ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реакция Мейбл была мгновенной. Схватив дочь за руку, женщина прошептала севшим голосом.

– Прошу тебя, Одри, пообещай, что ты ничего ему не расскажешь! – Видя изумление дочери, она поспешила добавить. – Я буду выглядеть настоящей дурой, мне будет так стыдно…

– Да, я только что сама сообразила. К тому же, насколько я знаю Ричарда, вряд ли ему понравится, что его приняли за мужчину, который тешит свое самолюбие, соблазняя девочек-подростков.

Мейбл уныло кивнула.

– Я все еще не понимаю, как тебе вообще могло прийти в голову, что мы с ним любовники.

– Но ты сама сказала, что Ричард особенный, – оправдываясь, возразила Мейбл.

– Да, сказала, но только потому… – Одри вдруг замолчала.

– Почему? – переспросила Мейбл. На этот раз смутилась уже Одри.

– Э-э-э… потому что он не такой, как все… И потому что я знала, как тебе нравятся его книги…

– Но ты же не сказала, что он и есть тот самый Брайан Чедуик, – возразила Мейбл.

– Я хотела сделать тебе сюрприз.

– Это тебе неплохо удалось, – мрачно согласилась мать. Вдруг ее осенило, и она добавила: – Но, Одри, ты же знаешь, я никогда бы не согласилась, чтобы он остановился в нашем доме, если бы не думала, что это важно для тебя.

– Мама, если он не мой любовник, что это меняет?

Все! Все меняет! – хотелось закричать Мейбл, но она не посмела. Мейбл содрогнулась, подумав, насколько по-другому все могло бы сложиться днем, знай она правду. Могло, но сложилось бы? Даже к лучшему, что развитие событий остановилось именно там, где остановилось. Я же не дурочка, хотя, может, и вела себя глупо.

Женщина вроде меня не представляет интереса для такого многоопытного мужчины, как Ричард. Да, он мог целовать меня, флиртовать со мной, даже заниматься сексом, если бы решил, что я не против, но адюльтер не для меня. Я и без того слишком уязвима. Теперь, когда прошло первое потрясение от открытия, что Одри и Ричард – не любовники, избавившего ее от невыносимого напряжения и презрения к себе, Мейбл одолели новые страхи и сомнения.

В самые мрачные минуты жизни Мейбл обычно утешала себя тем, что ничто не происходит просто так. Возможно, и в этот раз она не случайно ошиблась, приняв Одри и Ричарда за любовников. Вероятно, таким образом она подсознательно стремилась застраховать себя от потенциально опасного и даже губительного притяжения к этому мужчине.

В конце концов, что могло надежнее отдалить их друг от друга, чем уверенность, что Ричард принадлежит ее дочери? Теперь, когда такого барьера больше нет, игнорировать предостережения собственного здравого смысла – непростительная глупость.

Можно не сомневаться, что мужчина возраста Ричарда, при его внешности, жизненном опыте и положении, привлекал многих женщин. То, что он до сих пор не женился, говорит о многом. Да, Ричард зрелая личность, умный и образованный человек, приятный собеседник, но, несмотря на это, в нем, по-видимому, таится какой-то изъян: этот мужчина не может или не хочет связать себя прочными отношениями с женщиной.

Но, возможно, он просто разборчив, как ты сама, возразил упрямый внутренний голос, и Ричарду не удалось найти женщины, с которой хотелось бы прожить всю жизнь. Что ж, даже если и так, глупо надеяться, что именно я окажусь такой женщиной. Я же не обладаю какими-то особыми качествами, из-за которых он… Что? Влюбился бы в меня? Какая глупость лезет в голову! Более того, я и веду себя по-дурацки. Ощущения, которые я испытала днем в объятиях Ричарда, – не более чем банальная, общеизвестная похоть. Человек, тем более если ему тридцать шесть, просто не может влюбиться в кого-то за несколько минут. Люди сначала знакомятся, узнают друг друга получше, начинают доверять друг другу, а потом… Как знать, потом между ними может возникнуть и любовь, но все это не происходит с быстротой молнии.

– Мама, ты действительно хорошо себя чувствуешь? – встревожилась Одри.

– Что?.. Да, я в порядке.

– Как-то не похоже, – скептически заметила дочь. – Да, кстати, раз ты взяла с меня обещание не рассказывать Ричарду о твоей ошибке, я хочу, чтобы ты тоже мне кое-что пообещала.

– Что именно?

– Ты не попросишь Ричарда подыскать другое жилье, как только за мной закроется дверь.

Мейбл ошеломленно уставилась на дочь. Как Одри удалось прочесть ее мысли?

– Именно это ты и собиралась сделать, я угадала? – спросила Одри прокурорским тоном. – Честное слово, мама, ты хотя бы подумала, как я после этого буду выглядеть? Я заверила Ричарда, что моя мать нисколько не возражает, что она рада предоставить ему кров, да и вообще это была ее идея, и вдруг появляешься ты и требуешь, чтобы он убрался.

– Но, Одри…

– Нет. Пока ты считала, что мы с ним… что я и он… словом, пока ты думала то, что думала, тебя вполне устраивало его намерение пожить у нас.

– Но я полагала, ты хочешь, чтобы я за ним присматривала в твое отсутствие, – беспомощно призналась Мейбл.

В ответ Одри искренне расхохоталась, и Мейбл покраснела.

– Господи, неужели?! Знаешь, что я тебе скажу, дорогая моя невинная мамочка? Если бы я и вправду хотела, чтобы у мужика не разбегались глаза, я бы ни за что не стала знакомить его с тобой. – Увидев выражение лица матери, Одри снова расхохоталась. – Послушай, неужели ты не замечала, что все ребята, которых я приводила к нам в дом, буквально шалели от тебя?

– Одри, какие ужасные вещи ты говоришь! – слабо возразила Мейбл. – Они же мальчишки, дети…

– А Ричард – мужчина? – мягко подсказала Одри. – Ты сама знаешь, что рядом с ним тебе ничто не угрожает. Если бы я в этом сомневалась… Но если тебя волнуют сплетни…

– Сплетни? – Мейбл бросила на дочь негодующий взгляд. – Не говори глупостей. Кому интересно обо мне сплетничать? Одри, мне уже тридцать шесть!

– Хотя ты не выглядишь даже на двадцать шесть, – поддразнила Одри, – и половина мужчин в радиусе ста миль смотрят на тебя, как собаки на сахарную косточку.

– Одри, это неправда! – Мейбл не на шутку встревожилась.

– Конечно, правда! Ты просто этого не видишь или не хочешь видеть, – добродушно возразила девушка. – Ладно, мама, я хочу услышать от тебя обещание, иначе прямо сейчас спущусь и расскажу Ричарду…

– Хорошо, хорошо, я обещаю.

Быть может, Ричард и сам решит уехать. После того, как я недвусмысленно заявила, что… Вспомнив, что она ему наговорила, Мейбл прикусила губу. Не удивительно, что он так рассердился. Хорошо еще, что я ни разу не сослалась на его якобы нежные отношения с Одри. Если бы я упомянула… Мейбл нервно сглотнула слюну.

То, что произошло днем, было совершенно не в ее духе. Ей здорово повезло, что она верила в его связь с Одри. Не хватало еще завести роман с мужчиной, который использует тебя, а потом бросит, как только ты ему надоешь, с мужчиной, который…

Который – что? – снова пропищал противный внутренний голос. Который с легкостью возбудил тебя? С мужчиной, чьи прикосновения и поцелуи обещали наслаждение, о котором ты могла только мечтать?

Если его чувства недолговечны, если он испытывает ко мне всего лишь физическое влечение и, как только работа над книгой будет закончена, уйдет, даже не оглянувшись, что из этого? По крайней мере, я хотя бы недолго поживу полноценной жизнью, узнаю, что значит быть женщиной.

Презирая себя за распутные мысли, Мейбл попыталась сосредоточиться на словах Одри и нехотя пообещала то, чего требовала дочь.

Днем Ричард тоже кое-что пообещал, он пообещал больше не прикасаться ко мне. Интересно, сдержит он свое слово?

Разумеется, сдержит. И, конечно, я хочу, чтобы он сдержал обещание, разве нет?

На следующее утро Мейбл встала в шесть часов, чтобы отвезти дочь на станцию, хотя Одри и сопротивлялась.

– Серьезно, мам, тебе незачем было меня провожать. Не знаю, смогу ли я выбраться домой до Рождества.

– Все нормально, – заверила Мейбл и сухо добавила: – Я, знаешь ли, уже большая девочка. Тебе не обязательно приезжать каждое воскресенье, чтобы проследить за мной.

18
{"b":"3347","o":1}