ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Экспедиция Оюнсу
Царский витязь. Том 1
Неправильная любовь
Слава
Приручи, если сможешь!
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Путь художника
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Дорогие гости
A
A

Но потом она удивилась себе самой – наверное, она должна бы чувствовать нечто иное и страстно хотеть его? Может быть, с ней что-то неладно, не так, как должно быть с молодыми женщинами? К сожалению, ей не с кем было посоветоваться. Подруги, с которыми Бетти училась в художественном колледже, жили в других городах, а с мамой или сестрой как-то неудобно говорить на эту тему.

Элизабет по-хорошему завидовала Ллойду и его жене Хелен. Вот чья искренняя любовь не вызывала ни у кого сомнений. Взгляды, которыми обменивались молодожены, легкие, будто нечаянные прикосновения, трепетная забота друг о друге. У нее же с Беном такого не было.

Сейчас Элизабет следовало находиться в студии, оборудованной отцом, когда она начала свой бизнес. Вместо этого девушка сидела рядом с матерью и решала проблему размещения неведомой аргентинской родственницы, которая по пути в Денвер надумала остановиться у Бенсонов на несколько дней, чтобы познакомиться поближе.

– Что же теперь делать? – Бетти выжидающе смотрела на мать, кормившую козочку молоком из бутылки.

– Не принять ее мы не можем, Симона прилетает послезавтра. В письме она сообщила, что возьмет напрокат машину и отправится прямо к нам, то есть не сюда, а в Рок Криг, по старому адресу.

– А если оставить ей сообщение в аэропорту и объяснить ситуацию? – предложила Бетти, но мать почему-то сочла идею абсурдной.

– О нет! – воскликнула она. – Это было бы бессердечно. Поставь себя на ее место и представь, что бы ты подумала, проделав такой длинный и нелегкий путь.

– Что меня не приглашали и поэтому не ждали, – перебила Элизабет.

– Мы не можем допустить, чтобы гостья приехала на ферму и нашла дом пустым. Ты же знаешь, там почти нет мебели. Я была бы рада принять Симону здесь, но это невозможно: у нас яблоку негде упасть. В твоей комнате нет свободной кровати, да и раскладушки все заняты. Я не могу позволить бедняжке спать на полу. Что она подумает о нас? Правда, родственники уезжают на следующей неделе, а Джейн с подружкой через пять дней вернется в университет. Так что придется недолго терпеть.

– Терпеть что? – Бетти заподозрила неладное, поскольку мать старательно избегала смотреть ей в глаза.

– Ну, в общем, мы с отцом пришли к выводу, что почему бы вам вдвоем… гостье и тебе… не провести несколько дней на ферме в горах. Ллойд отвезет тебя и все необходимое. В доме должно быть сухо, плита в рабочем состоянии, и там есть дрова.

– Мама, это невозможно! Там всего одна кровать и…

– Да, но двуспальная. Кроме того, Симона упомянула в письме, что ей очень хочется посмотреть ферму. А ты знаешь, что ее предок родился там? Только представь себе…

– Н-да. В самом деле? Не был ли он случайно одной из паршивых овец нашей семьи? – криво усмехнулась Бетти. – Мама, подумай, а если мы не поладим? Ведь мы будем там вдвоем целых три дня.

– Вы можете приезжать к нам обедать.

– Мам, это же два часа езды по весенней распутице. – Бетти стояла на своем. – Я понимаю твои чувства, но наверняка можно заказать на несколько дней номер в одной из гостиниц Пуэбло.

– Увы! Я уже пыталась сделать это. Все места забронированы для профсоюзного съезда.

– Но ведь можно найти один номер, – возмутилась девушка, но, увидев усталость в глазах матери, смягчилась: – Ладно, не вижу особой причины, чтобы не провести несколько дней на ферме.

– Обычно всем нравится гостить в Рок Криге, – с облегчением сказала мать.

– Да, но летом, а не в начале весны.

– А еще Симона написала, что ей очень хочется узнать побольше о родовом гнезде, его истории и преданиях, а кто, как не ты, лучше всех знает это? Ты же читала дневники твоих прабабушек…

– Но и Ллойд их тоже читал и может так же все рассказать, – возразила Бетти.

– Детка, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. У него ведь медовый месяц. Это было бы… непорядочно, – начала терять терпение миссис Бенсон. – Ты сама знаешь, о чем я хочу сказать! Я…

Она замолчала и посмотрела на вошедшего в кухню сына. Ллойд осторожно снял грязные сапоги, потом обратился к стоявшей позади Хелен.

– Давай козлят, я отнесу их к печке.

– Бедняжки. – Сердце Бетти сжалось от жалости при виде трех крошечных неподвижных тел.

– Один уже умер, и, судя по всему, мы потеряем и этих. Отец на грани срыва. Козы разродились раньше срока, а мы не можем дозвониться до ветеринара.

– Джейн изо всех сил старается помочь. Но у первокурсницы еще так мало знаний, – вздохнула Хелен.

Внимательно оглядев новорожденных козлят, Элизабет с облегчением убедилась, что они пока еще живы.

– Ллойд, когда освободишься, поедешь на старую ферму. Бетти согласилась провести там с Симоной несколько дней, пока Джейн с подругой не вернутся в университет. Тогда мы сможем разместить гостью здесь.

– Маме удалось-таки провести тебя, а? – Ллойд обнял сестру.

– Ладно, Ллойд, хватит шутить, – строго одернула сына миссис Бенсон.

Бетти стало ясно, что отступать некуда. Поздно протестовать, убеждать, что она и так слишком занята, чтобы целых три дня провести с абсолютно незнакомым человеком, с которым у нее вообще могут оказаться разные интересы и ничего общего, кроме прапрапрадеда.

– Бетти, не переживай, я уверена, вы найдете общий язык, – успокаивала мать за завтраком. – Ты сможешь показать Симоне дневники. Думаю, она будет в восторге.

– Они все еще там?

– Убраны на чердак. Пожалуйста, Ллойд, не забудь снести сундук вниз, хорошо?

– Такой чудесный старый дом, – вмешалась Хелен.

– Да, но он очень уединенный, – напомнила Элизабет и добавила с улыбкой: – Однако вас это совсем не тревожит, так ведь?

Вся семья рассмеялась, когда молодожены обменялись красноречивыми взглядами.

Глядя на счастливую пару, Бетти почувствовала зависть. Какое это счастье – любить друг друга так нежно, преданно и беззаветно, как Хелен и Ллойд!

У Бетти и Бена были иные отношения. Конечно же, она любила жениха. Он будет хорошим мужем, но когда они не виделись по несколько дней, Бетти не испытывала щемящего чувства одиночества. Ей была неведома горечь разлуки, когда Бен уезжал на аукционы. Он и сейчас был в отъезде, но Бетти не считала дни до встречи. Не вспоминала сдержанные поцелуи жениха, не торопилась со свадьбой, и, казалось, ее вполне устраивает статус вечной невесты.

Сама не зная почему, не видя никакой логической связи, Бетти вдруг решила, что причина ее душевного дискомфорта кроется в незапланированном и нежелательном визите аргентинской родственницы. И придется провести с этой особой три дня! Боже, как же ей развлекать гостью? Рок Криг находился в двадцати милях от ближайшей фермы и в пятидесяти от Литтл Крига. Дом прилепился к склону холма, мрачный и серый, нещадно обдуваемый всеми ветрами на протяжении двух веков, он давал приют ее роду из поколения в поколение.

Весной вишни в саду цвели таким пышным цветом, что перехватывало дыхание от восхищения этой буйной красотой. Однако отец Бетти предпочел этой уединенной ферме более богатые долинные пастбища, полученные в наследство от тетки жены. Работа на горных фермах была тяжелой и изнурительной. Редко кому из фермеров удавалось разбогатеть, но Бенсоны крепко стояли на ногах.

После ужина Бетти отправилась в студию. Успешнее всего она работала по ночам, когда заботы и суета дня исчезали, а идеи становились удивительно ясными и четкими.

Иногда девушка черпала вдохновение в окружавших ее вещах, иногда в детских воспоминаниях. Однажды оценив по достоинству очарование и красоту южноамериканских орнаментов, даже провела несколько недель в Мексике, постигая тайны символики национальных узоров. Некоторые ее работы, однако, были ультрасовременными, выполненными в необычной цветовой гамме.

Кровать в спальне Бетти покрывало лоскутное одеяло, сделанное еще в колледже. Она хранила его из сентиментальности. Элизабет до сих пор работала над эскизами таких одеял, пользующихся неизменным успехом, но два года назад решила начать делать и одежду, спрос на которую все время возрастал.

2
{"b":"3340","o":1}