмотрел на Кэтрин и плотоядно облизнул губы.

– Нет, так не пойдет. Да у тебя навряд ли и есть столько.

– Но…

– Сказано нет, значит, нет! Ну давай, решай, уж больно нам надоело ждать.

– Я знаю, что бы я сделал, – вдруг заговорил Билли, и зловещая улыбка промелькнула на его лишенном выражения лице.

– Я знаю, что бы я сделал, – как попугай, повторил за ним слабоумный Томас.

На миг Майкл повернул искаженное мукой лицо к Кэтрин и тотчас же отвернулся. Когда он заговорил, она услыхала его вымученный голос, но смысл его слов дошел до нее не сразу и вдруг бомбой взорвался у нее в мозгу:

– Я присоединюсь к вам, только не убивайте меня. Ради Бога, не убивайте.

Кэтрин ахнула и в ужасе закрыла лицо руками. «Нет, нет, этого не может быть», – бессмысленно повторяла она про себя. Черная бездна разверзлась перед нею, внутри все похолодело. Безмолвно, сама не сознавая, что делает, и почти не слыша сорвавшегося с губ Уэллса удовлетворенного «Ага!», она отступила на шаг от Майкла. Именно в этот момент, когда всеобщее внимание было приковано к ней, Майкл бросился вперед. Одним гигантским прыжком он пересек поляну, и его руки сомкнулись на шее главаря. Пистолет выстрелил. Кэтрин завизжала.

– Беги! – крикнул Майкл, повалив наземь ставшего багровым Уэллса.

Уэллс вслепую ударил его разряженным пистолетом, но тот безобидно отскочил от плеча Майкла.

– Беги! – прокричал он еще раз, но Кэтрин не двинулась с места, парализованная страхом.

Билли переминался с ноги на ногу, словно пребывал в нерешительности. Но тут Томас, передвигавшийся с буйволиной тяжестью и медлительностью, подошел к дерущимся и высоко занес над головой дубинку. Панический крик вырвался из груди Кэтрин, Майкл услыхал его и поднял голову, но было уже поздно. С жутким хрустящим звуком дубинка спустилась ему на правый висок. Он упал лицом вперед и безжизненно распластался на земле.

4
{"b":"334","o":1}