ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее мужу пришлось выпить изрядную порцию шампанского, чтобы решиться приблизиться к ней. Чем это можно было объяснить, если не отвращением к ней?

Гордон, по-видимому, тоже чувствовал себя не в своей тарелке. Он хмурился, безупречно вежливо отвечал на ее любезные вопросы и просьбы, и оба они держались, как незнакомые люди, вынужденные терпеливо сносить общество друг друга.

После ланча Гордон объявил, что ему нужно поработать, и Агнес, чутко уловив намек, отправилась осматривать парк. Было холодно, дул пронизывающий ветер, и, как ни тянула она время, вскоре ей пришлось вернуться в замок.

Гордон резким тоном разговаривал с кем-то по телефону. Когда он швырнул трубку на рычаг и объявил, что вынужден срочно вылететь в Токио, Агнес совершенно не удивилась и не стала возражать.

10

— Ты, случаем, не забеременела?

Агнес быстро посмотрела на Сьюзен, и у нее засосало под ложечкой от предательского страха. Они с Гордоном были женаты уже больше месяца, но, вопреки подозрениям сестры, она не носила под сердцем ребенка. Более того, вероятность того, что это может произойти, была невелика, — после возвращения из Франции муж ни разу не прикоснулся к ней.

Он почти не бывал дома, большую часть времени проводя в Лондоне или Токио. Гордон сильно осунулся, и Агнес не сомневалась, что он горько раскаивался в своем необдуманном решении взять ее в жены.

— Пока что нет, — с притворной небрежностью ответила она сестре.

— А где Гордон? Я надеялась застать его в Спрингхолле.

— Он в Токио.

— Как, опять? Ты не боишься, что у него там кто-то есть? — цинично спросила Сьюзен и, заметив, как побледнела Агнес, высокомерно сказала: — Не думала же ты, что он будет свято блюсти долг верности по отношению к жене…

Она явно хотела добавить «особенно такой, как ты», но не решилась и, зевнув, добавила:

— Впрочем, я надеюсь выяснить это до того, как уеду отсюда. Возможно он догадается сделать мне подарок — как-никак, на носу Рождество. Если честно, Агнес, я давно мечтаю о соболином манто… Кстати, ты не в курсе, где он собирается провести Рождество: здесь или в Токио? — многозначительно поинтересовалась она.

Кое-как выпроводив сестру, Агнес испытала одновременно облегчение и чувство вины. Ей было совестно, но не перед сестрой, которая вела себя, как злобная фурия, а перед Гордоном. Она не могла понять, когда ей лучше: с ним или без него. Бывая дома, он держался от нее на расстоянии, и, хотя они по-прежнему делили одну постель, за все это время он ни разу не сделал попытки прикоснуться к ней. Но стоило ему уехать, как Агнес начинала тосковать и молить небо о скорейшем его возвращении, продолжая надеяться…

Но чудо не свершалось.

Агнес сидела в гостиной и подписывала поздравительные открытки к Рождеству, когда за окном послышался шум подъезжающего автомобиля.

— Гордон! — вскрикнула она и бросилась к дверям.

Но, выбежав на порог, она столкнулась с Лорой — как всегда, безукоризненно одетой, элегантной и величественной.

— Можете радоваться, леди Агнес, — презрительно сказала она. — Вы всегда мечтали избавиться от Гордона. Что ж, ваш час пробил!

— О чем вы? — изумленно спросила Агнес, на мгновение забыв даже о своей неприязни к секретарше Гордона.

— Только не притворяйтесь, что ни о чем не знаете! — холодно усмехнулась Лора. — Финансовая империя Гордона под угрозой. Месяц назад он вложил значительные деньги в рискованный проект, хотя многие, в том числе и я, отговаривали его от этого. Не знаю, что за упрямство на него нашло. Как бы то ни было, партнер неожиданно забрал свою долю, акции стремительно пошли вниз, и сейчас ему либо надо срочно выплатить деньги пайщикам, либо объявить о своем банкротстве. Банки отказываются дать ссуду, так что второй вариант, увы, более, чем реален.

— Боже! — в ужасе прошептала Агнес.

— Не переживайте, леди Агнес, — с иронией заметила Лора, — вам бояться нечего. Налог на наследство уплачен, и никто не пустит ваше имение с молотка, чтобы заплатить долги Гордона, потому что собственницей Спрингхолла по-прежнему являетесь вы…

— Так Гордон в одно мгновение может снова оказаться нищим? — воскликнула Агнес.

— На какое-то время — да, — жестко сказала Лора. — Разумеется, он снова встанет на ноги, но достичь нынешних высот ему, скорее всего, не удастся. Впрочем, вас это не должно волновать: зная Гордона, я думаю, что он сам предложит вам развод. Он слишком горд, чтобы оставаться нищим мужем аристократки. Я уже звонила вашему адвокату, и он заверил меня, что в случае необходимости сделает все для того, чтобы развод состоялся как можно быстрее и безболезненнее для вас.

— Но зачем вы сообщаете мне все это? — ошеломленно спросила Агнес.

— Чтобы избавить брата от необходимости самому сообщать вам такие известия. При его гордости…

— Минутку, — остановила ее Агнес. — Вы сказали: брата?!

— Если выражаться точнее, то племянника, — с раздражением ответила Лора. — Я прихожусь ему теткой, хотя и родилась на два года позже его. Я единственная из нашей семьи присоединилась к нему, но до поры до времени мы не хотели афишировать наше родство. Теперь это уже не имеет значения…

— Так именно поэтому он открывал вам свои самые сокровенные тайны? — медленно произнесла Агнес.

— Не могу сказать, чтобы он слишком откровенничал, но я знаю его с детства и о многом догадываюсь сама, например, о том, что его любовь к вам обернулась сплошной мукой… Впрочем, наше родство, леди Агнес, оказалось скоротечным, а потому — до свидания.

— Но куда вы? — крикнула ей вслед Агнес.

— Вылетаю в Токио, — бросила Лора через плечо. — Я должна поддержать брата в это тяжелое для него время.

Агнес неподвижно стояла на крыльце, не чувствуя порывов ледяного ветра.

Гордон был не виноват! Более того, он спас имение от банкротства, а теперь, когда сам стоял на грани разорения, готов был пойти на все, лишь бы она не пострадала. «Его любовь к вам обернулась сплошной мукой»… Так он ее любил? И не это ли неразделенное чувство заставило его сделать какую-то непоправимую ошибку?

Впрочем, почему непоправимую? Лора сказала, что ему как воздух необходим кредит. Банки не дают ссуду финансисту, оказавшемуся в тяжелом положении, но если предложить им в качестве залога Спрингхолл?.. Проблема состояла в том, что она не знала телефона или адреса Гордона в Японии, да и вообще не была уверена, примет ли он помощь из ее рук, даже если речь идет о спасении всего, что он имел…

В приемной управляющего Гордона сидела незнакомая секретарша.

— Мистер Берджес принять не может, — объявила она, узнав, что договоренности о встрече не было, и доверительно улыбнулась: — У нас и так слишком много проблем.

В этот самый момент из кабинета вышел сам Энтони Берджес. Он был на свадьбе, а потому мгновенно узнал жену шефа.

— Миссис Стэмфорд! — приветливо и устало улыбнулся управляющий, и секретарша до смерти перепугалась, сообразив, что только что отказала в приеме супруге самого Гордона Стэмфорда. — К сожалению, наши дела очень плохи, — сдержанно сказал Берджес. — Тем не менее я рад вас видеть. Вы по делу?

— Да, — решительно заявила Агнес. — Скажите, ссуды, которую можно получить под залог поместья Спрингхолл, хватит, чтобы выйти из кризиса?

На лице Берджеса мелькнул испуг.

— Конечно, хватит, — торопливо ответил он. — Но это же ваше родовое поместье, леди Агнес, и Гордон никогда…

— Поскольку, как вы только что справедливо заметили, это мое родовое поместье, я вправе распоряжаться им по своему усмотрению, — остановила его Агнес. — Я намерена заложить его, а полученную ссуду немедленно перевести на счет мистера Стэмфорда и его компании…

— Н-но… — заикаясь, попытался возразить управляющий, однако Агнес снова не дала ему сказать ни слова.

— Я сделаю это в любом случае, но, если вы будете долго думать, мой шаг окажется запоздалым и ненужным, — категорично заявила она. — Вы же не желаете, мистер Берджес, чтобы моя жертва оказалась напрасной и наш с Гордоном наследник остался и без денег отца, и без имения матери?

32
{"b":"3345","o":1}