ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шепотки на соль
Вражья дочь
Пеппи Длинныйчулок (сборник)
Нейрокомандор. Книга 2. Пси-Фактор. Планеты дезертиров
Леди Несовершенство
Тобол. Много званых
Доктор, я счастлив? Небанальные советы психотерапевта
Увековечено костями
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
A
A

Почему так быстро, на пределах возможного, стучит ее пульс, а удары сердца отдаются где-то в горле? Почему она внезапно почувствовала странную, острую, головокружительную необходимость еще теснее прижаться к мужчине — так, чтобы буквально впечататься в его тело? Почему, помимо ее воли, в горле клокочут мягкие страстные поскуливающие звуки?

— Стивен…

Попытка протестовать была ошибкой, поняла она секунду спустя после того, как раскрыла губы, но не смогла проронить ни звука: не дав ей и слова вымолвить, Стивен воспользовался растерянностью девушки и вновь накрыл своими губами теперь уже открытый рот Валери. Удерживая его в таком состоянии прижатым к подбородку большим пальцем, он медленно провел по нему кончиком своего языка.

Это движение подействовало на нее гипнотически. Надо попытаться остановить его, а она… она…

Под закрытыми веками внезапно вспыхнул отчетливый образ пары, целовавшейся на телевизионном экране. И тут Стивен, словно прочитав ее мысли, стал целовать Валери именно так — быстрыми неистовыми поцелуями, перемежающимися долгими и нежными, почему-то заставлявшими девушку беспомощно льнуть к нему.

Ей казалось, что она плывет по течению, захваченная потоком неведомых чувств, поглотивших ее без остатка. Тело как будто пронзал слабый электрический ток, Стивен действовал на нее так, как никогда не действовал кто-либо иной. Стивен рукой ласкал ее затылок, в то время как его язык приступил к медленному чувственному исследованию ее рта.

Его язык!

Уже на грани обморока Валери впилась ногтями в руки Стивена, каким-то образом умудрившись собрать остатки сил и оторвать от него губы.

— Ты не должен был этого делать! — воскликнула она, когда немного пришла в себя, со стыдом ощущая свой яркий румянец и прерывистое дыхание.

— Да, не должен, — неожиданно согласился он. Лицо его было мрачным.

Стивен признает, что был не прав?! Как в это поверить? Как поверить и в то, что она, Валери Росленд, с такой страстью отвечала на его поцелуи? На самом деле она и не должна этому верить, поспешила успокоить себя девушка. Нужно вообще забыть о том, что здесь случилось!

Она бросила встревоженный взгляд на Стивена, который, отойдя к окну, встал к ней спиной.

— Завтра мы опять отправимся по магазинам, — неожиданно произнес он. — И на этот раз… — Помедлив, он продолжил: — Если ты хочешь, чтобы к тебе относились как к женщине, Валери, ты должна и одеваться соответственно.

Какое счастье — он избегает упоминать о случившемся между ними! Даже не пытаясь возражать ни против новых планов, ни против комментария, которым Стивен сопроводил свое заявление, Валери коротко кивнула.

Да, те часы, которые она провела, упорно заставляя себя наблюдать за людьми, не прошли для нее даром! Неожиданно для себя Валери пришла к предварительному выводу: помимо тех двух, абсолютно противоположных, типов женской одежды, о которых она знала раньше, существуют и другие.

Например, как-то она обратила внимание на очень привлекательную женщину, облаченную в великолепно сидящие джинсы, безукоризненно белую рубашку и пастельного цвета блейзер, даже по виду поразительно мягкий на ощупь. Обратила внимание и тут же задала себе грустный вопрос: а что было бы, носи она сама подобную одежду с такой же непринужденностью?

Она видела и других красавиц — в нарядах, которые Валери, разумеется, никогда бы не надела, — коротких узких юбках, обтягивающих блузках, — но все они держали себя с той же непринужденностью и легкостью, которых, как опасалась Валери, ей самой никогда не достичь.

Стоит взглянуть правде в глаза: она всегда носила одежду не столь практичную, как уверяла всех, сколь, как выяснилось сейчас, скрывающую, защищающую ее.

Валери так и не поняла, откуда взялась эта незнакомая, робкая тоска по чему-то иному, по тому, чтобы стать иной, — и это нервировало и тревожило девушку. Впервые с тех пор, как начала взрослеть, она осознала внутреннюю необходимость предпринять что-то для обретения женственности, а ведь раньше она так упорно отталкивала эти мысли.

Два часа спустя, когда Стивен все еще допытывался, что она почерпнула из купленных книг, Валери почти забыла о тех волнующих страстных моментах, которые провела в его объятиях. Сообщая Стивену усвоенную информацию, она сама с удивлением обнаружила, сколь многому научилась. Но если ее успехи и произвели на учителя какое-то впечатление, то он это тщательно скрывал. Лицо его оставалось бесстрастным, взгляд был направлен куда-то в сторону, и весь он казался Валери каким-то далеким и отсутствующим.

Только когда она с ужимками продемонстрировала технику своих занятий перед зеркалом, о которой прочитала в книге, он, казалось, сосредоточил наконец на ней свое внимание, но судя по вспышке злости, мелькнувшей в его глазах, ее достижения отнюдь не обрадовали наставника.

— Стивен…

Она инстинктивно протянула руку, чтобы дотронуться до него, не отдавая себе отчета ни в том, сколь много ее острый ум извлек из чтения, ни в том, как новые сведения уже отразились на ее походке, манере разговора, улыбке. Десять дней назад Валери бы и подумать не смела о том, чтобы прикоснуться к Стивену или любому другому мужчине — в особенности к Стивену — с целью привлечь его внимание, а сейчас сделала это столь естествейно, словно всю жизнь только так и поступала.

Насмешливо улыбнувшись, Валери сказала: — Тебе тоже не мешало бы прочитать эти книги. Предполагается, что ты должен ответить на это… — она снова легко коснулась его и придвинулась поближе, подарив еще одну насмешливую улыбку, — особым взглядом и движением по направлению ко мне…

— Это на Роберте ты должна отрабатывать приемы соблазнения, а не на мне! — отодвигаясь, резко заметил Стивен. — Думаю, нам лучше пожелать друг другу спокойной ночи… Через полчаса, возвращаясь домой, Валери испытывала странное ощущение какой-то незавершенности и разочарования. А чего же ты ожидала? — издевалась она над собой. Ведь не похвалы же от Стивена? Для этого ты слишком хорошо его знаешь. Сколько она себя помнила, а уже с подросткового возраста тем более, Стивен только тем и занимался, что критиковал ее.

Когда Валери ушла, Стивен налил себе большой стакан виски. Он не был любителем спиртного, но в данный момент…

Во что же его угораздило вляпаться? И почему? Он покачал головой в припадке самобичевания. На самом деле ему не было нужды задавать себе этот вопрос. До сегодняшнего вечера Стивену удавалось убедить себя, что его мотивы, если не на сто, то уж, по крайней мере, на девяносто девять процентов чисто альтруистические. То, что случилось сегодня вечером, развеяло остатки самообмана.

Он отлично помнил, как часто приходилось сжимать зубы, чтобы не поссориться с братьями Росленд, его друзьями, из-за их отношения к Валери. Нельзя сказать, чтобы парни хотели обидеть сестренку или причинить ей вред. Но они получили такое воспитание, что невольно не позволяли девочке развиться во взрослую женщину, уверенную в своей женственности и сексуальности. Он все это видел, понимал, но… он-то не был братом Валери!

Выругавшись про себя, Стивен налил себе еще порцию виски, и устроился в одном из кресел, стоявших близко к огню, откинув голову и закрыв глаза.

Он до сих пор отчетливо помнил тот день, тот час и то мгновение, когда понял, что в действительности чувствует к сестренке своих друзей. Тогда, отправившись на свидание, он, вместо того чтобы наслаждаться обществом своего очередного увлечения — очаровательной блондинки, постоянно сравнивал ее с Валери, чувствуя, что лучше бы ему было остаться у Рослендов и наслаждаться язвительным остроумием дерзкой девчонки Валери.

Как-то он кружным путем пришел на ферму, чтобы повидать Майкла. Дверь в кухню была открыта, и он вошел без стука. Зазвонил телефон на кухне, и он услышал звук открывшейся наверху двери, а затем по лестнице бегом спустилась Валери в купальном халатике, наспех наброшенном на мокрое и совершенно голое тело, четко просматривающееся сквозь тонкую ткань.

11
{"b":"3349","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыжее несчастье для босса
Двойчата
Я – богиня любви и содрогания
Сам себе психотерапевт. Как изменить свою жизнь с помощью когнитивно-поведенческой терапии
Последний поворот на Бруклин
Швейцарская кухня. Не только рецепты
Практические основы кулинарного искусства. Краткий популярный курс мясоведения
Мемуары оборотней
Искусство на десерт. Книга рецептов от уникального кондитера современности