ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она состроила ему рожицу и вновь опустилась на колени рядом с фермером.

– Держитесь, – прошептала девушка, наклоняясь к самому его лицу и ласково проводя рукой по седоватым волосам, – я мигом.

Лицо несчастного смягчилось. Его взгляд прояснился, а на губах даже появилась слабая улыбка.

Бэрк вскарабкался по залитому жидкой грязью склону и протянул ей руку. Кэтрин ухватилась за нее, и он помог ей выбраться на дорогу. Они вместе прошли туда, где оставили кобылу. Обхватив девушку за талию, Бэрк подсадил ее в седло. Потом, мрачно сжав губы, он бросил на нее самый пронзительный из своих ледяных взглядов.

– Я тебя предупреждаю, Кэт…

– Да будет вам, майор, – раздраженно огрызнулась она. – Я же сказала, что позову их.

– Верно, сказала. Но вернешься ли ты вместе с ними, вот вопрос.

– Ну что ж, вам придется подождать, тогда и узнаете, разве не так?

Ее улыбка показалась ему нарочито дерзкой. Бэрк рванулся схватить уздечку, но Кэтрин уже повернула кобылу и пустила ее рысью.

– Ты дала слово! – прокричал он вслед.

– Верно! Как вы свое сдержали, так и я свое сдержу!

Это была издевка, несомненная бравада, он даже успел расслышать звонкий заливистый смех прежде, чем Кэт скрылась за поворотом дороги. Бэрк едва удержался от желания вскочить на коня и броситься за нею следом, но вместо этого остался стоять на дороге, яростно сжимая и разжимая кулаки, пока время пускаться в погоню не было окончательно упущено, а затем опять спрыгнул в канаву и подошел к несчастному фермеру.

* * *

– Расскажи-ка мне о твоей хозяйке, – раненый отхлебнул еще глоток бренди и закрыл глаза.

– Она не моя хозяйка, – машинально поправил его Бэрк.

Похоже, бедняга был слегка пьян. Бэрк тоже отпил немного из фляги и бросил взгляд на небо. После полудня прошло совсем не так много времени, но ему казалось, что Кэт отсутствует слишком долго. Куда больше часа.

– Да, ты уже говорил, что не твоя. Только, я думаю, ты и сам об этом жалеешь, – усмехнулся фермер.

Его глаза были по-прежнему закрыты, и он не увидел, как скривились губы Бэрка.

– Я, конечно, деревенщина и все такое, но на свете пожил, в четырех разных странах побывал, это не считая Ирландии, а вот второй такой красотки в жизни не видывал. Боже милостивый, как она мне улыбнулась, как посмотрела на меня!

Бэрк невольно хмыкнул, а фермер смолк, весь поглощенный воспоминанием о прекрасном видении.

– Жаль, что солдаты принца Чарли убили ее муженька, но тебе-то, парень, ух как повезло! Ты оказался на месте как раз вовремя. Мало того, что вызволил ее, так тебе же еще и выпало счастье провожать ее в Ланкастер, – продолжил он через минуту. – Вот только одного никак в толк не возьму: судя по говору, родом она не из Ланкашира, а уж скорее из Шотландии, да не из простых, а вроде как из благородных, верно?

– Послушай, приятель, почему бы тебе не поберечь силы? Они тебе еще пригодятся.

Бэрк опять приложил флягу к его губам, отмечая про себя бледность и обильную испарину. Когда же наконец появятся его сыновья? И куда, черт ее побери, запропастилась Кэт?

– Может, и надо бы помолчать, да только за разговором как-то вроде легче становится, – слабо возразил фермер.

Внезапно он широко открыл глаза.

– Вот они! Я их слышу! Слава тебе, Господи!

Бэрк услыхал их секунду спустя. Он вскочил на ноги и одним прыжком оказался на дороге. Поистине чудовищное богохульство сорвалось с его уст, когда он увидел показавшуюся из-за поворота группу: лошадь, фургон и двоих дюжих парней. Больше никого.

Сыновья фермера торопливо вылезли из фургона, едва взглянув на Бэрка.

– Где женщина? Где она?

Ему пришлось схватить одного из них за руку, чтобы привлечь его внимание.

– Куда она поехала? Где женщина, черт возьми?

– Она поехала в другую сторону, – поспешно ответил самый юный из парней, стараясь высвободиться.

– Что это значит? Куда? – Бэрк еще крепче сжал его руку.

Парнишка впервые взглянул на него внимательно.

– Она нам рассказала, где вас искать, доехала с нами до большой дороги, а сама направилась на восток, к Тэрлмиру.

Он высвободил руку и бросился на помощь старшим братьям.

Бэрк подбежал к своему жеребцу, вставил ногу в стремя, но остановился и вернулся к обочине.

– Мне надо ехать! Вам помощь не нужна? Справитесь втроем?

– Да, мы ее поднимем, – ответил один из сыновей.

Они уже встали по местам, готовясь приподнять тяжелую телегу.

– Ну прощай, фермер! Желаю удачи!

– Благослови тебя Боже, сынок, – с благодарностью откликнулся фермер. – И передай от меня привет своей хозяйке!

– Я ей много чего передам! – со значением пообещал Бэрк, вскочил в седло и умчался.

Он заметил беглянку на другом конце луга, поросшего папоротником. Она огибала северную оконечность озера. До нее все еще оставалось не меньше четверти мили, но он знал, что это Кэт: ее рыжие волосы горели на солнце подобно маяку. Бэрк пришпорил коня, пустив его галопом, и низко склонился над гривой. Все его чувства и помыслы были устремлены вдаль, к убегавшей от него женщине. Через несколько минут он сократил разделявшее их расстояние наполовину. Заслышав его приближение, Кэтрин испуганно оглянулась через плечо, и Бэрк с огромным удовольствием отметил выражение отчаянного страха, омрачившее ее прекрасное лицо. Внезапно ее лошадь метнулась вправо, прочь от берега озера, и скрылась в чаще деревьев. Бэрк одобрительно усмехнулся: у него было преимущество в скорости, но в лесу от этого мало проку. Он слышал, как ее лошадь пробирается сквозь заросли не далее, как в тридцати ярдах впереди. Потом они выбрались из чащи и опять оказались на открытом пространстве. Противоположный край поля, которое они пересекали, был огорожен каменной стеной в пояс высотой; Кэтрин мчалась прямо на нее. Позади стены простиралось такое же голое поле. Бэрк довольно прищелкнул языком. Вот тут-то он ее и возьмет.

Вдруг сердце у него замерло: неожиданно кобыла резко остановилась как вкопанная перед невысоким препятствием, а Кэтрин пулей вылетела из седла. Он услышал, как она с глухим и страшным стуком ударилась о землю по другую сторону стены, и похолодел при мысли, что у нее, должно быть, переломаны все кости. Однако уже через секунду каким-то чудом она оказалась на ногах и, согнувшись и прихрамывая, бросилась бежать от него прочь.

Жеребец с легкостью перелетел через каменную стену и, повинуясь всаднику, перешел на легкую рысь. Когда беглянка сменила направление и бросилась вправо, Бэрк повернул за нею. Она кинулась влево, и он продолжил преследование, нарочно чуть-чуть отставая, чтобы ее помучить. Ей негде было спрятаться на широком и ровном лyгy. Бэрк слышал, как судорожно она глотает воздух, и видел, что ноги ей больше не повинуются. Наконец Кэт становилась в полном изнеможении и медленно повернулась к нему лицом. Он натянул поводья и остановил жеребца в десяти футах от нее. В течение нескольких томительных секунд они сверлили друг друга взглядами, целиком поглощенные ненавистью и жаждой мести.

Нарочито медленно и демонстративно Бэрк потянулся за мотком веревки, висевшим на луке седла. Кэтрин покачнулась, вскинула вверх одну руку и отступила на шаг. Торжествующе улыбаясь, он неторопливо слез с лошади. Она попятилась. В лице у нее не осталось ни кровинки, даже губы стали белыми как мел. Бэрк не спеша подошел к ней, поигрывая веревкой, поглаживая ее, как кошку. Голубые глаза поблескивали ледяной злобой, на губах играла все та же коварная улыбка.

– О, Бэрк, – в ужасе прошептала она, – нет, не надо.

Он заколебался.

В ту же секунду она бросилась наутек: страх и отчаяние придали силы ее подгибающимся ногам. Бэрк кинулся за нею следом, чувствуя себя в азарте погони настоящим охотником, затравившим лисицу. Когда Кэт оказалась на расстоянии вытянутой руки, он достал ее в прыжке, схватил обеими руками за бедра и с размаху опрокинул на землю, накрыв собой сверху. Сперва ему показалось, что он вышиб из нее дух, настолько неподвижно она лежала, но стоило ему перевернуть ее на спину, как его словно затянуло в ветряную мельницу, вращаемую ураганом. Ступни, колени, локти, кисти, ногти, зубы – она пустила в ход все, чем ее наделила природа, в безумной попытке защититься от грозящего ей смертного страха. Бэрк чертыхался, закрывая лицо, пах, горло от ее бешеной атаки. В какой-то момент ей удалось вывернуться из-под него и подняться на колено. Она уже готова была вскочить, когда он набросился на нее, на сей раз грубо навалившись на упавшую ничком девушку всей своей тяжестью, чтобы остановить ее молотящие по воздуху ноги. Когда он попытался завладеть ее руками, она пронзительно вскрикнула и спрятала их под себя. Борьба была изнурительной и тяжкой, но в конце концов ему удалось высвободить ее руки, при этом на его собственном запястье остался ровный след от ее зубов. Он поднял веревку. Она отчаянно вскидывалась всем телом, как взбесившаяся лошадь, и ему пришлось зажать ногами ее бока, чтобы удержаться на ней верхом. Вытянув правую руку Кэтрин вдоль тела, он коленом прижал раскрытую ладонь к земле, затем сделал на конце веревки петлю, пропустил в нее левое запястье девушки и туго-туго затянул. Из ее горла вырывались какие-то захлебывающиеся звуки, словно ее душили. Не медля ни минуты, Бэрк соединил оба ее запястья и обмотал их остатком веревки без малейшего просвета. Он завязал три узла, каждый раз затягивая изо всех сил, потом наконец скатился с нее и растянулся на спине, тяжело дыша и чувствуя, как по лицу крупными каплями катится пот.

47
{"b":"334","o":1}