ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Кэсси задремала, измученная тревогой и страхом. Наплывали страшные сны: Джоэл изранен, возможно, даже погиб. И во всем виновата она одна. Только она одна.

10

— Кэсси…

Приглушенный звук ее имени и легкое прикосновение пальцев к плечу разбудили спящую. В комнате было темно, тело онемело и застыло. Но в душе ярким огоньком затеплилась надежда.

— Джоэл? — пролепетала она. — Ты жив? — На глазах у Кэсси выступили слезы, слова не шли с языка. — Ох, слава Богу! — еле слышно шепнула она, и пальцы, стиснувшие ее плечо, заметно напряглись.

— Ты тревожилась?

Непривычные интонации голоса вернули Кэсси на грешную землю; она приподнялась и попыталась встать. И тут же вскрикнула от боли: ноги ее затекли и отказывались повиноваться; при каждом движении в кожу вонзались тысячи булавок.

— Кэсси… Спокойно, все в порядке… — Джоэл поддержал жену за талию, заставляя склонить головку к себе на плечо. — Тебе давно пора в постель, — упрекнул он, нахмурившись: даже в темноте Кэсси различала его мрачно сведенные брови. — С какой стати тебя угораздило уснуть здесь?

— Случайно… Я… Я тревожилась о тебе, — глухо созналась она. — Я… — Бедняжка невольно поежилась, вспоминая былые страхи, и Джоэл крепче привлек ее к груди.

— Я отнесу тебя наверх, — предложил он. — Ты же совсем продрогла.

Кэсси знала, что следует отказаться, но возможно ли противостоять искушению ощутить тепло его тела, на краткий миг оказаться в его объятиях? Молодая женщина закрыла глаза, вдыхая знакомый аромат лосьона; подхваченная круговоротом страсти, Кэсси осознала, что уже находится в спальне, только ощутив, как под нею прогибается матрас. Джоэл включил ночник, Кэсси отпрянула от яркого света и инстинктивно свернулась в маленький, тугой комочек, развернувшись спиной к Джоэлу и лампе.

— Так нельзя, — возразил Джоэл, и полусонной Кэсси показалось, что в словах мужа прозвучала забота и нежность. — Ты совсем заледенеешь… Дай-ка я…

Сильные руки перевернули ее на бок; Кэсси крепко-накрепко зажмурилась. Сказывались страх и нервное истощение; день и без того выдался не из легких, даже если не считать их тягостной ссоры. Впрочем, за эту травму благодарить остается только себя. По крайней мере, с Джоэлом ничего не случилось… При воспоминании о собственных кошмарных предчувствиях Кэсси задрожала и до боли вцепилась в запястье Джоэла, словно опасаясь навсегда утратить любимого.

— В чем дело? Свет слишком яркий?

Легче было согласиться, нежели объяснять, что за несказанное облегчение вызвало в ней возвращение мужа, уверенность в том, что Джоэл — жив и здоров. Кэсси просто кивнула, не открывая глаз.

И снова вокруг нее сомкнулась бархатистая тьма: Джоэл выключил лампу.

— Ну вот, так лучше? — шепнул он, и сердечко Кэсси сладко замерло.

Муж ублажает ее, точно любимого, балованного ребенка! Кэсси не уставала дивиться про себя: Говарда-младшего словно подменили, он и держится, и говорит иначе! Молодая женщина открыла глаза: Джоэл сидел на кровати рядом с ней.

— Джоэл…

— Ш-ш-ш, ни слова, — приказал он. — Ты же спишь на ходу. Дай-ка я помогу тебе раздеться.

Пальцы его ловко справились с пуговицами и застежками. Кэсси лежала недвижно, позволяя мужу делать, что хочет, убаюканная ласковыми прикосновениями его рук. В опустошенной душе не осталось иных чувств, кроме благодарности Провидению за то, что Джоэл жив.

Ночная рубашка из полупрозрачного шелка цвета морской волны холодила кожу, и Кэсси непроизвольно вздрогнула.

— Эта штукенция вряд ли тебя согреет, — отметил Джоэл, и натянутые до предела нервы отозвались, словно струны, на его низкий, с хрипотцой голос.

— Ее не для тепла придумали, — храбро отозвалась Кэсси.

— Тогда, пожалуй, не стоит ее надевать, верно? — Эти глуховатый интонации раздували в груди Кэсси настоящий пожар. Молодая женщина крепко зажмурилась, Джоэл откинул покрывала кровати, и она благодарно нырнула в уютное тепло. Простыни щекотали обнаженное тело, глаза слипались. Краем уха Кэсси услышала шорох, знакомый и вместе с тем непривычный. Затем снова потянуло сквозняком: это Джоэл приподнял покрывало во второй раз. Молодая женщина попыталась было воспротивиться.

— Все хорошо, Кэсси, — прозвучал ласковый, умиротворяющий голос. Сильные руки заключили ее в объятия, привлекли ближе, но молодая женщина возражать не стала. В дремотном полусне ей вовсе не казалось странным, что Джоэл оказался с ней в одной постели, согревает ее своим телом, успокаивает мерным биением сердца. Уже погружаясь в сон, Кэсси теснее придвинулась к мужу, блаженно посапывая и чувствуя, как уходит дневная усталость.

* * *

Молодая женщина проснулась рано, оттого, что непривычно-тяжелая рука Джоэла покоилась на ее груди, а ровное дыхание щекотало щеку. Она осторожно отодвинулась: в памяти тут же воскресли события прошлого вечера. И молча залюбовалась спящим. Осторожно коснулась темной щетины на подбородке, чувствуя, как жесткие волоски покалывают подушечки пальцев. Длинные, густые ресницы роняют тень, волосы спутаны… Словно ему не хватало Кэсси даже во сне, Джоэл нахмурился, подвинулся к ней, обвил рукой ее талию, одна теплая ладонь обхватила грудь. Он блаженно постанывал во сне, властно перекинув через нее одну ногу, притиснув ее к кровати. Как она любит мужа, и как несчастна эта любовь! Отчего Джоэл остался с ней прошлой ночью? Вздохнув, Кэсси попыталась себе представить будущее без него, и в груди пробудилась привычная ноющая боль. Молодая женщина склонила головку на плечо спящего: еще чуть-чуть — и губы ее коснутся сильной, мускулистой шеи. Именно так Кэсси и поступила. Язычок ее осторожно коснулся теплой, чуть пряной кожи, пальцы безотчетно поглаживали шелковистые завитки темных волосков на открытой части груди. Затрепетав, молодая женщина отпрянула от мужа, зная, что непременно выдаст свои чувства, если останется здесь. Но, стоило ей приподняться, как темные ресницы дрогнули, и сапфирово-синие глаза заглянули в смятенные зеленовато-карие.

— Еще, — тихонько прошептал Джоэл, пристально наблюдая за женой.

— Да ты не спишь! — возмутилась Кэсси, вспыхнув до корней волос. И нервно облизнула губы, на которых еще сохранился пряный привкус. Джоэл пожирал взглядом розовый кончик ее язычка, пальцы погрузились в волну каштановых локонов. Кэсси знала: сейчас муж ее поцелует, и надо бы отстраниться, но сил не было. И поцелуй его, поначалу легкий и ищущий, пробудил в ее душе целую бурю чувств, и молодая женщина жадно прильнула к Джоэлу, положила ладони ему на плечи. Уста их слились, сперва нежно, затем с нарастающей страстью; губы ее казались теплыми и покорными, Джоэл жадно теребил их зубами, причиняя легкую, сладкую боль, и в следующее мгновение исцеляя ее языком.

Но вот он крепче обнял жену, всей тяжестью притиснул ее к кровати, так что ее собственным рукам ничего не оставалось делать, кроме как обвиться вокруг него. Колючие волоски защекотали ее нежную грудь; дыхание Кэсси участилось, тело выгнулось в безмолвном приглашении, радуясь жадным прикосновениям его рук.

Едва ладошки ее скользнули по мускулистой спине к поясу, Джоэл глухо застонал, и Кэсси затрепетала в ответном отклике.

— Ласкай меня, Кэсси, — хрипло нашептывал он ей прямо в приоткрытые губы. — Хочу чувствовать твои руки, твой язычок…

И Кэсси самозабвенно отвечала, позволяя мужу уводить себя все дальше и дальше путями чувственных восторгов, вкладывая всю свою любовь в каждое прикосновение ладоней и губ. С уст его слетали хриплые стоны удовольствия, и Кэсси затрепетала в лихорадочном желании угодить мужу. Джоэл так силен, и в то же время так уязвим и чуток, отзывается на самое легкое касание ее руки…

Резкий звонок дверного колокольчика ворвался в уютный мир спальни. Вздрогнув от неожиданности, Кэсси застыла неподвижно и пристыженно отвела взгляд. Что подумает о ней Джоэл? Молодая женщина безотчетно отодвинулась на край постели и поспешила прикрыться одеялом. Выругавшись сквозь зубы, Джоэл выбрался из кровати.

28
{"b":"3348","o":1}