ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Эдвин сделал мне предложение!

У него отвисла челюсть.

– Эдвин? – бессмысленно повторил он.

Диана торжественно кивнула и принялась рассказывать все по порядку, пока Бэрк пятился к нижней ступеньке парадной лестницы. Тут он наконец рухнул, бессильно привалившись плечом к перилам. К тому времени, как она закончила, его тело обвисло, словно из него вынули все кости.

– Джейми, да ты действительно болен!

– Кэтрин сказала ему, что ты его любишь?

Его пересохшие губы медленно и мучительно выговорили эти невероятные слова. Он как будто пытался уловить смысл ускользающей от понимания фразы на малознакомом языке.

– Да, но ты не должен ей говорить, что я тебе рассказала, потому что Эдвин говорит, что она сказала ему по секрету, и он не должен был рассказывать даже мне!

Сама запутавшись в головоломных повторах, Диана радостно засмеялась:

– Жду не дождусь, когда можно будет сообщить ей великую новость! Но сперва я хотела поделиться с тобой. Ничего не говори отцу: Эдвин придет сегодня после обеда просить моей руки. О, Джейми, поцелуй меня, я так счастлива!

Он справился с задачей с невероятным трудом. Диана вскочила и помчалась вверх по ступенькам.

– Погоди! Ее там нет.

Девушка удивленно замерла на месте, потом медленно спустилась назад:

– Она не у себя? А где же?

Бэрк беспомощно покачал головой:

– Я думал, она с тобой.

Вдруг он свесил голову между колен, чувствуя, как его прошибает пот, и судорожно сглотнул, но это не помогло: рот заполнялся слюной быстрее, чем он успевал глотать. Наконец ему все-таки удалось побороть приступ тошноты, сделав несколько глубоких и ровных вздохов, но, когда он поднял голову, его лицо было таким же белым, как и мраморный пол у него под ногами.

– Прошу прощения, милорд.

Дворецкий возник возле его плеча, словно появившись из воздуха.

– Да, Ноул, в чем дело? – спросила Диана.

– Мне казалось, что следует тотчас же сообщить его милости. Конюх утверждает, что ваша лошадь пропала, сэр. Речь идет о сером жеребце.

Бэрк еле-еле поднялся на ноги. Если раньше он выглядел больным, то теперь казался просто трупом. Ноул невольно протянул руку, чтобы его подхватить.

– Этого быть не может!

– Боюсь, что это правда, сэр. Седло и уздечка тоже исчезли.

– Господи, нет! О, Боже!

Голос Бэрка пресекся. Судорожно хватаясь за перила и подтягивая себя руками, он начал взбираться по ступеням.

– Живо прикажите седлать другую лошадь! Самую быструю! – прокричал он с верхней ступеньки.

Диана и дворецкий следили за ним в потрясенном безмолвии.

– Живо, я сказал!

Ноул бросился исполнять приказ.

Бэрк неуклюже пробежал по коридору и свернул в другой. Вскоре он запыхался, и его вновь охватила тошнота. На середине лестницы, ведущей на третий этаж, ему пришлось остановиться и извергнуть, как ему показалось, несколько галлонов воды вперемешку с желчью. Шатаясь из стороны в сторону, он все-таки преодолел оставшиеся ступени, пробежал по коридору и распахнул дверь в комнату Кэт. Постель была застелена, кругом царил порядок. Бэрк добрался до гардероба и открыл дверцу. Вот оно: на полу шкафа бесформенной грудой лежало вишневое бархатное платье. По крайней мере то, что от него осталось.

– Что случилось? Где Кэтрин? В чем дело? – раздался позади него голос Дианы.

– Что пропало? – спросил он, взяв сестру под руку и подводя ее поближе к гардеробу.

Она взглянула на него в недоумении.

– Посмотри, чего не хватает! – заорал Бэрк.

Диана принялась торопливо перебирать вещи. Капот абрикосового цвета был на месте. Вот еще один халат, вот ночная рубашка.

– А где то платье, что я ей одолжила, чтобы пойти гулять? – подивилась она вслух. – Я дала его ей несколько дней назад. И ее плащ…

Бэрк в ярости захлопнул дверцу. Диана подскочила от неожиданности.

– Она сбежала!

– Сбежала? Этого не может быть! Ты думаешь, это она взяла твою лошадь? Джейми, это же невозможно! На дворе снег идет, она еще слишком больна, чтобы садиться верхом… Да и зачем ей убегать?

Он посмотрел на нее с таким выражением, какого Диана никогда не видела раньше. Она в ужасе отшатнулась. Ее голос упал до шепота:

– Что ты наделал?

Бэрк уперся кулаком в стену и прижался к нему взмокшим от холодного пота лбом:

– Я… скверно обошелся с нею.

– Ты…

Чувствуя себя страшно напуганной, Диана поняла, что не хочет больше ничего знать.

– Найди ее, – быстро сказала она. – Отправляйся сейчас же, Джейми. Найди ее, ты должен ее спасти.

Он с видимым усилием отлепился от стены и, увидев слезы в глазах сестры, сделал жалкую попытку изобразить на своем измученном лице улыбку.

– Все в порядке, Мышонок, все будет хорошо. Я найду ее.

Но сердце ему щемило тревожное предчувствие, и его никак не удавалось прогнать, хотя Бэрк с головой погрузился в хлопоты, связанные с отъездом. За час он успел умыться, одеться, перекусить и упаковать запас сменной одежды и припасов для путешествия, которому предстояло продлиться неизвестно сколько. В конюшне, уже садясь на коня – резвого черного мерина, – он вдруг увидел входящего в открытые двери Джулиана. Вслед ему летели снежинки. Заметив, что сводный брат выглядит еще ужаснее, чем он сам, Бэрк ощутил хоть и слабое, но все-таки удовлетворение. Лицо Джулиана представляло собой сплошную массу черно-лиловых кровоподтеков, одна рука висела плетью, при ходьбе он волочил ногу. Один глаз опух, зато второй горел неукротимой ненавистью:

– Ты ее никогда не найдешь. Начался буран. Она уехала, и ты никогда…

Бэрк направил лошадь прямо на него, и Джулиану пришлось поспешно отшатнуться, чтобы не попасть под копыта.

– Если ты за ней поедешь, я дам знать Денхольму, что она была здесь! Ты пойдешь под трибунал!

Бэрк остановился.

– Кэтти Леннокс. Вот как ее настоящее имя!

– Откуда ты знаешь?

– Она сама мне сказала! Мы посмеялись над тобой. Она…

– Лжец.

Он вытащил ногу из стремени и пнул Джулиана в грудь. Тот накренился назад и шлепнулся навзничь на усыпанный соломой пол.

– Я напишу Денхольму сегодня же! – завизжал Джулиан ему вслед, цепляясь за дверной косяк. – Ты ее никогда не найдешь! Она мертва!

Вой умалишенного вскоре затерялся в густом снегопаде и свисте ветра, но на протяжении многих миль продолжал отдаваться в ушах Бэрка.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

20

Эдинбург

Февраль 1746 года

Тихая и элегантная улица Бельмонт-Крессент располагалась в богатом квартале в южной части большого города. Местность тут была слегка холмистая, поэтому почти в любой день из окон, выходящих на запад, можно было любоваться на Эдинбургский замок. В этот день холодный пронизывающий ветер гнал по мостовой опавшую листву и трепал черные ленты траурного венка, прикрепленного к двери дома номер 6, третьего с краю на восточной стороне. Открылась дверь, и человек с медицинским саквояжем спустился по ступенькам крыльца к ожидавшей его карете. Он казался хмурым и озабоченным. Точно такое же выражение было написано на лице высокого, но сгорбленного мужчины, остановившегося в дверях. Не обращая внимания на ледяной ветер, он попрощался с доктором и проводил взглядом отъехавшую карету.

Когда карета скрылась из виду, высокий мужчина вошел обратно в дом, тяжелым шагом, словно его сапоги были подбиты свинцом, пересек облицованный изразцами холл и поднялся по лестнице, грузно опираясь на перила. На верхней площадке он остановился, молча глядя на закрытую дверь в конце коридора. Морщины на его загрубевшем лице углубились от беспокойства, он беспомощным жестом провел рукой по длинным седым волосам. Женщина средних лет тихо вышла из-за заветной двери и заторопилась, увидев его на другом конце темного коридора.

– Мистер Иннес, – заговорила женщина взволнованным, но приглушенным голосом, – что сказал доктор?

84
{"b":"334","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Копье и кость
С мечтой о Риме
Взрослая колыбельная
Год огненного жениха
Кредитная невеста
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Месть белой вдовы
Кто прислал мне письмо?
У подножия Монмартра