ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Открыв глаза, она увидела над собой целый хоровод склонившихся лиц. Несколько пар глаз уставились на нее со смесью любопытства и тревоги. Кэтрин отыскала среди них лицо Бэрка, как Полярную звезду, указывающую путь в ненастную ночь, и обнаружила, что именно он держит ее за руку. Она начала говорить.

– Знаю, знаю, – опередил ее Бэрк, – вы не упали в обморок.

Кэтрин улыбнулась. Они обменялись заговорщическим взглядом, который, впрочем, не прошел незамеченным для остальных.

– Обхватите меня рукой за шею.

Она повиновалась, и он подхватил ее с холодного мрамора, словно она ничего не весила.

– Миссис Пелл нездорова, – пояснил Бэрк, хотя это и так было очевидно. – У нас найдется комната, готовая для приема гостей?

– Разумеется, – заговорила леди Рената. – Полагаю, что Голубая комната в Западном крыле как раз подойдет.

В ее голосе, когда она называла части здания и комнаты Уэддингстоуна, отчетливо слышались заглавные буквы. Диана удивленно нахмурилась.

– Но почему? Ведь…

– Да, Голубая комната это именно то, что нужно, – перебил ее Бэрк.

Несомненно, у ее светлости имелись свои причины, чтобы разместить гостью со слабым здоровьем в уединенной комнате, подальше от любопытных глаз, но и он хотел того же.

Высокий царственный дворецкий появился рядом с молодым хозяином.

– Послать за доктором, милорд?

– Пока не нужно, Ноул. Я дам вам знать, если это понадобится.

– Хорошо, милорд.

Кэтрин прижалась щекой к плащу Бэрка и устало взглянула на Оливию, глаза которой оказались на одном уровне с ее глазами. Сводная сестра была несомненно хороша собой, с интересной бледностью на лице, отчасти вызванной щедрым применением рисовой пудры. Ее бархатная накидка лавандового цвета и шикарная розовая шляпка олицетворяли последний крик моды, а ее горничной, должно быть, пришлось потратить не один час на воздвижение замысловатой прически из этих странных, белых, как кость, волос. В холодных голубых глазах не было ни малейшего намека на дружелюбие, нет, они разглядывали лицо и фигуру Кэтрин с бесцеремонным любопытством. Самой Кэтрин уже не раз приходилось встречать подобный взгляд – взгляд женщины, оценивающей силы возможной соперницы, но одна лишь мысль о схватке с Оливией в эту минуту по какому бы то ни было поводу лишила ее последних сил. Кэтрин закрыла глаза, временно уступая поле боя, и с облегчением почувствовала, что Бэрк повернулся и начал подниматься вверх по ступеням.

Громадный холл с антресолями, как она и предполагала, своим великолепием ничуть не уступал фасаду дома. Стены пастельных тонов были обильно украшены лепниной, а высокий потолок расписан фресками. Мраморные и бронзовые бюсты именитых предков мрачно взирали из ниш, проделанных в нижней части массивного карниза. Ступени великолепной изгибающейся лестницы с ажурными перилами из кованого железа были вырезаны из дуба и инкрустированы ореховым деревом.

Похоже, все три дамы вознамерились сопровождать их вверх по лестнице вместе с дворецким и парой горничных. Бэрк обернулся к ним.

– Рената, будьте добры предупредить отца, что я здесь и скоро спущусь поговорить с ним. Ноул, ваша помощь мне не потребуется. Встретимся за ужином, Оливия. Диана, пойдем со мной, ты мне поможешь.

Оливия обменялась с матерью сдержанным, но полным растущей тревоги взглядом. Бэрк не обратил на него внимания, а вот Кэтрин все прекрасно поняла, несмотря на свое состояние.

Они взобрались, как ей показалось, на сотню ступеней и пересекли пару дюжин бесконечных коридоров с высокими потолками, богато отделанных и обставленных. Слуги почтительно кланялись, горничные приседали, когда они проходили мимо, и провожали их удивленными взглядами. Диана еле удерживалась, чтобы не забросать брата вопросами прямо на ходу, но хорошее воспитание не позволяло ей задавать их в присутствии Кэтрин. Наконец они подошли к закрытой двери в конце длинного и мрачного коридора. Диана распахнула эту дверь, и взору Кэтрин предстала просторная, но уютная спальня, украшенная узорчатыми гобеленами в голубых тонах, с натертым до блеска паркетным полом. На массивной кровати красного дерева могли бы свободно разместиться три, а то и четыре человека.

– Откинь, пожалуйста, покрывала, Ди, – попросил Бэрк. – И закрой дверь.

Он уложил Кэтрин на белую шелковую простыню и сел рядом с нею. Вернувшись от двери, Диана нерешительно остановилась у кровати, сложив руки на груди и не зная, что ей делать дальше.

Кэтрин совсем не ощущала боли в ране, но была едва жива от усталости. Она обвела брата и сестру полусонным взглядом, поражаясь сходству. У Дианы были такие же, как и у Бэрка, блестящие черные волосы и бледный, но здоровый цвет лица, оба могли похвастаться самыми прямыми, длинными и аристократичными носами на свете. Диана отличалась лишь светло-серым цветом глаз, да в очертаниях нежных женственных губ не хватало решительности и чувственности, которыми природа столь щедро наградила рот ее брата. Тем не менее даже в шестнадцать лет эта девушка вся светилась изнутри неброской, но полной достоинства красотой, несмотря на легкую хромоту, которую она тщетно пыталась скрыть. Она выжидательно смотрела на Бэрка, и ее глаза расширились до неимоверных размеров, когда он прямо при ней начал расстегивать плащ Кэтрин, а потом и ее ночную рубашку.

– Я п-п-позову горничную, – пробормотала Диана, отворачиваясь.

– Нет, Ди, не надо. Поди сюда и сядь.

Он указал на другой край постели. Она заколебалась, но все-таки обошла кровать и села.

– Я вижу, ты стала совсем большая, Мышонок, – улыбнулся Бэрк, глядя на нее с нежностью.

– Мне через два м-м-месяца будет семнадцать.

– Да, я знаю. Со времени нашей последней встречи ты успела превратиться в очаровательную юную леди.

Диана покраснела и опустила глаза, всем своим видом показывая, что не верит ему.

– Я вынужден просить тебя об одолжении, Мышонок. Не хотелось бы, но приходится. Другого выхода нет.

– Все, что хочешь, Джейми. Ты же знаешь.

– Прежде всего учти, что надо будет сохранить все в строжайшей тайне.

Эту новость Диана встретила с восторгом, и Бэрк не смог удержаться от улыбки, заметив промелькнувшее у нее на лице выражение живейшего любопытства.

– В тайне ото всех, даже от отца.

Диана взглянула на Кэтрин.

– Это касается м-м-миссис Пелл, не так ли?

– Да. Ты можешь звать ее Кэтрин:

И опять Бэрк невольно улыбнулся, глядя, как женщины обмениваются церемонными кивками.

– А теперь слушай внимательно, пока Рената не прислала сюда горничную. По причинам, о которых я сейчас говорить не могу, крайне важно, чтобы никто не узнал о подлинном характере заболевания миссис Пелл. Ей понадобится чья-то помощь для совершения туалета. Большую часть времени ей будет прислуживать горничная, но для мытья и переодевания нам нужен кто-то, кому мы могли бы доверять.

Диана безмолвно взирала на брата широко раскрытыми глазами.

– А каков п-п-подлинный характер заболевания миссис Пелл? – спросила она робко.

– Пулевое ранение в грудь.

Кэтрин залилась румянцем и прикрыла глаза рукой. Ей казалось, что от нее ждут каких-то объяснений, но в голову ничего не приходило.

– В-в-вот как…

Диана, по-видимому, тоже не знала, что сказать.

– Подробности не имеют значения, но тебе следует знать, что миссис Пелл подставила свою грудь под пулю, предназначенную мне.

Он ласково отвел руку Кэтрин, прикрывавшую лицо, и заглянул ей в глаза, словно надеясь прочесть в них ответ на какой-то вопрос. Она уставилась на него настороженным взглядом, стараясь ничем себя не выдать, а потом посмотрела на Диану, у которой от изумления открылся рот.

– Я буду благодарна вам за помощь, – проговорила Кэтрин глухим шепотом. – Мне очень жаль, что я вынуждаю вас скрывать все это от вашей семьи, и не обижусь, если вы откажетесь. Я вас прекрасно пойму.

Диана в замешательстве перевела взгляд с брата на Кэтрин и обратно. Наконец она обрела голос:

67
{"b":"334","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Семейная тайна
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Посеявший бурю
Слова на стене
Войти в «Поток»
Время – убийца
Смотри в лицо ветру
Воспоминания торговцев картинами
Квартира. Карьера. И три кавалера