A
A
1
2
3
...
45
46
47
...
102

– Пожалуйста! – взмолилась она. – Бэрк, ради Бога, не надо меня привязывать!

– Почему? – отрывисто бросил он, не сводя с нее глаз.

– Потому что… я этого не вынесу!

Кэтрин опустила глаза и отвернулась, уже сожалея, что призналась ему в своей слабости. Можно было не сомневаться, что он использует это против нее.

– Послушайте, Бэрк, – продолжала она, стараясь казаться спокойной, – если вы меня привяжете, мы не сможем двигаться быстро. Вы же хотите избавиться от меня как можно скорее, разве не так? Даю вам честное слово, я больше не стану пытаться сбежать. Клянусь! Я родом из Шотландии, мое слово нерушимо!

С этими словами она положила руку на сердце и ясным взглядом посмотрела ему прямо в глаза. Бэрк долго глядел на нее, не в силах решить, верить ей или нет. Может быть, эта торжественная поза как раз и есть всего лишь поза? Солнце, встающее у нее за спиной, осветило ее стройную, хрупкую фигуру золотистым сиянием, рыжие волосы вспыхнули огнем. Она была похожа на христианскую мученицу, готовую стоически принять страшную казнь. Но он твердо решил, что больше не позволит себя одурачить, не станет терять рассудок, дав волю страстям только потому, что эта девка чертовски хороша собой. С другой стороны, она, разумеется, права: если ее привязать, им придется двигаться черепашьим шагом. И еще: ему действительно не терпелось от нее избавиться, тут она не ошиблась. Им давно уже пора было появиться в Ланкастере. Слава Богу, у него есть дела поважнее, чем гоняться по всему Озерному краю за какой-то вероломной потаскухой. Но он так и не ответил на свой вопрос – можно ли ей верить?

Когда Бэрк в конце концов нарушил молчание, его голос прозвучал как будто из глубокого колодца, до краев наполненного подозрительностью и недоверием.

– Стало быть, ты даешь слово?

– Да, даю слово!

Ее глаза загорелись надеждой.

Сделав всего один шаг, Бэрк подошел к ней вплотную и взял ее за плечи.

– Ладно, Кэт, будь по-твоему. Но я тебя предупреждаю: если ты лжешь, тебе придется об этом здорово пожалеть. Больше, чем ты можешь вообразить.

– Я не лгу, – ответила она едва слышно.

В горле у нее пересохло, по всему телу мгновенно пробежала дрожь.

– Отлично.

Еще минуту он не сводил с нее подозрительного взгляда, потом повернулся и зашагал прочь.

Кэтрин чуть не упала наземь от облегчения. Она, покорно последовала за ним обратно в трактир. Ее шатало от пережитого испуга. Еще чуть-чуть, и ей пришел бы конец. Теперь он, конечно, глаз с нее не спустит до самого отъезда. Что ж, придется отложить бегство на послеполуденные часы.

* * *

Благоприятный случай представился через час после второго завтрака.

Они ехали по узкому проселку, напоминавшему зажатое между крутыми утесами ущелье. Вдруг Кэтрин заметила прямо посреди дороги в двадцати футах впереди себя некий странный предмет, больше всего похожий на тыкву. Подъехав поближе, она остановилась (предмет оказался действительно тыквой) и озадаченно взглянула на Бэрка. Он тоже остановил коня рядом с нею. Они вместе недоуменно осмотрели неожиданную находку, не зная, что и думать, но тут их внимание привлек сдавленный крик, раздавшийся из-за ближайшего поворота. Бэрк бросил на девушку хмурый предупреждающий взгляд и поскакал вперед, машинально положив руку на седельную сумку, в которой держал пистолет. Кэтрин без колебаний последовала за ним.

– Эй, есть тут кто-нибудь? Сюда! На помощь! – звал незнакомый голос, в котором слышалось отчаяние.

За поворотом она увидела, как Бэрк спешился и подбежал к завалившейся набок крестьянской телеге, а потом разглядела под нею человека.

– Слава тебе, Господи! Наконец-то меня нашли!

Перед ними был явно фермер, мужчина средних лет, одетый в прочный домотканый кафтан. Он лежал в канаве, придавленный своей телегой, а рядом валялось оторвавшееся колесо. Лошадь мирно щипала мох у дороги в нескольких шагах от них. Лицо фермера было перекошено от боли и залито слезами, но он улыбкой приветствовал склонившегося над ним Бэрка.

– Серьезные повреждения? – спросил Бэрк, окинув его взглядом.

– Да уж! Обе ноги сломал, – прокряхтел фермер, – а все по дурости своей, да только теперь от этого не легче.

Кэтрин соскочила с кобылы, спрыгнула в канаву, едва не поскользнувшись в грязи, и опустилась на колени рядом с поверженным фермером. На красном, покрытом испариной лице раненого появилось благодарное выражение, когда она отерла ему лоб платком.

– Вам очень больно? – ласково спросила девушка.

Бэрк нетерпеливо фыркнул и поднялся на ноги.

– Послушай, приятель, если я сумею приподнять эту телегу на пару футов, как ты думаешь, сможешь вылезти?

Фермер сокрушенно покачал головой.

– Нет, сынок, хоть парень ты и крепкий, а все же одному тебе ни за что ее не поднять. Для такой работы нужны хотя бы двое.

– Может, ты и прав, но попробовать все-таки стоит. Посторонись, Кэт.

Он снял камзол и закатал рукава рубашки.

– А я могу помочь? – вставила Кэтрин. – Если вы поднимете телегу, я могла бы его вытащить.

Поразмыслив немного, Бэрк согласился.

– Только будь осторожна, не поскользнись, – предупредил он. – Нам не нужна еще одна пара сломанных ног.

– Верно, – согласился лежащий на земле фермер. – Вот так со мной все и приключилось. Колесо, вишь ты, соскочило, вот я и решил, что смогу сам его на место поставить. Поскользнулся в грязи да и угодил прямо под телегу, а она, паскуда, возьми да и завались. Прошу прощения, мэм.

Встав спиной к телеге, Бэрк ухватился обеими руками за лишенную колеса ось. Верхняя часть туловища фермера оказалась у него между ног.

– Если мне удастся ее поднять, тащи его прямо у меня из-под ног, Кэт.

Она кивнула и опять опустилась на колени возле головы фермера, готовая подхватить его под руки.

– Ну держись!

Бэрк согнул в коленях свои сильные ноги и изо всех сил рванул телегу кверху. Он запрокинул побагровевшее от натуги лицо к небу, его зубы оскалились, на шее набухли вены. Телега сдвинулась, но лишь на полдюйма. Протекло еще несколько бесконечных секунд, но тяжелая телега больше не поддалась. Кряхтя от бессильной досады, Бэрк осторожно опустил ее на место и отошел в сторону.

– Жаль, – проговорил он с тяжелым вздохом, сгибая и разгибая онемевшие пальцы.

– Ты сделал все, что мог, – чуть слышно заверил его фермер, лицо которого опять покрылось потом, а губы стали пепельно-серыми. – Слушай, парень, у меня дома три сына. Если бы ты или твоя хозяйка могли их позвать…

– Да, конечно, – немедленно согласился Бэрк.

Впрочем, он тут же нахмурился, не зная, что предпринять. Если он сам поедет за ними, что помешает плутовке Кэт сбежать? И опять-таки, если послать ее, разве он может быть уверен, что она вернется? Проще всего, разумеется, было бы поехать вместе, но как оставить несчастного фермера наедине с его мучениями?

– Я поеду, – тихо предложила Кэтрин. – Где мне их найти? – спросила она у раненого.

– Тут недалеко, всего-то мили полторы. Поезжайте назад по этой дороге, пока не увидите слева поворот. Там стоит повалившийся такой овечий загон, вы его сразу заметите. Дорожка приведет вас через поле прямо к моей ферме, другой во всей округе нет. Моих парней найдете в доме, а если нет, так в сарае позади дома. Скажите им, пусть возьмут вторую лошадь и одеяла. И рому пускай захватят! – добавил он, и в затуманенных болью глазах на миг блеснул огонек.

– Хорошо.

Кэтрин выпрямилась и повернулась к Бэрку.

– Я обязательно их позову, – сказала она с дерзким вызовом, прекрасно понимая, о чем он думает.

– Если нет, тебе придется об этом пожалеть, – посуровел Бэрк.

Что-то подсказывало ему, что он поступает опрометчиво, отпуская ее, но другого выхода не было.

– Можно мне взять жеребца? – спросила она, пропустив угрозу мимо ушей. – Так я гораздо быстрее доеду.

– Нет, Кэт, – возразил он угрюмо, – я, может быть, и дурак, но все-таки не до такой же степени. Бери кобылу и давай по-быстрому.

46
{"b":"334","o":1}