ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я вообще не понимаю, из-за чего весь этот переполох, дорогой мой братец? Можешь получить ее обратно, когда она мне надоест, – продолжал он. – Ну, скажем, через месяц. Я же ее не насилую, она пошла со мной по собственной воле. Не правда ли, миссис Пелл?

Он искоса бросил злобный взгляд на Кэтрин, по-прежнему держа Бэрка на мушке. Она не двинулась и не произнесла ни слова.

– Зачем? – сквозь стиснутые зубы поинтересовался Бэрк.

Кэтрин опустила руки и попыталась заговорить, но губы у нее слишком сильно дрожали. Наконец ей удалось выговорить:

– Из-за денег.

Звук ее голоса словно эхом отдался в маленькой комнате. На какой-то миг все трое оцепенели, не двигаясь и даже как будто не дыша. Потом Бэрк, сцепив пальцы, заложил руки за голову и посмотрел на потолок. Джулиан расслабился и бросил на Кэтрин взгляд, полный злорадного торжества. Именно в этот момент Бэрк выбил у него из рук пистолет и ринулся в атаку.

Схватка оказалась короткой, но кровавой.

– Ты его убьешь! – завизжала Кэтрин.

Она испугалась, что голова Джулиана расколется на части, если Бэрк еще раз ударит его затылком о стену. С большой неохотой Бэрк выпустил его, однако Джулиан оказался куда крепче, чем оба они ожидали. Вместо того чтобы шлепнуться на пол, он, кренясь на бок, кинулся к двери. Бэрк поймал его уже в коридоре. Кэтрин зажала уши ладонями, чтобы не слышать ужасных звуков драки. Через минуту они стихли. Бэрк ввалился в комнату и направился к ней. Она отпрянула, не сомневаясь, что теперь настала ее очередь, но оказалось, что его внимание привлек стоявший на письменном столе хрустальный графин с шерри. Он схватил графин и опрокинул содержимое себе в глотку, залив при этом весь перед рубашки, а потом вытер рот содранными до крови костяшками пальцев. Пустой графин постигла та же судьба, что перед тем бутылку из-под бренди: он разбился о стену. Только после этого Бэрк повернулся к Кэтрин.

Она вскинула руки, защищаясь. Он же совершенно пьян! Разговаривать с ним скорее всего бесполезно, но она все же решила попытаться.

– Бэрк…

Вот и все, что ей удалось сказать прежде, чем он схватил ее за запястья и заставил раскинуть руки в стороны, после чего разодрал на ней платье до пупа. Кэтрин закричала во всю мочь. Бэрк лишь рассмеялся в ответ и выпустил ее только для того, чтобы захлопнуть дверь ногой. Она огляделась в поисках какого-нибудь оружия.

– Не надо, не надо, – бормотала она непослушными, онемевшими от страха губами, пятясь от него и прикрывая правой рукой обнаженную грудь, а левую выставив впереди себя как щит.

Он чем-то швырнул в нее. Послышался звон. Взглянув себе под ноги, Кэтрин увидала на полу золотую монету. Бэрк скинул с себя камзол и вновь бросился на нее.

Ей нечем было защищаться, кроме правды.

– Джулиан меня з-з-заставил. – Язык не слушался ее, голос не поднимался выше шепота. – Он сказал, что е-если я с ним не поеду… Нет!

Кэтрин вскинула обе руки, заслоняясь от удара, не вместо этого он повернул ее кругом и молча содрал платье у нее с плеч. Страх и вновь проснувшаяся ярость придали ей сил для сопротивления, но их хватило всего на несколько секунд. Потом она почувствовала, как он стаскивает платье с бедер и швыряет его на пол. Ее охватила паника.

Бэрк с легкостью подтащил ее к кушетке. Она дрожала всем телом, и это еще больше возбуждало его. Страз делал ее уязвимой. Он опрокинул ее на спину и застави; раскинуть ноги, а у нее хватило сил лишь на то, чтобы смотреть на него умоляющим взглядом, бессильно качая головой. «И чего она так мечется из стороны в сторону? Лежала бы тихо, получила бы удовольствие», – неожиданно для себя подумал он, поглаживая нежную кожу ее бедер.

– Если ты это сделаешь, значит, ты ничем не лучше Джулиана, – прошептала она едва слышным шепотом.

– Заткнись, – отозвался он, расстегивая панталоны.

– Бэрк, я люблю тебя!

Перед глазами у него поплыла красная пелена, заволакивая все вокруг. Рыча, как зверь, он накрыл ее своим телом и стремительно овладел ею. Ее короткий полузадушенный крик едва не заставил его остановиться. Несмотря ни на что, ему все-таки хотелось пробудить в ней страсть, но она отвернула лицо вбок и закусила зубами костяшки пальцев.

– Кэт, – прошептал Бэрк, не двигаясь внутри ее, и попытался ее поцеловать.

Даже не сквозь зубы, а через нос она издала стон, в котором, помимо страха, явственно слышалось отвращение, и это вернуло Бэрку ледяную решимость. Несколько коротких, грубых толчков, и все было кончено. Он поднялся на ноги.

Подхватив с полу камзол, Бэрк направился к двери. Ему хотелось уйти как можно скорее. Уже взявшись рукой за дверную ручку, он обернулся и посмотрел на Кэт. Она свернулась в клубок, лежа на боку, растрепавшиеся волосы упали ей на лицо. Он опять окликнул ее по имени, сам не зная, зачем, а она в ответ прикрыла ухо рукой. Теперь уже его начала пробирать дрожь. Он открыл дверь и вышел.

* * *

Диана смотрела на снег за окном, провожая зачарованным взглядом кружащиеся и падающие снежинки. Мечтательная полуулыбка блуждала у нее на губах. Бал продолжался до самого рассвета, и в этот ранний час все еще спали: кроме нее, в столовой не оказалось ни души. Но она была слишком взволнована, чтобы спать, и не хотела завтракать в одиночестве у себя в комнате. Ей надо было с кем-то поделиться.

Ее лицо вспыхнуло радостью, когда в комнату вошел е брат, и тут же разочарованно вытянулось. Даже не заметив ее, он прошел прямо к буфету и начал стакан за стаканом жадно пить воду из серебряного кувшина.

Диана подошла к нему и поморщилась, когда в нос ей ударил винный перегар.

– Я-то думала, ты болен, а ты, оказывается, просто пьян.

Он все еще не переоделся со вчерашнего вечера, но его нарядный камзол был порван и перепачкан пятнами до неузнаваемости, а волосы, обычно аккуратно перехваченные сзади ленточкой, падали на лицо в полном беспорядке. Кожа выглядела землистой, над левым глазом запеклась безобразной коркой непромытая ссадина. Он повернулся на ее голос, однако его пустой взгляд ровным счетом ничего не выражал, и похоже было, что в голове у него так же пусто.

– Да ты и вправду болен, – в тревоге заметила Диана.

Бэрк покачал головой.

– Похмелье, – проговорил он, еле ворочая языком. Казалось, на произнесение одного лишь слова ушли все его силы.

Тут Диана разглядела слипшиеся от крови волосы и громадную шишку у него над ухом.

– Джейми, что с твоей головой?

– Ничего.

– О, Боже, это выглядит просто ужасно, позволь мне…

Он отшатнулся от ее протянутой руки и отвел глаза.

– Говорю тебе, ничего страшного! Оставь меня в покое, Ди.

– Ты уверен?

Бэрк кивнул, морщась от боли.

Диана вздохнула, глядя, как он трясущимися руками наливает кофе в чашку. Большая часть пролилась на стол. Бэрк поднял чашку обеими руками и, громко втягивая, выпил обжигающую жидкость в два больших глотка.

– Джейми, прошу тебя, можно мне с тобой поговорить? Выслушай меня, пожалуйста. Мне надо сказать тебе что-то очень-очень важное, а не то я просто л-л-лопну!

– Ну говори, – с трудом пробормотал он, наливая себе еще кофе.

Она огляделась:

– Только не здесь, а то вдруг кто-нибудь войдет. У меня доверительный разговор.

Бэрк зажмурил глаза от боли:

– Давай в холле.

Диана выпорхнула из комнаты как бабочка. Бэрк прошел за нею следом куда медленнее, двигаясь так, словно все его тело было сделано из хрупкого стекла.

– Ну что? – спросил он, когда они вышли на середину парадного вестибюля и остановились под массивным канделябром, свечи в котором к утру сгорели дотла.

Диана уже открыла было рот, но вдруг замерла, так и не сказав ни слова. Она крепко зажмурилась и прижала пальцы к губам, словно пробуя на вкус еще не высказанную новость. Даже в своем теперешнем состоянии Бэрк понял, что новость, в чем бы она ни состояла, действительно замечательная. Он с трудом повторил свой вопрос.

83
{"b":"334","o":1}