ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но он ее не заметил, он стремительно подбежал к груде все еще пылающих развалин и принялся торопливо раскидывать в разные стороны горящие поленья и пуки соломы. Ей показалось, что он зовет ее, но расслышать его голос за ревом огня было невозможно.

– Бэрк! Я здесь…

Едва проговорив это, Кэтрин почувствовала, что горло у нее окончательно сдавило судорогой, и закашлялась. Бэрк углубился в достававшие ему до пояса развалины, не обращая внимания на огонь. Каким-то чудом ей удалось подняться на ноги и даже издать возглас. Когда она была на полпути к нему, он бережно обернулся и увидел ее.

Бэрк подбежал к ней в ту самую минуту, когда колени у нее подломились; подхватив ее на руки и чертыхаясь, он отнес ее в безопасное место.

По следам за пережитым испугом и наступившим сразу после него невыразимым облегчением к Бэрку пришло бешенство.

– Вот чертова кукла! Как ты это сделала, Кэт? И что, черт побери, прикажешь теперь делать мне? Ах ты тупая, бестолковая, косорукая…

Он осыпал ее бранью, а его руки тем временем лихорадочно ощупывали ее тело в поисках повреждений. Гнев угас, как только он понял, что она расстроена даже больше, чем он сам, да к тому же еще перепугана до полусмерти и измучена болью, хотя и не ранена. Бэрк принялся шептать ее имя, ласково поглаживая, утешая, прижимая к себе, пока она не перестала дрожать.

– Как это случилось? – спросил он, наконец успокоившись.

– Я…

Она сделала беспомощный жест, ее сорванный голос напоминал глухое карканье.

– …Это долгая история.

– Не сомневаюсь.

Он смахнул пепел с ее волос и вновь привлек к груди, слушая ее затрудненное дыхание.

– Выдержишь верховую прогулку? Мы не можем здесь больше оставаться.

– А куда мы поедем? – с трудом выговорила Кэтрин, морщась от усилия. – Вряд ли я продержусь до самого Ланкастера.

Бэрк коротко и нетерпеливо мотнул головой.

– Мы не поедем в Ланкастер, Кэт. Мы поедем домой.

– Домой, – отозвалась она слабым эхом. – Да, Бэрк, давай поедем домой.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16

– Неужели ты здесь живешь? – охрипший голос Кэтрин был еле-еле слышен.

Привалившись головой к плечу Бэрка, она изумленно оглядывала грандиозное сооружение из розового кирпича с колоннами, башенками, балконами и лоджиями под названием Уэддингстоун. Дом казался таким огромным, что невозможно было представить его в качестве жилища для одной лишь не слишком многочисленной семьи. Сначала она подумала, что это, должно быть, какое-то правительственное здание или загородная королевская резиденция, или по крайней мере гранд-отель.

– Да, это мой дом, – заверил ее Бэрк.

В его голосе прозвучала плохо скрываемая гордость. Он натянул вожжи, и они медленным шагом проехали по длинной парадной аллее между старыми липами.

Склонявшееся к закату солнце все еще золотило розовые стены, в его лучах дом выглядел не таким монументальным, более человечным. Кэтрин сонно заморгала, пытаясь вообразить, как проходило детство Бэрка в этом огромном дворце. Оказалось, что представить себе такую картину совсем не так уж и трудно. Напротив, этим многое объяснялось.

– О, Боже, а это что такое? – воскликнул он.

Она вскинула голову и увидела, что Бэрк хмурится, глядя на высящиеся в три этажа строительные леса, закрывавшие все восточное крыло здания.

– А-а-а, понимаю, очередная фантазия моей мачехи, – догадался он. – А теперь слушай меня внимательно, Кэт. Ты не спишь?

– Нет, не сплю.

Она проспала почти всю дорогу, привалившись к нему боком.

– Тебя зовут Кэтрин Пелл, ты вдова. Мы познакомились в гостинице в Бьюкасле; там случился пожар, и ты пострадала. Я привез тебя домой для выздоровления. Запомнила?

Кэтрин покорно кивнула. В том, что Бэрк решил скрыть от своей семьи, кто она такая на самом деле (вернее, кем он ее считал), таилось нечто чрезвычайно важное, но она чувствовала себя слишком слабой и измученной, чтобы это осмыслить. У нее еще будет время подумать. Пока же ее ошеломила сложность новой роли, которую ей предстояло сыграть: настоящей леди, прикидывающейся шлюхой, придется изображать из себя настоящую леди!

– Как ты себя чувствуешь, милая?

– Я рада, что мы здесь, – прошептала Кэтрин.

У нее не хватило сил сказать ему, что еще одна миля – и она просто упала бы замертво.

Элегантная карета, запряженная четверкой прекрасно подобранных гнедых коней, стояла у подножия величественной мраморной лестницы в три марша высотой, возница и два лакея в безупречной ливрее замерли рядом. Бэрк остановил жеребца немного поодаль как раз в ту минуту, когда массивные входные двери распахнулись. Дворецкий почтительно посторонился, пропуская вперед трех великолепно одетых дам, направлявшихся к карете. Увидев вновь прибывших, они, словно по команде, застыли на верхней ступеньке. Но вот самая юная из них, высокая и тоненькая, как ивовый прутик, девушка лёт шестнадцати с черными волосами и серыми глазами совсем не по-солидному взвизгнула и бросилась вниз по ступенькам. На ходу она слегка, но все-таки заметно прихрамывала. Кэтрин не могла сдержать улыбки, услышав радостный и сердечный смех Бэрка: это был новый, совсем непривычный для нее звук. Не успел он соскочить с лошади, как девушка бросилась ему на шею. Он оторвал ее от земли и закружил по воздуху. Она приветствовала его счастливым криком. Они были так искренне рады друг другу, что Кэтрин, несмотря на болезнь и усталость, не могла от всего сердца не порадоваться, глядя на них.

– Джеймс!

Девушка наконец высвободилась из его объятий, когда к ним подошла вторая из дам, молодая женщина весьма примечательной наружности с поразительно светлыми, почти белыми волосами. В ее голосе, когда она окликнула его по имени, прозвучало более сдержанное, но явственное волнение. Она плавно заключила его в объятия и поцеловала прямо в губы. Кэтрин отвернулась и встретилась взглядом с черноволосой девушкой, глядевшей на нее с неприкрытым любопытством.

– Оливия, – с небрежной улыбкой обронил Бэрк, осторожно высвобождаясь из длинных цепких рук, обвивших его шею. – Рад тебя видеть. И вас тоже, Рената.

Он склонился над рукой последней из дам, солидной матроны, украсившей свои тщательно уложенные седые волосы громадным страусовым пером.

– Итак, Джеймс, ты вернулся домой. Твой отец будет несказанно рад тебя видеть.

Леди Рената пыталась изобразить на лице приветливую улыбку, но ей нелегко было отвести взгляд от странной, неприлично растрепанной молодой особы, все еще сидевшей на спине серого жеребца.

Бэрк поднял руки, чтобы помочь ей. Кэтрин положила левую руку ему на плечо, правая по-прежнему почти не действовала и бессильно свисала плетью. Она едва не рухнула прямо на него, когда он снял ее с лошади, земля у нее под ногами опасно закачалась. Пришлось опереться о бок жеребца, чтобы сохранить равновесие. Справившись наконец со слабостью, Кэтрин призвала на помощь всю свою выдержку и обернулась к трем глядевшим на нее во все глаза женщинам. Обожженный край ночной сорочки откровенно выглядывал из-под плаща, над коричневой кожей башмаков белела полоска ее собственной кожи, голой и беззащитной. Спутанные, взлохмаченные волосы были грязными, лицо выпачкано сажей. Опять ее начала пробирать дрожь, улыбка, которую она пыталась сохранить, никак не держалась на губах. Голос Бэрка доносился до нее словно из глубокого колодца: он представил ее как миссис Пелл и что-то рассказал о пожаре. Старшая из женщин была его мачехой, а красавица блондинка – его сводной сестрой. Ну а молоденькая девушка – это, конечно, леди Диана, его родная сестра. Кэтрин понимала, что попытка сделать реверанс заранее обречена на провал, и ограничилась легким наклоном головы. Потом Бэрк повел ее к дому, слегка придерживая рукой за талию, и она обвела безнадежным взглядом чудовищную громаду белых мраморных ступеней, вдруг показавшуюся ей выше любой из египетских пирамид. Кэтрин самоотверженно сделала шаг. Потом еще и еще один. На четвертой ступеньке желтые искры у нее перед глазами замелькали со страшной быстротой, она зашаталась и почувствовала, что валится назад. Кто-то вскрикнул. Бэрк в последнюю секунду схватил ее под руку, больно вывернув плечо. Потом стало черно.

66
{"b":"334","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маяк Чудес
Убийство Спящей Красавицы
Папа, ты сошел с ума
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Четырнадцатая золотая рыбка
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Двойная жизнь Алисы
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира