ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Омон Ра
Эверлесс. Узники времени и крови
Тайное место
Прочь от одиночества
Любовница без прошлого
Служу Престолу и Отечеству
Меган. Принцесса из Голливуда
Убийство в стиле «Хайли лайки»
A
A

— Жиль!

Ее голос был удивительно низким, напоминающим хрипловатое мурлыкание. Незнакомка положила на руку Жиля длинные пальцы с алыми ноготками и подставила пухлые губки для отнюдь не формального поцелуя.

Жиль проигнорировал откровенный призыв и поднес руку женщины к губам, чем немало удивил Анабел. Наверное, постеснялся целоваться при посторонних, сделала вывод она. Впрочем, при его высокомерии…

— Простите, что не оделась соответственно случаю, — промурлыкала незнакомка, жестом показывая на свое цвета морской волны шифоновое платье, в котором безошибочно узнавалась рука знаменитого кутюрье. — Но я только-только вернулась из Парижа. Жиль, так у тебя гости?

Жиль представил их.

— Луиза… Анабел Рейвен и Майкл Роберте. Мадам Бовез. Ее отец Бернар Трувиль мой ближайший сосед, тоже владелец виноградников…

Луиза поджала губы, прищурилась и окинула Анабел столь пристальным взглядом, что девушка поняла: ее просветили словно рентгеном, насквозь, и оценили каждую деталь туалета, включая качество чулок.

— Перестань, дорогой, — поморщилась Луиза. — К чему эти скучные формальности? Мы с тобой отнюдь не просто соседи. Мисс Рейвен, я вижу у вас на пальце обручальное кольцо. Вы с мистером Робертсом собираетесь пожениться? Или я ошибаюсь?

Сначала экономка, а теперь эта женщина! Похоже, все здесь только и мечтают толкнуть меня в объятия Майкла…

— Нет, не собираемся, — лаконично ответила Анабел, не желая пускаться в пространные объяснения.

В словах француженки было что-то чрезвычайно неприятное. Анабел тут же обвинила себя в предвзятости, однако сразу заметила чувственность, скрывавшуюся за элегантной внешностью рыжеволосой красотки. Об этом говорил рот, алчно приоткрывшийся в ту минуту, когда Луиза посмотрела на Жиля. Анабел стало противно. С каким удовольствием она ушла бы! Чем-то Луиза напоминала экзотический цветок, с виду сказочно прекрасный, но… насквозь ядовитый.

Еда, как и предполагала Анабел, была изысканной. К восхитительно сочной, таюшей во рту телятине подали выдержанное красное вино, позволявшее ощущать тонкий вкус жареного мяса, а на десерт — разные сорта сыра, которые подчеркивали изысканный вкус сухого белого вина.

Майкл был искусным рассказчиком, и беседа за обеденным столом текла живо и непринужденно. Лишь Луиза время от времени дулась, словно не могла дождаться, когда наконец останется наедине со своим любовником. А в том, что они любовники, Анабел нисколько не сомневалась. Об этом свидетельствовали постоянное прикосновение пальцев Луизы к руке Жиля и взгляды, без слов говорившие: «Этот мужчина — мой!».

Кофе пили в салоне. Как и обеденный сервиз, кофейный был сделан из тончайшего фарфора: такую посуду, как подозревала Анабел, не купишь в магазине.

Луиза грациозно встала, собираясь разлить кофе, но, к удивлению Анабел, Жиль остановил ее, властно обронив:

— Может быть, эту обязанность возьмет на себя Анабел?

Женщины остолбенели: хотя интонация хозяина дома была вопросительной, обе понимали, что это завуалированный приказ. Луиза смерила соперницу таким взглядом, что Анабел едва не расхохоталась. Жиль снизошел до объяснений.

— Видишь ли, Луиза, мы с Анабел старые друзья. У нас общая тетя.

Лицо француженки утратило красоту, став угрюмым и угрожающим.

— Надеюсь, старая дружба не помешает мисс Рейвен разделить тебя с… более новыми друзьями.

В этих вкрадчивых словах крылся не столько вопрос, сколько предупреждение, и Анабел с изумлением поняла, что рыжеволосая красавица действительно видит в ней опасную соперницу, претендующую на внимание Жиля.

Но девушку ждал еще больший сюрприз: Жиль взял ее руку и поднес к губам, а взгляд его серо-голубых глаз стал теплым и обволакивающим.

— Ну что, милая? — прожурчал он. — Ты не будешь ревновать меня к старым друзьям?

— Милая?!

На мгновение Анабел показалось, что это сказала она сама, но побелевшее от гнева лицо Луизы свидетельствовало, что француженка первой выразила свое потрясение вслух.

Анабел покосилась на босса, пытаясь понять, что тот думает о странном поведении графа де Шовиньи. Но Майкл оставался невозмутимым, и лишь приподнявшиеся уголки рта говорили о том, что он ждет взрыва, казавшегося неминуемым всем, за исключением безмятежно спокойного Жиля.

Почему бы ему и в самом деле не назвать Анабел «милой» при любовнице и с какой стати последняя будет возражать против подобного обращения? Взгляд графа, полный ледяного высокомерия, должен был заставить Луизу десять раз подумать, прежде чем устраивать сцену. Анабел лучше француженки знала, каким жестоким при желании может быть Жиль.

— Разве это не обычное обращение к невесте? — осведомился Жиль.

— А… Ты хочешь сказать… — с облегчением заулыбалась Луиза.

— …Что мы с Анабел обручились и собираемся пожениться, — спокойно согласился он, по-видимому понимая, что, пока Луиза переваривает его слова, она не сможет бурно протестовать.

— Но ее кольцо… Это не обручальное кольцо Шовиньи!

— Маленькая накладка, — небрежно кивнул Жиль. — Мы договорились пожениться много лет назад, но во время моего последнего визита в Англию я увидел, какой Анабел стала взрослой и… желанной, и не захотел терять ни минуты. Поскольку фамильного изумруда Шовиньи при мне не было — а я уверен, моя дорогая Луиза, ты уже заметила, как подходит он к глазам Анабел, — мне пришлось ограничиться этим маленьким пустячком.

Не успела и рта Анабел раскрыть, как бриллиант Эндрю исчез с ее пальца. Одним движением руки Жиль отмел нетерпеливые вопросы Луизы как докучливые и неуместные. После длинной тирады на французском, которой Анабел, к счастью, не поняла, Луиза вскочила и нависла над соперницей, злобно глядя сверху вниз.

— Жиль, я прекрасно понимаю, почему ты сделал мисс Рейвен своей нареченной! Женщина, которая родит наследника Шовиньи, должна быть безупречной, но эта святая невинность никогда не доставит тебе такого удовольствия в постели, какое доставляла я! В жилах твоей англичанки вместо крови течет вода! А что касается вас… — Луиза впилась глазами в бледное лицо Анабел.

События развивались слишком быстро. Надо было с самого начала опровергнуть заявление Жиля, лихорадочно думала Анабел, но я была слишком ошарашена его заявлением. А он, воспользовавшись этим, сплел небылицу с быстротой и ловкостью искусного и опытного лжеца.

— Вы действительно думаете, что сможете его удержать? — презрительно спросила Луиза. — Пройдет немного времени, и он бросит вас ради какой-нибудь куколки, оставив спать в одиночестве! Посмотрите на него! Разве Жиль чета холодным, бесстрастным англичанам? Он отнимет у вас сердце, разобьет на куски, как разбил мое, и скормит эти куски стервятникам! Желаю вам счастья!

Жиль слушал Луизу со скучающим видом и даже не изменил позы, когда разъяренная женщина пулей вылетела из салона, оставив за собой мертвую тишину.

Глава 2

— И что все это значит?! — с возмущением спросила Анабел, когда Майкл счел за благо удалиться и они с Жилем остались одни.

Тот сохранял завидное спокойствие: щелкнул дорогой золотой зажигалкой, поднес огонек к тонкой манильской сигаре…

— Кажется, это и так ясно. Ты никогда не страдала недостатком сообразительности и должна была заметить, что Луиза сильно переоценивает свою роль в моей жизни.

Анабел ахнула от подобной дерзости. Ох, эти самоуверенные, высокомерные мужчины! Как он смел использовать меня, чтобы избавиться от надоевшей любовницы!

— Как будто ты не дал ей для этого повода! — выпалила она, забыв об осторожности.

— Луиза знала правила игры, — пожал плечами Жиль. — Если она решила, что быть графиней Шовиньи предпочтительнее, чем просто любовницей графа, вполне естественно, что я должен был исправить ошибочно сложившееся у нее впечатление, будто она может по собственному капризу сменить одну роль на другую.

— Хочешь сказать, что ее место в постели? — вскипела Анабел. — С ней можно спать, но…

4
{"b":"3344","o":1}