ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роскошный ресторан переливался цветными огнями. Метрдотель проводил молодых людей к заказанному столику, где уже дожидались родители. Изабелла Уильямс картинно расцеловала Кэсси в обе щеки, но девушка прочла во взгляде будущей свекрови холодную неприязнь, и еще — самодовольное торжество красавицы, гордой своим превосходством над некрасивой соперницей. При виде безупречного макияжа и роскошного шелкового платья миссис Уильямс, Кэсси в который раз остро почувствовала собственную неполноценность.

Едва сделав заказ, Изабелла возбужденно затараторила о приготовления к свадебному банкету.

— Оставь пустяки до другого раза, — бесцеремонно оборвал жену Ральф Уильямс. — Кэсси, мне хотелось бы назначить встречу между нашими бухгалтерами… — Он пустился в разглагольствования о банковских счетах и финансовых отчетах… и тут Кэсси внезапно почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.

Ощущение, что за ней наблюдают, оказалось настолько острым, что по спине пробежал холодок. Девушке отчаянно захотелось обернуться, но усилием воли она подавила страх и заставила себя прислушаться к словам Уильямса-старшего. Тот как раз принялся расспрашивать будущую сноху о состоянии дел в фирме, интересуясь, нет ли новых задумок. Кэсси уже собиралась сказать “нет”, — она терпеть не могла распространяться о своих замыслах, пока те не обретут некоторую определенность, как вдруг желание обернуться накатило с новой силой. И Кэсси уступила ему — не успев толком понять, что происходит. В следующее мгновение дыхание у нее перехватило: прямо на нее, не мигая, глядели знакомые, сапфирово-синие глаза. Джоэл Говард сидел за столиком у окна и пристально наблюдал за нею, не обращая внимания на болтовню своей белокурой подружки. Во взгляде его читалась с трудом сдерживаемая ярость, и девушка поневоле содрогнулась. Этот взгляд словно бросал вызов грому и молнии, сокрушал и испепелял непокорную на месте; а мишенью исступленного, неукротимого гнева стала она, Кэсси. Да, программистка знала, что своим категорическим отказом изрядно разозлила всемогущего Говарда, но подобного взрыва бешенства даже вообразить не могла! Прошло несколько долгих секунд, прежде чем девушке удалось отвести взгляд, и Питер успел заметить ее рассеянность.

— Джоэл Говард! — возмущенно воскликнул он. — И что ему здесь понадобилось?

Уильямс-старший резко развернулся и неодобрительно сощурился.

— На “Кэсситроникс” зубы точит! — Он проговорил это нарочито громко, чтобы конкурент услышал, и Кэсси заметила, как сапфирово-синие глаза потемнели от гнева, превратились в два кристалла иссиня-черного обсидиана. Страх, и еще что-то, чему не подберешь названия, всколыхнулись в ее душе. Девушка задрожала и до боли вцепилась в руку Питера. Бриллиант в кольце вспыхнул и запылал всеми цветами радуги, Джоэл Говард перевел взгляд на броское украшение, очевидно, впервые его заметив, и в следующее мгновение лицо его исказилось яростью — а затем губы сами собою изогнулись в брезгливой гримасе.

— Милый, да какая муха тебя укусила? Что это еще за свирепый вид? — капризно пожаловалась блондинка, перекрывая невнятный гул голосов.

Ответ Джоэла прозвучал не менее отчетливо, и от лица Кэсси отхлынули все краски. Не приходилось сомневаться, что жестокая издевка предназначалась именно для ее ушей.

— Я вовсе не злюсь, — заверил он подружку. — Я всего лишь размышлял о том, что есть на свете мужчины, готовые с потрохами продаться за выгодный контракт!

Блондинка кокетливо надула губки. Кэсси, не в силах отвести глаз, завороженно наблюдала за происходящим.

— А ты бы устоял? — лукаво осведомилась девица. Джоэл Говард снова обернулся к Кэсси: взгляды их скрестились, и в сапфирово-синих глазах девушка прочла презрение и насмешку.

— Цена слишком высока; есть вещи, на которые ни один уважающий себя мужчина не пойдет, — снисходительно протянул он, и Кэсси поняла: эти слова тоже адресованы ей. Джоэл Говард пренебрежительно окинул взглядом ее фигурку, и Кэсси, еще минуту назад бледная как полотно, вспыхнула до корней волос от унижения и ярости и с трудом сдержала нервную дрожь. Ральф Уильямс недоуменно изогнул бровь; вспомнив, что так и не ответила на последний вопрос собеседника, девушка весело и чуть громче, чем следовало, защебетала:

— Собственно говоря, я как раз работаю над новой игрушкой — это будет мой свадебный подарок Питеру. — Девушка лучезарно улыбнулась жениху, и, не особо вдумываясь в собственные слова, продолжила: — Если с этой задумкой мне повезет так же, как с последней моей лапушкой, она принесет тебе не один десяток новехоньких “Мерседесов” — и с гаражами в придачу!

В обычной ситуации Кэсси пришла бы в ужас от собственного поведения, первая возмутилась бы подобной опрометчивостью, но сейчас ей хотелось только одного — стереть с физиономии Джоэла Говарда эту издевательскую ухмылку, отплатить наглецу его же монетой, осмеять его и унизить. Владелец “Говард Электроникс” открыто и ясно дал ей понять: она, Кэсси, купила себе мужа за деньги, но ни одной женщине не удастся купить его, Джоэла!

Ужин пролетел незаметно: Кэсси, во власти странного оцепенения, с трудом сознавала, что происходит. Она отрешенно пила шампанское и невпопад отвечала на тосты в честь ее помолвки. Потом жених и невеста потанцевали немного; но, хотя Питер крепко прижимал к груди свою избранницу и нашептывал ей на ушко слова благодарности по поводу обещанного подарка, мысленно девушка была не с ним. Джоэл Говард танцевал со своей дамой, и Кэсси не сводила с них глаз. Блондинка едва доходила до плеча партнера, каждое их движение дышало томной страстью, словно на ложе любви… Любовные утехи у них впереди… Голова у Кэсси шла кругом; в объятиях Питера она дрожала от холода, до глубины души возмущенная направлением собственных мыслей. Откуда в ней это извращенное любопытство, это нездоровое желание подглядывать за чужой личной жизнью? Что такого заключено в этом Джоэле Говарде, с какой стати он будит в ней чувства столь постыдные, уводит ее за пределы логики и разума в мир, где правят одни эмоции?

Наконец, девушка облегченно перевела дух: настало время уходить. Она дожидалась Питера в фойе… как вдруг железные пальцы до боли стиснули ее плечо. Кэсси похолодела: даже не оглядываясь, она отлично знала, кто стоит за ее спиной.

— Зачем ты выходишь за него замуж?

В вопросе прозвучало неприкрытое презрение, и девушка не замедлила с ответом.

— А мне казалось, ты и сам все понял! Я покупаю себе мужа. Питер весьма недурен собой.

— Неужто настолько хорош, чтобы компенсировать в твоих глазах потерю “Кэсситроникс”? — Теперь Джоэл откровенно издевался над ней: дескать, кто-кто, а он отлично знает, зачем Питер на ней женится. Кэсси захотелось ударить собеседника, оскорбить его, опорочить. Ведь Джоэл больно ранил ее, дав понять, что, если бы не фирма, Питер даже не взглянул бы на такую дурнушку. Да, сама она об этом прекрасно знает, но услышать унизительную правду от Джоэла Говарда — совсем другое дело! И тут Кэсси сообразила, какой довод заденет собеседника всего сильнее.

Девушка изобразила пародию на улыбку.

— Конечно, нет, но если я стану женой Питера, тебе не видать “Кэсситроникс” как своих ушей, так что сделка того стоит!

Прежде чем Джоэл успел возразить, Кэсси решительно высвободилась и на негнущихся ногах поспешила навстречу жениху: Питер как раз возвращался из гардероба с ее плащом. Уже оказавшись у двери, Кэсси, поддавшись неодолимому искушению, в последний раз обернулась на Джоэла Говарда. В лице противника она прочла неумолимую решимость, пошатнулась и с трудом устояла на ногах: этот холодный, жестокий взгляд не сулил ничего доброго. Она-то считала себя победительницей, да только вот недруг сдаваться не собирается! Джоэл Говард по-прежнему надеется прибрать к рукам “Кэсситроникс”, с ее согласия или без такового, — и, похоже, готов на все!

Усевшись в машину, девушка с трудом подавила малодушное желание броситься жениху на шею и умолять его, чтобы свадьба состоялась уже завтра. Но Кэсси решительно взяла себя в руки, повторяя, что не след идти на поводу у собственных эмоций. Ну чем сможет повредить ей Джоэл Говард? Ничем, ровным счетом ничем.

4
{"b":"3348","o":1}