ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судьба бедной девушки ужаснула Анабел.

— И что с ней случилось? Жиль издевательски расхохотался.

— Если ты сравниваешь себя с ней, то напрасно! Мой глупый предок имел несчастье по уши влюбиться в свою пленницу. Говорят, когда девушка узнала, что из-за этой любви Рене готов вернуть ее родителям, она отказалась уезжать и в свою очередь влюбилась в него. Но мне наиболее правдоподобной кажется другая версия: сидеть в башне ей наскучило, и она решила выбрать меньшее из зол. Впрочем, какова бы ни была истина, эта девушка родила Рене трех сыновей и двух дочерей.

— Наверное, в башне ей было очень одиноко и страшно.

Анабел тоже было страшно, хотя и по совсем другой причине. Разве удастся утаить от Эндрю мой временный брак? Придется во всем признаться. Если бы я с самого начала рассказала ему о письме, никакой шантаж мне был бы не страшен.

Но Анабел чувствовала, что Эндрю не поймет и осудит ее за то, в чем она не повинна. И тут девушка впервые засомневалась, что может рассчитывать на доверие жениха. А разве не взаимное доверие краеугольный камень любого брака?

— Не пытайся притворяться испуганной, — продолжал издеваться Жиль. — Уж не поэтому ли ты пряталась от меня в тени?

Так он видел?.. Анабел гневно обернулась… и оказалась прижатой к перилам. Близость Жиля заставила сердце девушки биться сильнее. Почти сразу же она вознегодовала на себя: неужели Жиль прав? неужели я отношусь к тому типу женщин, которых легко может возбудить великолепный самец?

— Кстати, я еще не слышал ответа. Эти нежные губки еще не сказали, что ты станешь моей женой, — насмешничал Жиль. — Но ведь мы оба знаем, что так и будет, правда, Анабел?

— Честно говоря, у меня нет выбора. Если я не…

— Да, я непременно сообщу твоему жениху, какого сорта женщину он хочет ввести в свою пуританскую семью. Анабел, ему действительно безразлично, сколько у тебя было мужчин, или он так влюблен, что сумел убедить себя, будто никто из них не затронул твое сердце?

— Далеко не все мужчины ищут себе в жены девственниц, — с вызовом парировала Анабел, которая была глубоко уязвлена, но сочла ниже своего достоинства показать это. — Ты станешь уважать академика, который выбирает для диспута тех, кто уступает ему в уровне интеллекта? Не поэтому ли некоторые мужчины предпочитают иметь дело с девушками, что женщина быстро обнаружила бы их несостоятельность?

— Анабел, ты что, хочешь бросить мне вызов? — негромко спросил Жиль. — У тебя очень соблазнительное тело. Куда более соблазнительное, чем шесть лет назад. — Он с оскорбительной тщательностью рассмотрел ее нежную грудь, обтянутую белой блузкой, узкие бедра и длинные стройные ноги. — И все же у меня нет желания оставаться с тобой всю жизнь. Может быть, заставить тебя подписать договор о том, что наш брак продлится столько, сколько нужно мне?

Анабел едва не задохнулась от возмущения.

— Ты всерьез полагаешь, что я захочу продлить этот брак?! Да я не могу придумать, как избежать его, и вынуждена согласиться против своей воли! Но, предупреждаю, не допусти ошибки! Мне больше не шестнадцать лет, твой мужской шовинизм не производит на меня никакого впечатления…

— Брак дело тонкое. Кто может поручиться, чего ты захочешь или не захочешь?

— Я люблю Эндрю, а тебя ненавижу! И буду с нетерпением ждать, когда закончится эта пародия на брак! Сейчас же верни мое обручальное кольцо!

— Верну… когда наш брак будет расторгнут. А пока ты будешь носить вот это.

Он надел на палец Анабел кольцо с изумрудом, и девушка ахнула, такое оно было красивое.

— Так я и думал! — возликовал Жиль. — Камень как раз в тон твоим глазам! Ну а теперь, раз уж мы обручились…

Не успела Анабел опомниться, как Жиль прильнул к ее губам. Этот поцелуй больше напоминал клеймение скота, чем проявление любви и ласки.

Глава 3

Они поженились в Париже три дня спустя. Кроме жениха и невесты на скромной церемонии был только Майкл. Анабел понимала, что глупо переживать из-за отсутствия родных и друзей. В конце концов, брак-то не настоящий. Но все же ей бы хотелось, чтобы для моральной поддержки рядом оказались Барбара и Пат.

Эти девушки не просто были соседками Анабел по квартире, но тоже работали в компании «Уэстбери». Все трое прекрасно ладили между собой. Нужно будет сообщить им, что я задержусь во Франции, и попросить пересылать почту. Подруги были надежные, но Анабел не могла не думать о том, как они отнесутся к сложившейся ситуации. Поскольку на регистрации присутствовал Майкл, скрыть замужество нельзя, но можно попросить не распространяться об этом.

После церемонии Жиль пообещал Майклу как следует подумать насчет договора с «Уэстбери» о поставке вина. Глядя вслед такси, увозившему ее босса в аэропорт, Анабел почувствовала себя так, словно оказалась на необитаемом острове.

Почему Жиль решил зарегистрировать брак именно в Париже, Анабел не знала. Наверное, хотел обойтись без широкой огласки. Но если он вернется в замок с молодои женой, разве весть об этом не облетит всю округу?

Анабел числилась замужней женщиной уже три часа. Правда, она сомневалась, что сумеет когда-нибудь думать о Жиле как о муже. Как о враге и мучителе — да, но как о муже? Ни за что на свете!

Приехав в Париж, они сняли «люкс» в дорогой гостинице. Вернувшись из магистрата, Анабел тщательно проверила, заперта ли дверь, отделявшая ее спальню от смежной комнаты, где устроился Жиль, разделась и приняла душ.

Голубой льняной костюм был очень симпатичным, но все же не шел ни в какое сравнение с девственно-белым подвенечным платьем, на которое Анабел имела полное право и которое собиралась надеть на венчание с Эндрю. Но теперь праздника не получится, венчание будет испорчено воспоминаниями о сегодняшней процедуре: нескольких коротких словах, сказанных по-французски, прикосновении руки Жиля, который вел ее к столу секретаря магистрата, и слезах, затуманивших глаза в тот момент, когда Анабел подписывала документ…

— Открой! — потребовал ледяной голос. — Анабел, открой сейчас же, или я позову горничную с запасными ключами!

Угроза подействовала. Анабел отперла дверь и увидела на пороге Жиля, облаченного в безукоризненно сшитый светло-серый костюм, который был на нем на регистрации.

— Не могла надеть что-нибудь получше? — презрительно спросил он, расхаживая по комнате, как голодный тигр, ждущий очередной кормежки.

— Я не собиралась выходить замуж, — огрызнулась Анабел.

— Тебе нужна новая одежда, — не желая замечать ее раздражения, продолжал Жиль. — Сейчас мы посетим несколько домов моделей и постараемся что-нибудь сделать. Положение моей жены тебя кое к чему обязывает. После сбора урожая я должен принимать закупщиков. Моей жене и хозяйке дома придется иметь дело с женщинами, которые покупают одежду и драгоценности только в лучших магазинах.

— После сбора урожая? — Анабел побледнела. — Но ведь до этого еще шесть месяцев…

— Ну и что? Неужели шесть месяцев жизни со мной — слишком высокая цена за спокойствие твоего жениха и мое молчание? К тому времени Луиза найдет для своих матримониальных устремлений другой объект.

— А ты сможешь начать подбирать себе в жены порядочную девушку с ярко выраженным чувством долга.

Жиль наклонил голову.

— Похоже, ты чересчур озабочена целомудрием моей будущей жены. Но поскольку она будет матерью моих детей, мое желание видеть ее чистой и непорочной вполне естественно.

— В отличие от ее мужа…

— Замолчи, ты заходишь слишком далеко! Советую придержать язык, иначе я научу тебя послушанию!

* * *

Никогда в жизни Анабел не видела столько нарядов, от элегантности которых захватывало дух. Они с Жилем сидели в изысканных позолоченных креслах салона, отделанного в бледно-розовых и серо-голубых тонах, а перед ними проходила манекенщица за манекенщицей. Жиль отрекомендовал Анабел продавщице как графиню де Шовиньи, пояснив:

— Моя жена воспитывалась в монастыре и несколько отстала от моды. Я хочу, чтобы вы подобрали ей гардероб, достойный дамы света.

7
{"b":"3344","o":1}