ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так получилось, — уклончиво отозвалась она, и осторожно полюбопытствовала: — Питер, а если бы мы и впрямь поженились, что стало бы с “Кэсситроникс” после того, когда у нас родился бы ребенок?

Питер нахмурился, явно не понимая, куда собеседница клонит.

— Па обо всем позаботился, Кэсси. Он уже присмотрел надежного человека, Эндрю Кершо, чтобы тот управлял “Кэсситроникс” от твоего имени. Мы не хотели, чтобы ты разрывалась под двойным бременем. Жене и матери не так-то просто вести дела процветающей фирмы.

Доводы Питера звучали вполне убедительно и разумно, но Кэсси-то знала, что за ними стоит! Итак, Джоэл не солгал! Лица Питера она не видела, но чувствовала: собеседнику весьма не по себе!

— Так как же это случилось, Кэсс? — настаивал Уильямс-младший, багровея от гнева. — Говард соблазнил тебя? — Эта мысль, суда по всему, только что пришла ему в голову — и показалась вполне правдоподобной. — Соблазнил, да, Кэсс? Мерзавец поставил тебя в безвыходное положение, и тебе волей-неволей пришлось согласиться на брак?

А ведь Питер отчасти прав, подумала девушка. Джоэл, безусловно, поставил ее в безвыходное положение, но не соблазняя, нет! Невыразительное лицо Питера полыхало яростью; Кэсси никогда не видела жениха таким рассерженным. Надо бы поговорить с ним начистоту. Если Питер примется распускать грязные слухи про нее и Джоэла, это повредит репутации “Кэсситроникс”; а, судя по всему, отвергнутый жених не намерен держать язык за зубами…

— Не глупи, Питер, — спокойно отозвалась Кэсси. — Я тебе не викторианская скромница, знаешь ли. На дворе — двадцатый век. В наше время ни одна женщина не станет выходить замуж только потому, что утратила девственность.

— Так ты и впрямь спала с Говардом до того, как вы поженились? — прорычал Питер, удивляя собеседницу подобным неистовством. — Все это время ты разыгрывала неприступное целомудрие, держала на расстоянии кроткого, послушного жениха, — а сама вовсю развлекалась с любовником?

Подобной реакции Кэсси не ждала. Вот забавно: Питер вбил себе в голову, будто она и Джоэл были близки, и теперь готов поклясться, что сам мечтал о невесте. Классический случай самовнушения!

— Я не желаю продолжать этот разговор, — холодно отрезала девушка. — Мы с Джоэлом женаты, Питер. Прости, если я тебя обидела…

— Обидела? Да мы были помолвлены, черт тебя дери! — выругался экс-жених, подступая к ней. — Это Говард подговорил тебя закинуть удочку в мою сторону? Он-то знал, что отцу позарез нужна… — Питер прикусил язык, но было уже поздно.

— Позарез нужна моя фирма? — услужливо подсказала Кэсси. — Да, Джоэлу об этом отлично известно.

“Как только развяжусь с этим фиктивным браком, сделаю все возможное и невозможное, чтобы раз и навсегда обезопасить “Кэсситроникс”, — горестно подумала девушка. Она хорошо усвоила урок!

— Оставь его, Кэсс! — выпалил Питер. — Оставь его и вернись ко мне, ты ведь знаешь, как я тебя люблю…

Кэсси с трудом сдержала истерический смех. — Питер…

Гость стремительно пересек комнату. Бросил заинтересованный взгляд в сторону письменного стола.

— Новый проект?

Кэсси подавила инстинктивное желание заслонить записи от любопытных глаз.

— Может, и так, — небрежно отмахнулась она. — Судить пока рано.

Питер заметно помрачнел.

— Итак, мерзавец не только похитил мою нареченную, но ему и успех подают на блюдечке! — глухо подвел он итог. — Ну что ж, пусть не жалуется, если я возьму свое…

Не успела Кэсси уклониться, как Питер схватил ее за плечи и рывком притянул к себе. Девушка и не подозревала в женихе подобной прыти!

Бедняжку охватила паника. Кэсси отпрянула назад, но, вместо того, чтобы охладить пыл гостя, сопротивление произвело прямо противоположный эффект.

— Итак, подо льдом и впрямь пышет огонь, — выдохнул Питер. Противные влажные губы прильнули к ее шее.

Отчаянно отбиваясь, Кэсси почувствовала, как развязался пояс халата. Девушка непроизвольно потянулась закрепить завязки. Но поздно: Питер, пожирая взглядом высокую грудь, запустил пальцы в волосы девушки и привлек ее ближе.

“Еще мгновение — и он коснется моей груди”, — с отвращением подумала Кэсси. Этого она не вынесет. А ведь пришлось бы, если бы они поженились, напомнила себе девушка. И как это она прожила на свете столько лет и так плохо себя знает! До встречи с Джоэлом Говардом она считала себя бесчувственной, но теперь… Кэсси вздрогнула, едва не задохнувшись: дыхание Питера обожгло ей губы. Сил для сопротивления не осталось: тело отказывалось повиноваться, мысли путались.

— Кэсси, милая…

— Какого черта тут происходит?

Заслышав голос Джоэла, Питер тут же выпустил жертву и обернулся навстречу сопернику.

Кэсси поплотнее запахнула халат. Пальцы ее заметно дрожали — не столько от облегчения, сколько от страха. Джоэл был вне себя, сапфирово-синие глаза испепеляли ее презрением. Неужели муж решил, что она по доброй воле заигрывала с Питером? Похоже, что так!

Словно подслушав ее мысли, Питер издевательски протянул:

— Дурацкий вопрос, Говард. В конце концов, мы с Кэсси были помолвлены, сам знаешь… — Он подмигнул девушке. — А ты говорила, будто муж сегодня не вернется, милая, — мстительно промурлыкал бывший жених. — Жаль, а я-то только-только разошелся!..

— Пошел вон, — рявкнул Джоэл. — А то я, чего доброго, забуду о хороших манерах и сверну тебе шею.

Питер бросился к двери. Джоэл проводил его недобрым взглядом. В гробовом безмолвии слышно было, как хлопнула входная дверь. Тишина сгущалась и уплотнялась; нервы бедняжки натянулись, точно струны. Гул мотора затих в отдалении.

6

— Ах, какой благородный рыцарь! — фыркнул Джоэл, едва Уильямс-младший укатил. — Бросил свою даму на растерзание разгневанного супруга… Ну и на черта вы заявились в библиотеку? — осведомился он. — Вам что, спальни мало?

— Питер только что приехал, — машинально отозвалась Кэсси, не сознавая, насколько двусмысленно прозвучали ее слова. Джоэл шагнул к ней. Даже без очков девушка отчетливо видела: каждое движение мужа дышит сдерживаемым гневом. Кэсси захотелось обратиться в бегство, но гордость удержала ее на месте.

— Итак, ледышка умеет превращаться в женщину, — тихо отметил Джоэл, подходя вплотную. Запустил пальцы ей в волосы — и Кэсси поморщилась от боли. — И вести себя, как женщина, тоже? Не пора ли проверить?

Непроизвольный протест умолк на полуслове под жадным напором его губ: этот поцелуй, словно клеймо, подтверждал права мужа на жену. Железные пальцы до боли впились в кожу. Поцелуй был намеренно-жестоким, — ни искры нежности! — и однако некая часть ее существа исступленно откликнулась на яростный натиск. Губы девушки инстинктивно приоткрылись, веки отяжелели…

— Черт тебя дери, — хрипло выругался Джоэл, отстраняясь от ее губ. — Черт тебя дери тысячу раз, я не допущу, чтобы другой мужчина посягал на мою собственность.

Выпустив пленницу, Джоэл потянулся к поясу халата. Осознав, что муж делает, Кэсси задохнулась в испуганном протесте. Надо объяснить Джоэлу, что он ошибается; что она не искала объятий Питера. Властное, собственническое отношение мужа озадачивало девушку; она не ждала ничего подобного и не знала, как отвечать. А логика казалась бессильной. Губы ее, размягченные и израненные, еще помнили вкус его поцелуя. Кэсси осторожно облизала их языком, уперлась ладошками в грудь Джоэла и попыталась оттолкнуть его. Даже сквозь рубашку она ощутила жар его тела — и сама затрепетала в ответ.

— Что ты делаешь? — прохрипел Джоэл, справившись, наконец, с поясом. Кэсси охватила паника — паника с оттенком головокружительного, пьянящего упоения. — Сравниваешь его вкус с моим?

Упрек привел девушку в ужас. Ладони Джоэла легли на отвороты ее халата, развели их в сторону, скользнули по упругому телу, властно обхватили груди.

— А Питер дарит тебе такие ощущения?

Теперь язык Джоэла играл с ее губами, дразнил их и мучил, будил трепетный отклик, пока припухшие уста не приоткрылись навстречу неодолимому натиску. Никто еще не целовал Кэсси настолько чувственно. Лицо ее горело, каждый нерв дрожал от томительного возбуждения. Словно зная, что происходит с женой, Джоэл блаженно вздохнул, поглаживая большими пальцами напрягшиеся вершины грудей. Кэсси невольно устыдилась своей уступчивости. Тело ее горело во власти горького унижения и неодолимого желания. Разум борется с сердцем, и чувства побеждают, слабо подумала она. Волна за волной накатывал мучительно-сладкий восторг. Прикосновения Джоэла лишали ее воли, превращали в покорную, бездумную марионетку.

16
{"b":"3348","o":1}