ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ллойд, именно в этом все и дело. Это было не… – начала оправдываться Бетти: но брат не стал слушать ее.

Он подошел к окну и озабоченно посмотрел на небо.

– Не уверен, что потепление будет длительным, и мне не хотелось бы застрять здесь. Сколько времени потребуется, чтобы собрать вещи?

Несмотря на заверения Ллойда, всю дорогу домой девушка боялась, что брат не утерпит и станет дразнить ее, вспоминая, как он застал их с Симоном в одной постели. Ее родные, несомненно, все поймут. Но она знала, что все они не одобряют ее помолвку. Если брат надумает сказать что-нибудь Бену… Самое разумное – самой сообщить обо всем жениху.

Бетти села на заднее сиденье, предоставив гостю место рядом с водителем. Она глубоко задумалась, и неожиданный вопрос Симона заставил ее вздрогнуть.

– Ради всего святого, Бетти, что он за человек? Если он любит вас…

– Да, любит, – поспешила заверить Элизабет. – И, кроме того, я вовсе и не думала о женихе.

– Лгунья, – мягко поддразнил он. – Вы заболеете, если будете все время думать о том, что случится, когда он все узнает.

– Не заболею, не волнуйтесь.

– Мы будем в Литтл Криге через полчаса, – бросил через плечо Ллойд. – Сейчас очень тяжелый участок дороги, сплошной гололед. Но, думаю, мы проскочим. Будьте начеку.

Симон повернулся к Бетти и положил руку на спинку сиденья. Девушка стала потихоньку отодвигаться и, когда Ллойд притормозил, не удержалась и полетела вперед. Если бы Симон не подхватил Бетти, она оказалась бы на полу.

Крепко державшие ее руки и теплое дыхание Симона всколыхнули в Элизабет воспоминания о том дне, когда он страстно целовал ее, так же крепко сжимая в объятиях. Возникшее вдруг желание было столь сильным, что она побледнела. Симон еще крепче прижал ее к себе.

– Дорогая, что с вами? – волнуясь, спросил он.

Сначала, по привычке, девушка решила, что Симон насмехается над ней, прекрасно понимая в чем дело, но, увидев неподдельную озабоченность в его глазах, устыдилась.

– Все нормально, – солгала она, ибо чувствовала, что «все» уже никогда не будет нормальным.

Дальний родственник из Аргентины стремительно ворвался в ее жизнь, полностью разрушив тщательно составленный план на будущее, и сейчас Бетти пребывала в полном смятении, не имея перед собой четкой цели.

– Скоро приедем, – сообщил Ллойд. – Мама зажарила индейку в честь твоего приезда, – улыбнулся он Симону. – Эй, а она здорово удивится, когда увидит тебя!

– Не думаю.

Хотя его голос звучал невозмутимо и сдержанно, Бетти показалось, что Симон намекает Ллойду на что-то.

На что? На то, чтобы брат умолчал о том, как застал их в постели? Забытое за последние дни спокойствие завладело девушкой… Можно даже не сомневаться, Симон правильно ответит на все вопросы, которые могут возникнуть у ее родных. Естественно, он сделает это не для того, чтобы выгородить ее, а, прежде всего, чтобы обезопасить себя, потому как понимает всю серьезность семейного конфликта. Вдали показалась ферма, и у Бетти сжалось сердце. Ллойд показывал Симону, где заканчиваются их владения, и объяснял, как они ведут хозяйство.

Машина въехала во двор. Из дома торопливо вышла раскрасневшаяся от возбуждения мать.

– Ма, у меня для тебя сюрприз, – весело сообщил Ллойд, останавливая джип. – Встречай Симо… – Он проказливо проглотил окончание имени.

Бетти заметила замешательство матери и беспокойство, с которым она пожимала руку родственнику.

– Кажется, я доставил всем массу проблем, – сказал Симон извиняющимся тоном. – Мне и в голову не пришло, что вы примете меня за девушку. Бетти великолепно справилась с ролью хозяйки, но, мне кажется, ее жених может задать пару каверзных вопросов. К несчастью, должен признать, я опоздал, так как Элизабет, увы, предпочла его, а не меня, – с сожалением, которое показалось Бетти наигранным, добавил он и, протягивая ей руку, заметил: – Выходите, мисс, пусть ваша мама убедится, что вы целы и невредимы.

Все было рассчитано правильно: лицо матери просветлело, и она громко радовалась, что в трудную минуту рядом с дочерью оказался настоящий мужчина, способный позаботиться обо всем.

Бетти не возражала, когда Симон заботливо помог ей выбраться из кабины и бережно прижал к себе, будто на самом деле приходился ей братом. Весь этот спектакль разыгрывается ради матери, думала Бетти. Она еще больше укрепилась в этой мысли, когда услышала, как Симон пошутил:

– Я предупредил Бетти, что, пока я здесь, ей придется стать моей новой сестрой и во всем слушаться меня.

– Так у вас есть сестры? – обрадовалась миссис Бенсон.

– Ага, целых четыре. Они учат меня уму-разуму. Я привез фотографии, но они остались в машине.

Когда они ехали домой, то не увидели машины, взятой Симоном напрокат, и Ллойд предположил, что, вероятнее всего, ее отбуксировали на ближайшую автостоянку.

Хозяйка пригласила всех в дом. Бетти явно не торопилась и оглядывалась, – будто потеряла что-то. Симон все еще держал ее за руку и не отпускал от себя.

– Что случилось, дорогая? Ты не хочешь входить? – спросила мать.

– Думаю, наоборот, и ей не терпится позвонить жениху. Он, вероятно, оборвал телефон, непрестанно названивая вам и беспокоясь, как мы там, бедняжки, – съехидничал Симон. – Мне бы точно не понравилось, если бы моя невеста оказалась на далекой занесенной снегом ферме.

Элизабет ничего не оставалось, как вступиться за честь мистера Макгрегора.

– Возможно, Бенджамина нет в городе. Уехал на какой-нибудь аукцион. Бен покупает и продает антиквариат и поэтому часто разъезжает.

– Правда? – наигранно удивился Симон и, повернувшись к ее матери, сказал: – Если бы у меня была такая красивая невеста, как Элизабет, я бы ни на шаг от нее не отошел.

Увидев, что мама в ответ улыбнулась, девушка стиснула зубы.

– Как раз об этом я все время и твержу ей, – доверительно сообщила миссис Бенсон. – Я постоянно говорю дочери: «Элизабет, дорогая, он такой нерасторопный ухажер, уверена ли ты в том, что…»

– Мама! – нетерпеливо оборвала мать Бетти. – Думаю, нашему гостю это совсем неинтересно.

– О нет, напротив, – возразил Симон. – Мне интересно все, что касается моих вновь обретенных родственников. Знаете, – добавил он, обращаясь к миссис Бенсон, – у нас дома есть фотография сестры моей прабабушки. И готов поклясться, что между ней и Элизабет есть поразительное сходство.

Бетти невольно улыбнулась: если так, то это чудо, потому что она похожа на мать, а не на отца. И тем не менее она была благодарна Симону, сразу завоевавшему расположение матери и умело отвлекшему ее от нежелательных расспросов о том, как они провели эти три дня на ферме. Мама была спокойной и держалась так уверенно, словно всю жизнь знала Симона. А вот с Бенджамином, которого действительно знала со школьных лет сына, она никогда не вела себя так доверительно.

Бен не вписался в их семью. Он не скрывал своего пренебрежения к фермерскому труду, раздражали земля и грязь, и он старался наведываться в Литтл Криг как можно реже и, ссылаясь на всевозможные причины, умудрялся избегать всех семейных торжеств, на которые Бенсоны приглашали его.

Ланч был непродолжительным, потому что работа на ферме не позволяла расхолаживаться, и тем не менее Бетти удалось вкратце рассказать о своем пребывании в Рок Криге, опустив некоторые щекотливые подробности.

– Да, – призналась она, – я была потрясена, когда обнаружила, что Симон – это не женщина, а мужчина…

– Но ты должна была почувствовать облегчение, – вмешалась мать, – если учитывать, что гость появился в самый подходящий момент.

– Облегчение – не то слово. Правда ведь, Бетти? – беззлобно поддразнил Ллойд.

Бросив на брата возмущенный взгляд, Бетти поняла, что мужчины успели подружиться. Да и Хелен, совершенно освоившаяся в семье, засыпала Симона вопросами и, получая уклончивые ответы, весело смеялась и шутливо грозила пальчиком, показывая, что ее не провести.

Воспользовавшись тем, что мать отвернулась, Ллойд прошептал жене на ухо, но так, чтобы слышали все:

17
{"b":"3340","o":1}