ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Женщина, уверенная в своей красоте, инстинктивно знает, что ей к лицу, и не обращает внимания на прихоти моды.

Благодаря визитам к частному косметологу Миранды, кожа Кэсси уже не выглядела тусклой и безжизненной, но лучилась здоровым румянцем, манеры обрели живость и непосредственность, замкнутость и робость исчезли бесследно. Девушка обнаружила, что с нетерпением предвкушает “выход в свет”; ее уже не пугала перспектива оказаться в центре внимания новообретенных родственников.

Кэсси в последний раз провела расческой по волосам и глянула в зеркало, оценивая эффект.

— Очень хорошо, — одобрила Миранда, переступая порог и придирчиво разглядывая макияж своей протеже. — Ты все схватываешь на лету, cara, а уж хорошенькая — глаз не оторвать!

Как всегда, похвала Миранды согрела ей душу. С тех пор, как Кэсси уехала из дома, Джоэл ни словом ни дал о себе знать. Неужели он напрочь позабыл о жене? Сердце девушки мучительно сжалось. Неужели муж и вправду за ней приедет, как повелела Миранда? Иногда бедняжке казалось, что этому не бывать никогда.

* * *

Семь дней превратились в десять; вторая неделя близилась к концу, и Кэсси уже не удивлялась, краем глаза подметив собственное отражение в зеркале или в витрине, и не гадала, кто же такая эта хрупкая, улыбающаяся красавица с нежной, кремового оттенка кожей, в ореоле густых, золотисто-каштановых волос.

Под ненавязчивым руководством Миранды девушка полностью обновила гардероб, обогатив его сапфирово-синими, медово-золотистыми и пастельных оттенков шелками. Бежевый цвет был объявлен запретным, равно как и все, отдаленно с ним схожие. С каждым днем уверенность девушки в своих силах росла и крепла; теперь, зная, что выглядит неплохо, Кэсси стала относиться к людям более сердечно и открыто. Продавцы в магазинах, от которых прежде бедняжка отпрянула бы в страхе, теперь приветливо улыбались гостье. Со временем девушка набралась храбрости и пару раз прошлась по магазинам сама, без Миранды, заодно поупражнявшись в итальянском языке.

Спустя три недели после приезда снохи во Флоренцию Миранда в первый раз упомянула о сыне.

— А Джоэл до сих пор не давал о себе знать? — осведомилась она как-то за завтраком.

Кэсси покачала головой. С враждебным молчанием Джоэла она уже примирилась. Вместе с новообретенной уверенностью пришло горькое осознание того, что даже теперь, когда она преобразилась до неузнаваемости, Джоэл вряд ли бросится к ее ногам. А нужно ли ей это? Да, Кэсси любила мужа всей душой, но ей требовалась любовь ответная: Джоэл должен оценить в ней личность, а не приукрашенный манекен.

— Не тревожься, скоро объявится, — заверила Миранда и проницательно добавила: — Если, конечно, тебе до сих пор этого хочется?..

— Я люблю его по-прежнему, — призналась Кэсси. — Но…

— Понимаю. — Миранда легонько коснулась ее руки. — Кэсси, мне ужасно приятно принимать тебя здесь, на вилле, и я надеюсь, что бы там ни произошло между тобою и Джоэлом, но во мне ты всегда будешь видеть по меньшей мере друга…

— Добрую фею-крестную, — заверила Кэсси, ничуть не погрешив против истины. Что бы там ни сулило ей будущее, в сердце у нее всегда останется уголок для Миранды, и для Нико, который не скупился на одобрения и похвалы при виде первых неуклюжих попыток девушки измениться к лучшему. Неудивительно, что Кэсси привыкла видеть в муже Миранды любящего, щедрого, славного дядюшку.

— Ты расцвела на диво: превзошла самые смелые мои ожидания! — сообщила Миранда. — Знаешь, в честь твоего “волшебного превращения” и дня рождения Нико мы устроим настоящий бал!

Прежде званые вечера и приемы внушали Кэсси безотчетный ужас, но теперь девушка с энтузиазмом занялась приготовлениями и охотно взяла на себя роль неофициальной секретарши Миранды. Она все больше восхищалась предусмотрительностью свекрови.

— Нам обеим понадобятся новые вечерние туалеты, — объявила Миранда, в последний раз проглядев список гостей. — Сад будет иллюминирован; так что и нам ради такого случая позволено превратиться в светлячков. Бернардо тоже приедет. Он звонил вчера из Брюсселя и клятвенно обещал не опаздывать.

— Вы хорошо ладите с пасынком? — осторожно осведомилась Кэсси, гадая про себя: что, если сын Нико воспринял новый брак в штыки точно так же, как и Джоэл?

— Замечательно ладим! — Глаза Миранды лукаво заискрились. — Должна предупредить тебя, Кэсси: Бернардо — очаровательный юноша, и притом ужасно влюбчивый…

— Но всерьез его воспринимать не стоит? — со смехом докончила фразу Кэсси.

— Бернардо тебе понравится, — заверила Миранда. — Если захочешь поупражняться в искусстве флирта, так лучшей мишени и желать нечего! — Видя смущение гостьи, мадам Фонтини весело рассмеялась. — Дорогая моя, каждая женщина обязана уметь флиртовать, ведь флирт — непременная часть женского обаяния, а Бернардо это ничуть не повредит. Собственно говоря, мальчишка давно заслужил хороший урок!

Весь день дамы бегали по магазинам в поисках достойных нарядов, и под конец заглянули в любимый салон Миранды.

Итальянские шелка изумительно шли к сапфирово-синим глазам и темным волосам Миранды, и Кэсси ничуть не удивилась, когда та остановила взгляд на переливчатом платье, словно вобравшем в себя все оттенки любимых лазурно-голубых тонов. Кэсси тут же зааплодировала удачному выбору.

— А теперь подыщем что-нибудь и для тебя, — заявила Миранда, выходя из примерочной. — Что-нибудь совсем особенное, единственное и неповторимое…

— Но ведь герой дня — Нико, а вовсе не я, — запротестовала было девушка, но погруженная в мысли Миранда даже не расслышала возражений.

— Я знаю подходящее местечко, — объявила она наконец. — Пойдем-ка!

Свекровь отвела Кэсси не в магазин, но в небольшое ателье в старой части города. Дамы поднялись по крутой винтовой лесенке. Дверь открыла миниатюрная брюнетка, и возбужденно затараторила что-то по-итальянски — так быстро, что Кэсси не разобрала ни слова.

— Синьора Тонли шьет платья всем нашим красавицам-новобрачным, милая Кэсси, — объяснила Миранда. — Заходи и дай на себя полюбоваться.

— Но я уже далеко не новобрачная, — запротестовала Кэсси, чувствуя себя слегка неуютно под испытывающим взглядом модистки.

— В Италии молодая женщина считается новобрачной в течение всего первого года замужества, cara. Джоэл бессовестно лишил меня возможности полюбоваться на невесту в день свадьбы, но…

— Мне бы не хотелось рядиться в белое, — пролепетала Кэсси. Ей очень не хотелось обижать Миранду, но кто знает, что у свекрови на уме…

Миранда расхохоталась от души.

— Нет, так далеко мы не пойдем, хотя… — Она быстро принялась втолковывать что-то синьоре Тонли, а та проворно извлекла карандаш и чистый лист бумаги и принялась набрасывать эскиз, то и дело оценивающе посматривая на Кэсси.

— Синьора Тонли и я сошлись во мнении, что светло-зеленый цвет просто создан для тебя! Он подчеркнет изумрудный оттенок глаз и персиковый румянец. Кроме того, итальянки избегают зеленых тонов: кожа у них слишком смуглая, видишь ли. А вот тебе и приблизительный фасон! — И Миранда протянула девушке рисунок.

Восхищенному взгляду Кэсси явилась фантазия в викторианском духе: рукава с буфами, высокая талия, пышная юбка с воланами, подхваченными крохотными букетиками искусственных цветов.

— Я никогда не отважусь надеть это! — возразила было девушка, но изысканная красота фасона уже запала ей в душу. Романтическая греза, а не наряд: такое бальное платье надевают раз в жизни! Еще совсем недавно, если бы кто-нибудь предложил ей примерить сей роскошный туалет, бедняжка сочла бы это жестокой, неумной шуткой. Во взгляде Кэсси отразилось смятение.

— Доверься мне, — тихонько прошептала Миранда, и, вспомнив о доброте и неусыпных заботах своей “волшебницы-крестной”, Кэсси покорно кивнула.

— Если вы полагаете, что все сойдет хорошо, — неуверенно протянула она.

— Хорошо? — Миранда возвела очи к небу. — Дорогая, ты произведешь сенсацию… ты будешь царицей бала, принцессой из волшебной сказки, обещаю тебе!

19
{"b":"3348","o":1}