ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анабел боялась закрывать глаза, но руки Жиля надежно защищали ее от мучительных кошмаров.

Наконец она уснула и на этот раз не видела никаких снов.

Глава 10

Анабел тревожно смотрела на свое отражение в зеркале. Она дорого дала бы, чтобы не идти в гости, хотя приглашал месье Трувиль, а не Луиза. Отказаться — значило подтвердить, что заключение в винном погребе не забыто, и Анабел решила не доставлять Луизе такого удовольствия. Кроме того, она знала, как тепло Жиль относится к Бернару. Не рвать же с человеком отношения лишь потому, что у него стервозная дочь?

Анабел надела новое платье, купленное — по настоянию Жиля. Глубокий зеленый цвет невероятно шел ей, а белоснежный воротник и манжеты делали скромное, в общем-то, платье нарядным. Жиль вошел в спальню, когда Анабел, сидя перед зеркалом, втыкала в уложенные на затылке волосы последнюю шпильку.

— Дорогая, ты уверена, что хочешь поехать? Знаешь, это вовсе не обязательно.

— Знаю, — кивнула она и даже нашла в себе силы пошутить: — Еще не родилась на свет женщина, которая сможет отказаться от вечеринки!

глаз не изменилось. Все трое знали, что речь идет не только об изумрудах.

Вскоре Жиль и Анабел смешались с толпой гостей. Когда Жиль шепну жене на ухо, что хочет сказать несколько слов Бернару, она ощутила укол страха, но тут же постаралась пересилить себя: Жиль не может неотлучно быть рядом со мной, да и Луиза едва ли осмелится сделать мне гадость на глазах у людей!

Однако Анабел просчиталась. Стоило ей увидеть рядом с собой сладко улыбающуюся Луизу, как вернулись прежние страхи.

— Ах, вот вы где! Анабел, а я вас ищу. Только что приехал еще один гость, наш старый друг.

Анабел только теперь заметила мужчину, маячащего за спиной француженки.

— Эндрю! — Она вглядывалась в холодное лицо человека, которого когда-то любила. Вернее, думала, что любит.

Он обвел взглядом расплывшуюся фигуру Анабел и сморщился от отвращения.

— Я приехал, так как надеялся, что сумею привести тебя в чувство, — гневно начал он. — Когда я получил твое письмо с извещением о разрыве помолвки, то решил, что это твое очередное чудачество. — Эндрю повернулся к Луизе, которая радостно наблюдала за этой сценой. — Спасибо вам за предупреждение. — Он снова перевел взгляд на Анабел и слегка выпятил нижнюю губу. — Кажется, ты поторопилась с письмом, верно? Или ты надеешься уговорить своего любовника жениться на тебе? О Боже, подумать только, что я держал себя в узде, считая тебя совсем другой! Да если бы я знал…

Анабел, слушавшая его с возрастающим гневом и обидой, наконец не выдержала.

— И что было бы, если бы ты знал? Завел бы со мной интрижку вместо того, чтобы покупать мою девственность с помощью обручального кольца?

У Анабел словно глаза открылись. Она вспомнила их давние беседы и дотошные расспросы Эндрю о ее семье и прошлом, на которые она бесхитростно отвечала, думая, что он интересуется ею так же искренне, как и она им. Теперь она прозрела и, глядя Эндрю в лицо, на котором застыла брезгливая гримаса, радовалась, что не стала его женой.

— Что ж, по крайней мере ты нашла в себе мужество расторгнуть нашу помолвку. Наверное, ты кусаешь локти, что пропустила срок, когда можно было выдать этого ребенка за моего!

Анабел побелела. Ей не верилось, что перед ней тот же самый человек, который всего лишь год назад признавался ей в любви. Она пошатнулась, но в этот момент ее поддержала сильная рука Жиля.

Эндрю посмотрел на него с холодным неодобрением и ядовито улыбнулся.

— Желаю вам счастья. Хотя, судя по пикантным изменениям в фигуре Анабел, вы его уже, кажется, испытали.

Луиза взвизгнула, когда кулак Жиля угодил в челюсть Эндрю. На мгновение молодой человек застыл, не сводя с Жиля удивленных глаз, а потом медленно осел на пол.

— Жиль, как ты мог! — воскликнула Луиза. — Он имел на это право! Ты знал, что Анабел обручена с другим, когда женился на ней?

— Знал, — мрачно подтвердил Жиль. — Как ты думаешь, почему я так стремился привязать ее к себе? Я не знаю только одного: почему этот тип оказался здесь. — Он бросил короткий взгляд на потерявшего сознание Эндрю. — Впрочем, догадываюсь. Луиза, чаша моего терпения переполнена. Ты в последний раз вмешиваешься в мои дела. Я очень уважаю твоего отца, но непременно расскажу ему, что собой представляет его дочь. Не советую тебе внов ь вставать на моем пути. Муж оставил тебе не слишком богатое наследство, а твой отец слишком щедр. Надеюсь, ты меня поняла.

Тем временем Эндрю очнулся, кое-как встал, ощупал челюсть и воинственно посмотрел на Жиля.

— Я подам на вас в суд! — прошепелявил он.

— Попробуйте, — мрачно усмехнулся Жиль. — Ни один суд во Франции не поддержит вас. Мужчина обязан защищать честь своей жены.

— Жены?! — Эндрю недоверчиво посмотрел на Анабел, а потом гневно повернулся к Луизе. — Вы не говорили, что он женился на ней!

Анабел тотчас вспомнила последний визит Луизы в замок Шовиньи. Она видела письмо, адресованное Эндрю, запомнила адрес и беззастенчиво воспользовалась им. Когда прежний план, воплощение которого было поручено мадам Лебон, провалился, Луиза решила, что приезд Эндрю сможет вернуть ей Жиля. Интриганка не имела представления, что Жилю известно о существовании Эндрю, и была уверена, что он приревнует Анабел к прошлому и выгонит несмотря ни на что.

— Ну что ж, в добрый час, — фыркнул Эндрю, по-прежнему злобно глядя на Жиля. — Честно говоря, я не большой охотник до чужих объедков!

— Благодарите Бога, что я отходчив, — ровно ответил Жиль. — Насколько я знаю, ваши реплики вызваны исключительно ревностью. У меня есть все доказательства того, что ваши оскорбления ни на чем не основаны. А даже если бы их не было… — Он бросил на Анабел взгляд, от которого у нее порозовели щеки. — Я полюбил Анабел, когда ей едва исполнилось шестнадцать лет, и никакие сплетни не могли бы уменьшить эту любовь. — Жиль обернулся к Луизе. — Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы раскусить твою игру. Мне очень жаль, Луиза, но даже если бы ты преуспела и Анабел ушла от меня, ты никогда не заняла бы ее место!

На Луизу было жалко смотреть, и Анабел даже посочувствовала поверженной сопернице.

Разумеется, чтобы остаться на вечеринке, не могло быть и речи. Жиль подозвал лакея и поручил передать его извинения хозяину дома. Заботливо поддерживая Анабел под руку, он проводил ее к машине, открыл дверцу и усадил на мягкое сиденье.

— Прости, что тебе пришлось вытерпеть, это, — сказал Жиль, садясь за руль и заводя мотор. — Луиза — первостатейная мерзавка.

Анабел устало пожала плечами.

— Это неважно…

К стыду Анабел, — по ее щекам заструились слезы, и она отвернулась, чтобы Жиль не заметил ее слабости. Оскорбления Эндрю лишили ее остатков самообладания, Анабел чувствовала себя вывалянной в грязи. Неужели я всерьез думала, что люблю этого человека, и собиралась прожить с ним всю жизнь? Человека мелкого, мстительного, готового скорее убить меня, чем позволить найти счастье с кем-нибудь другим? Человека, для которого важнее всего на свете видимость, а не сущность?

Она выскочила из машины, не дожидаясь, пока Жиль откроет ей дверцу. Анабел хотелось остаться одной, очиститься в потоке слез и навсегда забыть о Эндрю. Она вбежала в спальню, бросилась на кровать и дала волю чувствам.

— Анабел…

Она позволила Жилю перевернуть ее на спину и увидеть мокрое от слез лицо.

— Я бы с наслаждением убил его! И Луизу. Думаю, нет смысла говорить, что этот слизняк не сделал бы тебя счастливой. Он видел в тебе только свою собственность.

Его руки были сильными теплыми, и Анабел инстинктивно прижалась к Жилю. Пальцы ее сами собой потянулись к пуговицам его рубашки, расстегнули их и обнажили поросшую волосками грудь. Трепеща от желания, которое не могла больше скрывать, Анабел закрыла глаза и стала неистово целовать Жиля.

— Что ты делаешь? — хрипло простонал он. — Если я не уйду сию минуту, то не смогу отвечать за себя. И, хотя я обещал не прикасаться к тебе, сейчас я как никогда близок к тому, чтобы нарушить это обещание.

26
{"b":"3344","o":1}