ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зачастую Бетти заставала своего жениха за сортировкой только что приобретенного антиквариата, и с некоторых пор она стала брать с собой какую-нибудь книгу, чтобы хоть чем-то занять себя, пока Бен не освободится. В отличие от Симона Бен никогда не предлагал помыть посуду или помочь с готовкой. Он был единственным сыном, и мать избаловала его. Бен навещал миссис Макгрегор по воскресеньям, чтобы отвезти в церковь и после отобедать вместе. Бетти иногда присоединялась к ним, но чувствовала, что будущая свекровь ее недолюбливает.

У Макгрегоров была дальняя родственница, имя которой неизменно упоминалось в присутствии Элизабет и сопровождалось эпитетами «хорошая», «благовоспитанная», «деликатная». Короче, потенциальная идеальная супруга. Бетти подозревала, что мать Бена предпочла бы, чтобы сын сделал другой выбор.

Элизабет посмотрела в окно, и ее сердце замерло: снова начиналась метель. Не отрываясь от своего увлекательного занятия, Симон заметил:

– Похоже, погода не скоро улучшится.

Да уж, и одному Богу известно, сколько еще дней им придется проторчать на ферме. Бетти стало как-то не по себе, и она презрительно фыркнула:

– С каких это пор вы стали специалистом в области предсказания колорадской погоды? – злясь на свою несдержанность, спросила она. Больше всего на свете ей не хотелось, чтобы Симон заметил, как она взвинчена.

Бетти ждала ответной колкости, но гость как ни в чем не бывало закрыл дневник и с таким удовольствием потянулся, что раздался легкий хруст. Если посмотреть на Симона абсолютно беспристрастно, то взгляду представал великолепный образчик сильного пола, перед которым не устояла бы даже богиня любви Венера, не говоря уж о женщине из плоти и крови. И Бетти ничего не оставалось, как признать это.

– Я отнюдь не паникер, – невозмутимо сказал Симон. – И вы абсолютно правы – я мало смыслю в здешней погоде, но хорошо знаком с капризами природы. Поэтому в мерах предосторожности, подчеркиваю, предосторожности, предлагаю начать экономить продукты. – Он посмотрел в окно. – Если метель не утихнет, кто-нибудь сможет пробраться к нам?

Бетти подошла к окну. Во дворе, прикрытом от ветра склоном холма, снежинки медленно, словно раздумывая, кружились в воздухе и как бы нехотя падали на землю. А в открытом поле творилось нечто невообразимое: белые хлопья, подгоняемые ветром, сплетались в неистовый хоровод и с бешеной скоростью уносились прочь, освобождая место новому порыву вьюги.

– Вряд ли, – подумав, ответила Бетти. – Хотя, возможно, Ллойд рискнет.

Она прикусила губу, вспомнив о родных, вероятно не находивших себе места от беспокойства. Конечно, они постараются сделать все, чтобы добраться, ведь не в первый раз ферма оказалась отрезанной от мира.

– Холод нам не грозит: когда я искал лопату, то видел в сарае уголь и запас дров. Думаю, поленья стоит принести в дом, чтобы они чуть-чуть подсохли. В общем, будем считать проблему отопления решенной.

– Воду можно натопить из снега, – продемонстрировала смекалку девушка.

– А еда? На сколько нам ее хватит? – Бровь Симона вопросительно изогнулась.

– Я привезла чай, кофе, муку, соль, сахар, сухое молоко. Здесь есть консервы на всякий случай. Отец регулярно пополняет запасы.

– Давайте проведем ревизию и посмотрим, чем мы располагаем.

Перед мрачной перспективой невольного заточения меркли все прежние страхи и переживания, в которые Бетти было погрузилась, забыв обо всем на свете. Ей и в голову не пришло, насколько реальна угроза жизни – с природой шутки плохи.

Остановившись у старого дубового серванта, девушка опустилась на колени, подозрительно косясь на последовавшего ее примеру Симона. Удивительно, как она разнервничалась. И все почему? Из-за каких-то глупых недоразумений и дурацкой путаницы. Ну и, конечно, не стоит забывать ночь, проведенную в одной постели. И хотя Бетти сердилась на гостя, воспоминания о ласковых прикосновениях сильных рук к ее нежной коже были приятны.

Впрочем, пора забыть об этом. Совершенно очевидно, кузен не придает особого значения тому, что они проспали всю ночь обнаженными в объятиях друг друга, больше того – потешается над ее смущением.

Элизабет вдруг вспомнила, что непонятно почему доверилась Симону, раскрыла душу. Она, должно быть, сошла с ума. И девушка густо покраснела, когда в памяти всплыло все то, о чем она рассказала в припадке откровенности.

– Там что-нибудь есть?

Вопрос вернул ее к реальности. Запутавшись в своих мыслях, она совсем забыла о деле.

– Да, кое-что.

– Хорошо, давайте посмотрим, каковы наши запасы.

Удалось найти дюжину банок консервированной фасоли с беконом, три упаковки спагетти, несколько пакетиков с супами и яичный порошок.

– Похоже, нам повезло, – подытожил Симон, проверив срок годности консервов. – Что ж, по крайней мере, мы не умрем с голода. С этим богатством плюс то, что вы привезли из дому, мы сможем продержаться значительное время. Как вы думаете, когда нам удастся выбраться отсюда?

– Трудно сказать, – откровенно призналась Бетти. – Обычно последний снег долго не лежит. Но температура держится ниже нуля.

– Гм… Жаль, что вы не захватили с собой приемник. Что предпримут ваши родные, когда поймут, что не смогут добраться до нас?

– Они сделают все возможное, но неоправданно рисковать не станут. Полагаю, снег на шоссе скоро растает, а вот на подъездной дороге вряд ли.

– Похоже, нам ничего не остается, как сидеть и ждать, – философски заключил Симон и перешел к теме, которая, судя по всему, интересовала его куда больше.

– Кто-нибудь из вас думал о том, чтобы написать историю рода Бенсонов, основываясь на этих дневниках?

– По правде говоря, нет. Ни у кого из нас нет такого таланта.

– Одна из моих племянниц работает в издательстве. Думаю, она заинтересуется содержанием этих тетрадей.

– Не знаю, но вряд ли родители захотят расстаться с дневниками, – усомнилась Бетти.

– Нет, что вы! Я и не предлагаю этого. Можно сделать копии, а оригиналы останутся здесь. Вся моя семья с удовольствием прочитает дневники, а племянница, если вы не возражаете, подготовит публикацию для печати.

Судя по всему, семья Симона такая же дружная, как и Бенсоны. И хотя Бетти знала о них только из скупых рассказов Симона, сейчас вдруг она ощутила, что эти люди ей очень близки. Гораздо ближе, чем Макгрегоры, вступить в клан которых ей предстояло в недалеком будущем.

– Почему вы решили разыскать нас? – полюбопытствовала она.

Симон поднялся и помог встать Бетти. Бену такое и в голову бы не пришло, в который раз невольно сравнила этих людей девушка.

– Наверное, у меня было предчувствие, что я встречу одну дальнюю родственницу, собирающуюся совершить страшную ошибку и…

– Если вы намекаете на мою свадьбу, – возмущенно перебила она, – то это вовсе не ошибка.

– Конечно же, нет, – улыбнувшись, согласился Симон и добавил: – Я бы даже назвал это сознательным заблуждением. Ведь вам отлично известны последствия вашего опрометчивого поступка. Проклятье, вы намеренно хотите вступить в брак, который не принесет вам ни радости, ни счастья! Ради Бога, дорогая, неужели вы не понимаете, что делаете? – взорвался он.

– Понимаю. Это именно тот брак, какой я хочу. Пусть он не нравится вам, но я – другая. У нас с вами разные потребности… разные желания.

– Вы сами не знаете, чего вы хотите и что вам нужно, – грубо оборвал Симон.

Бетти поджала губы и осуждающе посмотрела на него.

– Вы полагаете, женщина, как существо с ограниченным интеллектом, не способна точно выражать свои желания и намерения?!

– Чепуха! Вздор! Более глупого аргумента не придумаешь. Если вы действительно хотите знать мое мнение, извольте: лично я считаю женщин на порядок выше мужчин… Вы способны быстрее разобраться в том, что хотите от жизни… Более изобретательны в преодолении разных трудностей… Материнское начало, разве в вас нет его, Бетти? Или вы все еще маленькая девочка, скованная страхом, пережитым много лет назад?

12
{"b":"3340","o":1}